Новости

О Хрущеве. Два мнения

1. Третий лидер Союза. Хрущев – человек и секретарь. Василий Стоякин     

 

Политическое устройство Советского Союза было очень сложным. Соотношение легальной, не вполне легальной и совсем нелегальной власти производит шокирующее впечатление на неподготовленного наблюдателя. Но советский человек всегда знал, кто у нас начальник партии

Так, все советские люди знали, что третьим лидером СССР, после Ленина и Сталина, был Никита Хрущёв. И неважно, какие должности он занимал, — первый и всё тут… Но в 80-е годы его фамилии уже не было в школьных учебниках, а в кадрах кинохроники со встречи Гагарина в Москве его аккуратно вырезали.

Хрущёв был яркой личностью и для описания его многообразной деятельности нужна солидная монография, а уж оценки и споры вокруг плодов его правления уже сейчас занимают сотни томов.

В общем, если подогреть обсуждение личности Хрущева ещё одной статьей, большого греха в этом не будет. 
Попытаемся дать оценку некоторым расхожим суждениям, касающимся деятельности Хрущёва.

 



 

 

1. Хрущёв — антикоммунист, подорвавший основы советского строя

В этом суждении есть доля истины: говоря объективно, «секретный доклад» делегитимизировал советскую систему. В основе «мифа компартии» лежал христианский принцип: священник может ошибаться, но церковь — никогда. Хрущёв поставил под вопрос правоту партии. 
Последующие попытки десталинизации, предпринятые Брежневым, эффекта не дали. Крах советской системы действительно во многом был следствием хрущёвской оттепели.

Но антикоммунистом Хрущёв, конечно, не был. Существует даже точка зрения, что на смену рационально мыслящим Сталину и Берии пришёл идейный коммунист Хрущёв. Правда, с невысоким уровнем теоретический культуры.

Взять хотя бы экономическую политику. При Сталине в СССР существовал значительный кооперативный сектор. Причём включал он в себя не только колхозы, но и производственные артели, в том числе — участвовавшие в выполнении государственного оборонного заказа.
Хрущёв всё это «пустил под нож», исходя из того, что ведущей формой собственности в социалистическом государстве должна быть общенародная. Отсюда — ликвидация кооперативов, перевод колхозов в совхозы и т.п.

Хрущёв, конечно, хотел сделать больше социализма, но происходило это из теоретической малограмотности. Кооперативы в советской системе ведь не просто так появились — кооперация исключает эксплуатацию… Кстати, позднейшие, горбачевские «кооперативы» кооперативами в основной своей массе не были. А вот государственная форма собственности перед кооперативной особых преимуществ всё же не имеет.

Возвращаясь к «секретному докладу», стоит отметить, что Хрущёв просто не просчитал глобальных последствий десталинизации. Он решал частные задачи победы во внутрипартийной борьбе, смены элит, легитимизации своей власти и т.п. В общем, действовал как политик, а не государственный деятель.

2. Хрущёв реабилитировал невинно осуждённых

С формальной точки зрения, если иметь в виду, что реабилитация — полное восстановление в правах, то всё так и было. Но дьявол, как всегда, кроется в деталях.

Чтобы реабилитировать невинно осуждённого, надо сначала убедиться, что он осуждён невинно. Во время хрущёвской и, позднее, горбачевской реабилитации никто доказательствами невиновности себя не отягощал.

В случае несудебной расправы, через «особые совещания» не по статьям УК, а по непроизносимым аббревиатурам типа ЧСИР, такая практика, возможно, оправдана. Но ведь в большинстве случаев репрессии осуществлялись в соответствии с действовавшим тогда уголовным правом, бывало, что и на открытых процессах, собирались какие-то доказательства… В ходе реабилитации всё это было чохом отброшено.

И речь ведь не идёт о том, были ли покойные нравственными людьми. В конце концов, Тухачевского судили не за то, что он травил газами тамбовских крестьян. Но даже по поводу тех конкретных обвинений, которые рассматривались судом, ясности нет.

Конкретный пример — автор романа «Чёрные камни» Анатолий Жигулин. Он, конечно, в своей биографии кое-что приукрасил, но судили его за вполне конкретную вину — создание подпольной, глубоко законспирированной организации. Организация эта не была антисоветской и даже антисталинской, но, простите, даже в демократической стране создание такой организации должно вызвать обеспокоенность правоохранительных органов. И что же? Несмотря на наличие совершенно определённой вины, которая была признана всеми участниками организации, их всех реабилитировали…

3. Хрущёв отдал Крым Украине

Тут целых три возражения.

Во-первых, передача региона в рамках СССР от одной союзной республики в другую — даже менее существенная операция, чем изменение границ субъектов федерации. Чисто административное решение. Приравнивать события 1954 и 2014 годов просто некорректно.

Во-вторых, в 1954 году Хрущёв был первым лицом только формально. Фактически он был «первым среди равных» и пост занял сугубо в силу своей относительной безобидности (его в ЦК полагали клоуном). Принять столь важное решение в одиночку, исходя из своих симпатий к Украине, он не мог.

В-третьих, не могло принять такого решения и всё коллективное руководство СССР. Просто для подготовки такого решения не было времени.

Очевидно, в случае с Крымом имело место реализация плана, который был разработан, согласован и принят к исполнению ещё при Сталине, а сама реализация была подогнана под круглую дату.

Зачем это нужно было Сталину — вопрос совершенно отдельный. Тут есть много версий, но напрашивается самая простая — передать полуостров под административное управление сопредельной территории было решено просто из-за более лёгкой связи.

 

 



 

Третий лидер Союза. Хрущев – человек и секретарь

© РИА Новости, В. Лебедев | Перейти в фотобанк

 

 

4. Хрущёв испортил отношения с Китаем

Современные дипломаты утверждают, что поездка Хрущёва к Мао Цзэдуну в 1954 году была грубейшей ошибкой. Он не должен был ехать первым и не должен был отдавать КНР советскую инфраструктуру на Дальнем Востоке (военные базы, КВЖД и др.).

Подобные шаги не только на Востоке считаются проявлением слабости и вторичности. Достаточно вспомнить, что на Украине инициативу России по заключению Минских соглашений расценивают как признание военного поражения. А ведь Украина — страна европейская и маленькая, без имперских комплексов, свойственных Китаю.

Естественным образом Мао начал считать себя первым лицом мирового коммунистического движения и совершенно искренне не понимал, почему Москва ему не подчиняется. Естественно, он негативно воспринял политику десталинизации, но не столько даже потому, что был дальновиднее Хрущёва (как показал опыт «большого скачка» — не был), сколько потому, что эта инициатива не была согласована с ним.

Так что да — испортил.

5. Поставил мир на грань ядерной войны

Причём даже не один, а два раза — во время Берлинского и Карибского кризиса.

В случае с Берлинским кризисом причина, очевидно, была в неуступчивости западных союзников, которые совершенно определённо начали курс на демилитаризацию Германию. Ценой этого был отказ от её объединения. Почему-то нет никаких сомнений, что в современной Германии не помнят о позиции СССР относительно территориальной целостности Германии…

Так или иначе, но основы конфликта были заложены ещё при Сталине. К кризису привело формирование на основе западных зон оккупации Западного Берлина.

Инициатором Карибского кризиса вообще стали США, разместившие в Турции ракеты средней дальности, угрожавшие европейской части СССР. Кубинская авантюра Хрущёва была ответом на действия американцев и, что характерно, хотя игра была на грани фола, закончилась она успехом — по итогам кризиса американские ракеты были из Турции отведены.

В общем, в обоих случаях валить вину только на советскую сторону нельзя. Скорее США, имеющие больший военный потенциал, сознательно шли на обострение, а советская сторона реагировала.

6. Вывел СССР в космос

И спутник, и первый пилотируемый космический полёт были осуществлены при Хрущёве, но стартовала советская космическая программа при Сталине.

Королёв начал работу по ракетному направления в 1945 году, а в 1954 году начал проектирование легендарной «семёрки», которая используется как ракета-носитель по сей день (что, кстати, многое говорит о современном состоянии космонавтики).

Надо отдать должное Хрущёву в том, что он не только продолжил разработку военных ракет, но и дал возможность развёртывания космической программы, чья практическая ценность была сомнительна. Похоже, Никите Сергеевичу не была чужда некоторая мечтательность.

7. Запустил не только спутник, но и сельское хозяйство

— Как называется причёска Хрущёва?
— Урожай 1963 года…

С сельским хозяйством у Никиты Сергеевича не заладилось, хотя он многое пытался сделать в этом направлении. Для примера:
— разделение партийных комитетов на промышленные и сельскохозяйственные (зачем это было сделано, до сих пор непонятно);
— колхозы в массовом порядке преобразовывались в совхозы (у государства просто не хватило средств на стандартизацию);
— после визита в США было начато массовое использование кукурузы, в частности — в неподходящих для неё климатических условиях (как ни странно, этот опыт оказался скорее полезным — для животноводства);
— начато освоение целины (кончилось всё плохо, поскольку подняв целину, забыли об укреплении почв; правда, именно в Казахстане было начато массовое выращивание твёрдых сортов пшеницы);
— сотрудничал с Трофимом Лысенко (его имя долго поливалось грязью, но его успех среди советского руководства был связан с тем, что он в срок выполнял порученные ему задания).

Так или иначе, но сельское хозяйство оставалось больной точкой СССР до самого его распада.

Резюме

Список героических, странных и откровенно неправильных деяний Хрущёва можно продолжать. Нам, впрочем, достаточно помнить, что на нём героический период истории советской цивилизации закончился и началась инерционная фаза. Пике, из которого СССР так и не удалось выйти.

 

2. О Хрущеве, реабилитированных и космосе. В чем я не согласен со Стоякиным. Захар Виноградов

Фигура Хрущева - одна из самых спорных в истории Советского Союза. И величественная, и смешная. И как следует из заметок моего коллеги Василия Стоякина, крайне неоднозначная. В день 125-летия Хрущева приходится констатировать, что мы многое не понимаем в жизни и судьбе первого секретаря ЦК КПСС, подарившего стране "оттепель" и "реабилитанс"

Не будучи историком, я никогда не взялся бы спорить и оценивать исторические заслуги, промахи, роль и место Хрущева в истории. Но заметки моего коллеги Василия Стоякина о Хрущеве скорее публицистические, чем исторические. И поэтому я хотел бы обратить внимание на некоторые неявные передержки в его рассуждениях.

Впрочем, если быть до конца честным, то не только и, пожалуй, даже не столько это заставило меня писать заметку про Хрущева. Тут есть важный для меня личный мотив, который невозможно просто так перешагнуть.

Так получилось, что меня назвали в честь деда Захария, который был расстрелян 12 октября 1938 года в Одесском НКВД. Когда меня еще пускали на Украину, я был в этом здании и даже прочитал тонкую папку — дело Захария Наумовича Сахарного, заведующего отделом пропаганды и агитации Одесского обкома КПСС, арестованного 7 мая 1938 года, осужденного к смертной казни 12 октября того же года так называемой "тройкой" и в тот же день расстрелянного в той же самой тюрьме НКВД.

У моего деда нет могилы. После расстрела их всех, осужденных и уже расстрелянных, хоронили в каких-то оврагах за городом, просто закапывая в ямы.

Когда его арестовали, ему было 30 лет. После него осталась жена (25 лет) и моя мама, которой тогда было 7 лет. На следующий день после его ареста они вынуждены были покинуть квартиру на улице Ольгинской в Одессе, в которой проживали. Просто ушли с носильными вещами и документами (то, что разрешили с собой унести) на улицу.

Понятно, что никто не хотел их приютить — без денег, без вещей, к тому же ЧСВН (члены семьи врага народа). Они все же нашли угол у одного из родственников и так прожили, мыкаясь по чужим квартирам, еще 20 лет. Потому что только в 1956 году они получили бумажку, из которой следовало, что их "муж и отец посмертно реабилитирован в связи с отсутствием состава преступления". Из этой же бумажки (четверть страницы формата А4) они узнали, что он был расстрелян в октябре 1938 года. Хотя вплоть до войны от моей бабушки в тюрьме НКВД принимали передачи для моего деда — нехитрую снедь и вещи по погоде…

Именно реабилитация Хрущева позволила моей маме и бабушке стать полноправными членами общества и еще через несколько лет получить комнату в коммуналке, в которой, собственно, к тому времени уже родился я, названный мамой в честь моего деда, которого я знаю только по двум фотографиям, сохранившимся с 1938 года.

Поэтому некоторые полемические, с точки зрения коллеги Стоякина, черты характера и особенности политики Никиты Хрущева имеют лично для меня совсем не исторический и даже не полемический, а трагический фон. Но я не буду углубляться в то дело 1938 года, хотя и изучил его. Все-таки мы говорим о Хрущеве. И поэтому я хочу выделить всего лишь три, на мой взгляд, важных момента в заметках Василия Стоякина.

1. Например, о реабилитации невинно осужденных, которая автором рассматривается как не совсем корректная. Мол, под реабилитацию попали наравне с невинно осужденными и те, кто, возможно, были осуждены и вполне законно. В качестве примера Стоякин приводит судьбу Анатолия Жигулина, писателя, в свое время ставшего участником антисталинской и антисоветской организации. По Стоякину, Жигулин и группа товарищей, входивших в эту организацию, были при Сталине осуждены скорее справедливо, поскольку выступали против существующего строя, а вот реабилитированы «некорректно».

Действительно, по рассказам самого Жигулина, он был участником антисталинской молодежной организации. И это не единственный случай, может быть, всего их было 10, а может, и 15. Но тут нужно принять во внимание несколько обстоятельств.

В значительной части о существовании нелегальной антисталинской организации сам Жигулин рассказал, когда это стало делать не просто можно, а даже почетно. То есть когда в СССР начался постперестроечный период (почти 50 лет после событий), почетно стало быть антисталинистом. В связи с чем некоторые исследователи сталинизма высказывали в этом смысле сомнения в реальности существования такой организации или, вернее, в ее антисталинском радикализме, которым сам Жигулин наделял эту организацию, членом которой был в возрасте 19 лет, то есть практически только что окончив школу.

 


Загрузка...

 

Но даже если все так и было, если Жигулин и был членом такой организации и осужден был (по Стоякину) скорее справедливо, чем невинно, что это меняет в реабилитации, которую массово проводил Хрущев после смерти Сталина? Если таких организаций, типа жигулинской было 10-15, а осуждены невинно и невинно расстреляны были сотни тысяч? Хрущев, хорошо понимавший и знавший внесудебный процесс осуждения этих сотен тысяч (так как сам был участником этого глобального процесса) всех невинных жертв и реабилитировал скопом, как скопом их осуждали. И что в этой ситуации правильнее — реабилитировать сотни тысяч и из них заодно 10-15 справедливо осужденных или расстрелять и посадить в тюрьму в результате внесудебный расправы (без адвоката, в большинстве случаев на основании полученных в результате пыток явок с повинной) миллионы? И из них еще 10-15, которые действительно выступали против Сталина и его окружения? Если бы в хрущевские времена стали разбирать сотни тысяч этих дел "по справедливости и закону", то есть не спеша в результате следствия и суда, многие сотни, а может быть, тысячи несправедливо осужденных вообще никогда не дождались бы реабилитации — на это не хватило бы ни времени, ни сил, ни средств. Но если даже Хрущеву было ясно, что они были несправедливо осуждены, то вот и решили без проволочек дать им свободу (тем, кто выжил) и всех реабилитировать списком (как и осуждали и расстреливали).

2. Примерно в том же духе выдержаны и остальные заметки Стоякина о Хрущеве.

Да, космическую программу запустил Сталин, но первый космонавт полетел в космос через 8 лет после смерти генералиссимуса, уже при Хрущеве. И именно Хрущев педалировал эту программу в правительстве. Да, при передаче Крыма Украине в 1954 году были нарушены многие статьи советского законодательства, но таково было время и принцип принятия решений — первый сказал, и все выполняли. По этому поводу можно полемизировать только с высоты сегодняшнего дня, а тогда это была обыденная практика. И потому ответственность за те решение несет тот, кто их инициировал. Ответственность, конечно, не юридическую, а историческую. Даже если, возможно, это решение вызревало еще при Сталине…

3. Но есть безусловное достоинство полемических заметок Стоякина, которые при всех их передержках делают их крайне важными для нас сегодняшних.

Мы очень плохо, исключительно в русле советской идеологии понимаем свою историю. Мы совершенно не понимаем причин, характеров и личных побуждений, которым руководствовались, принимая государственные решения, Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев и даже Горбачев. Другими словами, что побуждало их принимать те или иные «исторические» решения, которые со временем таковыми и стали, но уже без кавычек, в большинстве случаев разобраться сложно, а иногда уже и невозможно.

Мы действительно знаем про свою историю только то, что на самом деле ничего или почти ничего о ней не знаем. А уж не понимаем точно.

Загрузка...
Загрузка...