Новости

Новый Рим в свете старого: куда приведет примат Вселенского патриарха

Как Константинопольский патриархат насаждает свое первенство в православном мире.

«А говорил в сердце своем:
"взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой
и сяду на горе в сонме богов, на краю севера;
взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему"»

(Исаия 14: 13-14)

Основной и главной причиной, которая постепенно привела Поместную Церковь Старого Рима к расколу и отдалению от Церкви Христовой и превратила ее в антихристианскую синагогу [1], было учение о «Примате папы» [2].

Эта необоснованная претензия характерно проявилась в случае с «болгарским вопросом» (864-879 гг.). Князь болгар Борис, который был крещен в христианство в 864 с именем Михаил, попросил Константинопольский патриархат (миссионеры которого христианизировали Болгарию) о создании собственного Болгарского Патриархата, что не принял тогдашний патриарх Константинополя Фотий Великий.

 

 

Тогда болгары обратились к тогдашнему Папе Римскому Николаю I, который послал двух экзархов (Епископа Популании Павла и Порто Формозо) и учредил бы Болгарский Патриархат, если бы не возникло расхождения между ним и князем Борисом-Михаилом в отношении личности нового патриарха.

Это было вмешательство в Болгарскую Церковь, которая являлась канонической территорией Константинопольского патриархата [3]. Хотя это вмешательство пытались оправдать на основании того, что Болгария входила в Восточную Иллирию, надзор за которой Папа Римский отвоевал во время иконоборчества. Но по существу это было выражением соответствующих взглядов на «примат папы». Церковь синодально справилась с «болгарским вопросом» и было решено, что Церковь Болгарии относится к юрисдикции Константинопольского патриархата [4].

В наше время, к сожалению, мы переживаем не просто похожий, а совершенно идентичный случай с неизвестным пока исходом. Только в этом повторении истории главный герой – тогдашняя жертва, Константинопольский патриархат.

Перед нами стоит «украинский вопрос», который развивается следующим образом: бывший Президент Украины Петр Порошенко, не обращаясь в Московской Патриархат, к юрисдикции которого последние века принадлежит Церковь Украины, попросил патриарха Константинопольского Варфоломея даровать автокефалию. Но не для канонической Церкви Украины, а для раскольнических групп, которые узурпировали ее название.

В сегодняшнем повторении истории главный герой – бывшая жертва, Константинопольский патриархат.

Константинопольский патриарх послал в Украину двух экзархов – архиепископа Памфилийского Даниила и епископа Эдмондского Иллариона – и в конце концов незаконно выдал Томос об автокефалии.

Это вмешательство в Украинскую Церковь, которая является канонической территорией Московского Патриархата [5]. Хотя это вмешательство и пытались оправдать на том основании, что когда-то Украина принадлежала как Киевская митрополия Константинопольскому патриархату. И это «по сути является выражением невиданных взглядов на "примат Константинопольского патриарха" в Православной Церкви».

В прошлом отдельные лица спорадически выражали подобные взгляды. Например, Макарий Анкарский и Николай Мефонский – с целью борьбы с «приматом папы римского». Но православные их не приняли и раскритиковали как преувеличенные и «далекие от истины» [6].

Но в наше время предпринимается попытка теологического обоснования этой ереси. Ее главный выразитель, называемый «правой рукой» Константинополя, – митрополит Иоанн Зизиулас Пергамский. Утверждая, что и в Святой Троице есть «первенство Бога-Отца» (позиция, которую даже паписты не осмеливались выразить), он пытался установить своеобразный епископоцентризм, который изменяет чисто христоцентричный характер Церкви, поскольку устанавливает ее единство «в лице епископа», а не Христа. Ересь, которая противоречит учениям святых отцов [7]. Эта теория распространяется еще дальше, поскольку, помимо первоиерарха каждой Поместной Церкви, должен существовать и «первый среди первых (а не среди равных)», как указывает ученый святогорец, анализируя эту ересь [8].

 

 

К сожалению, вышеупомянутая ересь – не просто личное мнение одного богослова, ее официально приняли несколько ортодоксальных богословов [9] и официально выражает Константинопольский патриархат. Сам патриарх Варфоломей, пытаясь оправдать дарование автокефалии украинской неканонической Церкви, заявил следующее: «Эта высочайшая ответственность возложена Божественными и Священными Канонами только на первопрестольную Константинопольскую Церковь, поскольку ее предстоятель является первым среди православных» [10].

Однако Православная Церковь отвергает такие позиции как еретические. Она более тысячи лет боролась с понятием «примата» в лице папы, поскольку испытывала антипатию к самому этому принципу [11]. Какой бы епископ – будь то Римский, Константинопольский, Иерусалимский или любой другой – не решил возвысить себя в положение первого, Она бы его раскритиковала и отвергла.

К сожалению, ересь о первенстве одного иерарха в Православии – не просто личное мнение одного богослова, ее официально выражает Константинопольский патриархат.

В XVI веке лютеранские богословы Тюбингена обратились к тогдашнему патриарху Константинопольскому Иеремии II Траносу с опасением, что они встретят соответствующего «папу» и на Востоке. Патриарх заверил их: «Существует же равенство среди четырех патриархов, как истинно приличествует христианским пастырям. Ибо никто же из них не возвышается над другими и никто из них не имеет притязаний называться главой Вселенской Церкви» [12].

И св. Мелетий Пигас, Патриарх Александрийский, в своем знаменитом труде «О том, что есть истинная Католическая церковь и кто является ее подлинным главой и против верховенства папы римского», объясняет, почему первенство в Церкви имеет только Христос. И осуждает говорящих, что должен быть кто-то, кто бы превосходил других [13].

Как замечал покойный архимандрит Георгий Капсанис, «Принятие первенства юрисдикции в Церкви в целом, то есть чтобы один епископ был главой и началом всей Церкви, даже если он обременен служением, является богохульством пред лицом Христа как единственного Главы тела Церкви. Примат юрисдикции является переворотом православной экклезиологии, согласно которой выше всех епископов находится Вселенский Синод. На нем предвосседает в любви римский епископ, как равный своим епископам, но посредине епископов возлежит Святое Евангелие как символ присутствия Христа, единственного Главы всей Церкви» [14].

Не нужно быть пророком, чтобы понять, куда приведет одержимость «Приматом Вселенского Патриарха». Туда, куда эта одержимость привела Люцифера и Папу Римского: к падению и потере.

 

 

 Николаос Маннис

 

Примечания

[1] «Старый же Римский Собор был апостольской, православной и католической (в смысле всеобщей – Ред.) Церковью, а новый есть отступническая, инославная, еретическая и антихристианская синагога»(Николай Дамалас, профессор университета, «О принципах», Лейпциг, 1865 г., с. 163).

«Его системой было христианство не как учил Христос, а искаженное и совершенно неузнаваемое, насколько, что напоминало религию антихриста» (Фотис Кондоглу «Великий Инквизитор», газета «Свобода», 15.3.1964, с. 5).

[2] «Основную причину великого раскола Церквей Востока и Запада (1054 г.) следует искать как в папском примате, который укрепился псевдо-исидорийскими положениями, так и в папских притязаниях навязать себя всей Церкви» (Влассиос Фидас, профессор университета, «История Церкви ΙΙ», Афины, 1994 г., с. 95).

[3] Так как Болгария распространялась преимущественно на старую Администрацию Фракии, которая была подчинена Константинопольскому патриархату 28-м правилом IV Вселенского Собора.

[4] Это, естественно, они не приняли и провозгласили лишь Соборы при Фотии Великом (Эндемик 867, VIII Вселенский 879), но и незаконный Собор 869 г.!

[5] Протоиерей Феодор Зисис, профессор университета, «Украина является канонической территорией Русской Церкви».

[6] Святой Никодим, «Пидалион», ссылка на 9-е правило IV Вселенского Собора.

[7] «Единство Церкви не основывается и не заключается в едином лице одного из апостолов, но в лице Спасителя нашего Иисуса Христа, который есть Глава Церкви» (Святой Нектарий «Историческое исследование причин раскола», Афины, 1911 г., с. 69).

[8] Иеромонах Хризостом Кутлумусьянос «Лицо и Примат».

[9] Доктор медицины (и студент богословия отца Иоанна Романидиса) Георгий Каралис, в относящихся к нашей теме собственных текстах, метко называет их «приматоманами».

[10] «Вселенский патриарх: "Сила Великой Церкви не светская"».

[11] «И никто пусть не думает, что это, как говорят, отвратительно для римского двора. Но ее инновации и нововведения мы смело контролируем и предотвращаем» (Святой Мелетий Пигас «Церковный маяк», 57, 1975 г, с. 621).

[12] Кармири Иоанну, профессор университета, «Догматические и символические памятники», том II, изд. II, Австрия, 1968 г., с. 560.

[13] «Но и этих дьяконов и меж ними дьяконы, один (говорит) должны иметь верх над всеми и, действительно, его называют "диаконской главой". Но даже и для них один Христос есть начало и глава всех, дабы Христос, согласно Апостолу, был первым во всем и среди всех» (Том Радости, 1705 г., с. 577).

[14] Текст Равенны и примат Папы.