Новости

О подлинных и мнимых наследниках Крещения (по следам празднования в Киеве)

То, что будет написано ниже, возможно, покажется кому-то слишком личным и, как теперь говорят, эмоциональным. Да, наверное, так и есть. И может ли быть иначе, если у тебя и твоего народа пытаются отнять последнее, самое дорогое. Тут не до безжизненной и мертвящей толерантности. И пусть мой голос прозвучит не как сухой отчет о «мероприятиях», связанных с празднованием в Киеве 1030-летия Крещения Руси, а как живое свидетельство очевидца.

 

Тем, кто по-настоящему интересуется положением дел на Украине и судьбой Украинской православной церкви, скажу сразу – события 27-28 июля 2018 года в Киеве дают ярчайшую и, на мой взгляд, абсолютно полную картину и состояния украинской власти, и положения, а также перспектив православной Церкви на земле Украины.

Крестный ход и молебен канонической Украинской православной церкви Московского патриархата и имитация крестного хода раскольниками (при участии президента Украины и других представителей власти) лучше всяких отчётов явили два мира. Мир подлинной веры и подлинной Украины. И мир оккупационный, терзающий Украину и её народ. Причём большинство оккупантов, включая президента и псевдопатриарха Филарета, являются гражданами Украины. Однако именно они, со всеми, кто им служит и кто ими руководит, показали лицо разрушителей Украины – её веры, памяти, всего строя её жизни.

Сначала расскажу о радостном и светлом. Мне довелось быть 27 июля на Владимирской горке в Киеве. Участвовать в молебне, который возглавил Блаженнейший митрополит Онуфрий, слышать голоса дорогих моему сердцу архидиакона Сергия Косовского и молодого протодиакона Захария Ковальчука, чей особенный мощный голос словно от нас всех возносился к Богу с надеждой: «Господи, помилуй!» Молились, конечно, святому равноапостольному князю Владимиру. Просили заступления за нашу землю, веру, церковь перед престолом Самого Бога.

Два воспоминания особо памятны и дороги. Первое, это слова, произнесённые Блаженнейшим митрополитом Онуфрием на молебне 27 июля и после Божественной литургии в Киево-Печерской лавре на следующий день, 28 июля (и, конечно, весь его родной облик простого, близкого человека, сквозь который просвечивает носимый им в сердце образ Христа). И второе – это люди, участники молебна и Крестного хода УПЦ.

Наш Предстоятель в дни торжеств говорил не как политик, а как отвечающий перед Богом за украинский народ, молящийся за него непрестанно. С высоты этой позиции слова его приобретали особую цену. Говорил христианин, мудрый старец, монах. И поэтому сказанное воспринималось как окончательная и долгожданная правда.

«Святой князь Владимир крестил весь русский народ», – произнёс Блаженнейший на проповеди в лавре. Кто не живёт на Украине, не сможет понять смелость этих очевидных слов. Общеизвестно, что Блаженнейший подвергался и подвергается неслыханному давлению со стороны власти и спецслужб. Ему угрожали постоянно, когда требовали попросить «томос»  об автокефалии. Он отказался, чем вызвал ярость и злобу гонителей. И вот теперь он бесстрашно произносит запретное слово «русский народ», а потом молится о Великом Господине и отце нашем Патриархе Московском и всея Руси Кирилле.

А ещё вместо упрёков и обличений говорит: «Наши предки потеряли правильные понятия о Боге, ушли в язычество, но святой князь Владимир изменил пути человеческие, сделал их ровными, такими, что вели к Богу, к благодати Святого Духа. Сам князь коренным образом изменился после Крещения, стал другим человеком: из жестокого, грехолюбивого он стал благородным, милосердным, любящим Бога и ближнего, стал Красным Солнышком, как говорит о нем летопись, то есть красивым. Мы, как преемники святого князя Владимира, должны стараться быть подобными ему. Мы должны искоренять в себе злобу, ненависть, вражду, приучать себя любить Бога, уважать, терпеть и любить ближнего».

Вот, к чему призвал наш Предстоятель – к любви, а не ненависти. Почему так? Ведь нас ненавидят и гонят? Да потому, что он думает о спасении своих чад и знает, что злоба и ненависть (наполняющая наших гонителей) – это дорога в ад, от которого Блаженнейший хочет всех нас уберечь.

Теперь о людях. Их было много. Очень много. Никогда столько я не видел на Крестном ходе. Официальный сайт УПЦ назвал цифру 250 тысяч. Кто-то писал, что около 200 тысяч. Думаю, если б не мелкие пакости власти (задержки автобусов для проверок наличия взрывчатки, угроз перевозчикам на местах), народу было бы ещё больше. Но тут важно обратить внимание на другое. Не было ни одного хоть отдалённо напоминавшего политический смысл действия, слова или возгласа. Была лишь молитва. Пели «Господи, Иисусе Христе, помилуй нас!». Обращались к Богородице. И так весь путь от Владимирской горки до лавры.

Сразу после Крестного хода мой друг попросил меня поделиться в Сети ещё свежими впечатлениями. Никогда не прибегал к самоцитированию, но здесь сделаю исключение и приведу фрагмент:

«Я смотрел на простые загорелые лица, на провинциальных батюшек, на скромно одетых женщин, на детей и думал: “Вот это и есть Украина. А Вера и Церковь – её душа. Нежная, доверчивая, весёлая и грустная. И вот в эту душу влезли нечистые лапы, привыкшие к одному – мусолить деньги.

Только эти крестящиеся люди – седой мужчина, темноглазая девушка, сухая старушка – знают Христа, Богородицу, святого Владимира. А те, кто их презирает и считает по головам, как возможный «электорат», знают только свой страх потерять деньги. И рядом с молящейся, полной забот, радостей, трудов и скорбей Украиной эта «элита» выглядит тем, кто она, по сути, и есть – ничтожествами и обнаглевшей шпаной.

Все последние дни мне часто приходит одна и та же мысль. Наступление на Церковь стало роковой, погибельной ошибкой власти. И не имеет значения, сколько она ещё будет цепляться за своё прибыльное место. Морально она уже проиграла. А вот эти люди в застиранных блузках и стоптанных ботинках – они победили”».

* * *

После молебна на Владимирской горке мы двинулись Крестным ходом к лавре. С нами были величайшие святыни: мощи святого равноапостольного князя Владимира, мощи святого Климента I, икона с частицей мощей апостола Андрея и его стопа, Зимненская икона Божьей Матери, мощи мученика митрополита Киевского Владимира, погибшего в 1918 году, а также мощи Георгия Победоносца и частица мощей Серафима Саровского.

 Словом, небесная и земная Церковь двигалась улицами древнего Киева, подтверждая своё многовековое жительство на нашей земле и среди нашего народа.

Впрочем, эту правду о нашей земле с самого начала хотела испачкать, заглушить где-то рядом прятавшаяся ложь. Заместитель министра внутренних дел Сергей Яровой насчитал на Крестном ходе УПЦ (МП) «около 20 тысяч участников». Зато, по его же данным, на следующий день во время шествия раскольников Денисенки и свезённых со всей Украины бюджетников доблестная полиция зафиксировала 65 тысяч участников. К вечеру эту цифру в судорогах вранья сумели довести до 150 тысяч (хотя мы все ждали миллиона). Любопытная подробность, напоминающая о том, что силы нечистые могут творить свои «чудеса».  Оказывается, наш Крестный ход охраняли целых 5 тысяч полицейских (это при жалких 20 тысячах). А «море филаретовское» – всего 2,5 тысячи. Понятное дело – подлинная Церковь для нечисти опаснее.

* * *

Теперь, говоря о торжествах державной власти и раскольников, придётся ненадолго погрузиться в царство мрака, убожества и бездарности. У памятника Владимиру 28 июля собрались президент Порошенко, депутаты его фракции, министры. Любимую властью «церковь» представлял Михаил Денисенко (отлучённый от Церкви раскольник). Были баптисты, униаты во главе с С.Шевчуком, представитель Фанара, самосвяты из «УАПЦ». Поскольку мероприятие было объявлено государственным, пришёл на него и наш митрополит Онуфрий. Всё невыносимо скучное, фальшивое действие напоминало утомительное никому не нужное официозное собрание. Даже в самой режиссуре действа отразились все худшие черты политического украинства – националистическая трескотня, напыщенность, желание кем-то казаться при внутреннем осознании собственного ничтожества.

 



 

Речь Порошенко, кроме обычного пустозвонства, носила в себе хамский характер по отношению к нашей Церкви и её Предстоятелю. Злобно зыркая, Порошенко говорил о неких епископах, которым не нравится церковная незалежность и которые препятствуют приходу спасительной автокефалии. И тут же недвусмысленно о канонической Церкви: «Считаю необходимым обрубать все щупальца, которыми внутри нашего государственного организма орудует страна-агрессор».

Всё остальное – в русле уже привычной «мании о томосе» и о том, какая прекрасная жизнь наступит после его получения:

«Томос об автокефалии завершит утверждение независимости и самостоятельности нашего государства (интересно, почему ради независимости не просят у Ватикана автокефалии Франция, Испания Польша?),  укрепит религиозную свободу, межконфессиональный мир (ну, да, особенно, когда в стране, кроме канонической, появится параллельная якобы законная церковь с полной поддержкой нацистов). Томос усилит права и свободы граждан. Особенно тех, которые сейчас находятся вне общения со вселенским православием (это он сказал, заботясь о тех же раскольниках и самосвятах)».

Ну и совсем смешно и цинично вот это: «Я гарантирую – власть не будет вмешиваться в сугубо внутренние церковные дела». Любопытно, а чем же президент занимается в последнее время со своими ненавидящими православие советниками?

Характерным, хоть и несколько путанным выглядело выступление представителя Константинопольского патриархата митрополита Галльского Эммануила. Сквозь византийскую витиеватость удалось всё же уловить несколько принципиальных моментов. Томос не привезли. Однако  процесс предоставления автокефалии начат ещё 19 апреля 2018 года (Порошенко заставил себя улыбнуться и стал аплодировать). Ни разу не был упомянут тот факт, что Матерью-Церковью для украинских верующих является Московский патриархат. Наоборот, митрополитом Галльским Константинопольская церковь постоянно именовалась «матерью» украинцев, которая не намерена больше терпеть разделение местной церкви и будет способствовать объединению своих чад.

Замечу, что все эти речи чуть не вогнали в сон стоявших за заборчиком «лучших представителей народа» – пышногрудые, ярко накрашенные тётеньки, без платков, из числа получивших оплаченную однодневную командировку в столицу.

Потом говорили главный раскольник Денисенко, главный униат медоточивый оратор Шевчук. Но ложь эту пересказывать, смысла нет. Псевдофиларет выступал так, будто он на митинге укронацистов. Угрозы и проклятия в адрес Москвы, якобы незаконно в 17 столетии отнявшей Киевскую кафедру у Константинополя. «Российская агрессия» на Востоке. Бандеровское «Слава Украине!». Восхваление президента, Верховной рады, патриарха Варфоломея. Одним словом, старая закалка и умение чувствовать политическую конъюктуру пригодились Михаилу Денисенко в очередной раз.

Только один человек среди всего этого националистического капустника (или шабаша?) произнёс слова правды. Блаженнейший Онуфрий. Он говорил о духовных плодах Владимирова Крещения, к которым прежде всего отнёс любовь к ближнему. Он был единственным из выступавших, кто вспомнил о заповедях Евангелия. Он единственный (в присутствии министра обороны и наживающегося на войне Порошенко) сказал, что украинцы нуждаются сегодня в мире. В конце концов, задачей момента Блаженнейший определил: не теряя мужества, сделать всё, чтобы сохранить Православие неповреждённым (несомненно, имея в виду любые попытки объединения с расколниками или придание им законности).

* * *

Потом мне и другим киевлянам довелось увидеть то, что в сервильных (холуйских) СМИ было названо «хресною ходою».

Что же характеризовало эту ходу? В отличие от настоящего Крестного хода, который символизирует собой движение к Царству Небесному, движение «ходы» проходило под желто-голубыми и красно-черными флагами. Впереди шёл не священнослужитель, а Порошенко. То и дело вместо молитвы звучали выкрики «Смерть ворогам!». Ни икон, ни хоругвей не было видно. Зато явно ощущалось, что, напрягшись из последних сил, админресурс согнал в Киев случайных, не всегда трезвых людей в вышиванках и в форме вояк АТО. Подогнали, видимо, и нацистов из «Азова» и прочих переодетых граждан. В этой толпе редко сновали незаконно одетые в священнические одежды представители двух раскольнических структур – «УПЦ КП» и «УАПЦ».

Ещё одну характерную особенность отметил известный церковный публицист Дмитрий Скворцов: «Трансляция на порошенковском телеканале «Прямой» и… ни слова о празднике, о Владимире, о Боге, наконец. Только о «росийський агрэсии» и о «кдбэшний российський цэркви». И далее публицист замечает: «А ведь в отличие от челяди своей Порошенко прекрасно понимает, что уйдёт в мир иной расколоучителем. Смелый человечище! Даже Бога не боится!»

* * *

В заключение хочется повторить уже сказанное выше. Как и 9 Мая в День Победы, украинская власть потерпела поражение. Судороги Банковой лишь оттенили главный итог: УПЦ (МП) есть Церковь всего украинского народа. Единственная в государстве законная, подлинная православная Церковь.

Ощущая своё поражение, раздражённый Порошенко сразу после праздника уволил замглавы администрации президента Ростислава Павленко, который со своей командой убедил «гаранта» в том, что томос у них уже в кармане. Хотя вряд ли подобные шаги Петру Алексеевичу помогут сегодня и в будущем.

 

Закончить хочу словами киевского священника Евгения Маслова, которые прочёл в социальных сетях: «Основное отличие крестного хода УПЦ (МП) от шествия раскольников из КП состоит в том, что на первом Господь незримо присутствовал, а на другом – нет.

Без Бога нация – толпа,

Объединенная пороком,

Или слепа, или глупа,

Иль, что еще страшней, – жестока.

И пусть на трон взойдет любой,

Глаголющий высоким слогом,

Толпа останется толпой,

Пока не обратится к Богу!»

фото: odnarodyna.org

 Андрей Саенко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...