Новости

Оцените русский юмор

        "Официальная должность Сергея Лаврова — министр иностранных дел Российской Федерации, но его визит в Вашингтон в среду запомнится отнюдь не каким-то дипломатическим прорывом, а лишь нескрываемой и резкой иронией Лаврова и его умением провоцировать противников. Его манеру говорить, отражающую стиль речи его начальника Владимира Путина, часто подвергают критике как не подходящую для дипломата. Но я бы сказал, что Лавров точно знает, что делает, и что главное здесь — способ выражения идеи.
 

В Вашингтоне Лавров изобразил удивление, отвечая американской журналистке, спросившей его об увольнении во вторник директора ФБР Джеймса Коми (James Comey): «Его уволили? Вы шутите! Вы шутите!». Российский МИД не без злорадства выложил этот видеоролик в Twitter.

Кроме того, он в нарушение протокола привел на встречу с президентом Дональдом Трампом фотокорреспондента государственного информационного агентства ТАСС в качестве своего официального фотографа. ТАСС сразу же опубликовал фотографии Трампа, лучезарно улыбающегося своим российским гостям — Лаврову и послу Сергею Кисляку — которые явно довольны оказанным им приемом. Учитывая, что представителей американских СМИ на встречу не пустили, эти источающие радость фотографии из российского пропагандистского источника вызвали возмущение.
 

В высказываниях Лаврова всегда ощущается сарказм, провокация и желание вывести собеседников из себя. Он постоянно поражает западных собеседников грубыми или оскорбительными репликами.

На недавнем заседании министров стран Североатлантического альянса госсекретарь США Рекс Тиллерсон язвительно отметил: «Танцевать танго с Лавровым нельзя, поскольку ему этот танец танцевать не позволено». Он имел в виду то, что политику в России определяет президент Владимир Путин, и Лавров не уполномочен заключать соглашения. На что российский министр иностранных дел ответил: «Мне… мама запрещала с мальчиками танцевать».

В этом стиль Лаврова созвучен стилю его начальника. В 2006 году Путин, как известно, попросил премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта (Ehud Olmert) передать привет тогдашнему президенту Моше Кацаву (Moshe Katsav), которого обвинили в изнасиловании и сексуальных домогательствах в отношении женщин: «Передавайте привет своему президенту! Оказался очень мощный мужик! Десять женщин изнасиловал! Я никогда не ожидал от него! Он нас всех удивил! Мы все ему завидуем!» Кремлю, который тогда в своих высказываниях был более щепетильным, пришлось объяснять, что Путин ни в коем случае не одобряет насилие, что его слова были шуткой, перевести которую довольно трудно.

Грубые шутки Путина часто списывают со счетов, объясняя их тем, что он провел детство на улицах Санкт-Петербурга. И его манеры отточены не больше, чем это было необходимо для офицера разведки, служившего в бывшей ГДР. Лавров же является высокопрофессиональным дипломатом. Он знает протокол, говорит на трех языках, не считая русского, и в том, что касается его вкусов и интересов, является человеком утонченным. Даже его стихи (хотя гениальными их не назовешь) написаны довольно мастерски и не вызывают такого чувства досады и неловкости, как поэтические потуги многих других российских чиновников.

Лавров прекрасно знает, как его высказывания звучат для западного уха. Он также понимает, что в англоязычном мире — и особенно в США — сарказм и насмешки часто считаются проявлением непрофессионализма и воспринимаются как признак невоспитанности. И, тем не менее, он продолжает говорить то, за что любого западного дипломата уволили бы, разыгрывать язвительные комедии и выдавать грубые шутки на уровне студента.

Своей манерой поведения он дает понять, что россияне по чужим правилам не играют. Но он не кичится размерами России и ее ядерным арсеналом — это, скорее, провокация, вызов.

Путинская Россия вступила в союз с западными популистскими силами, позиция которых — противодействие политкорректности и сопутствующей ей постоянной самоцензуре — весьма импонирует избирателям. Во время прошлогодней предвыборной кампании в США мне много раз говорили, что склонность Трампа к употреблению нецензурных выражений является его самым привлекательным качеством. То же самое говорят голландцы о Герте Вилдерсе (Geert Wilders), а французы — о Марин Ле Пен (Marine Le Pen). Свобода говорить все, что хочешь, не задумываясь о том, что эти высказывания могут быть истолкованы абсолютно по-разному (как женоненавистнические, расистские, гомофобные или оскорбительные), является, по мнению многих избирателей, дополнительным преимуществом.

Россияне после развала СССР пользуются своей свободой и говорят все, что угодно, выражаются с насмешкой и сарказмом, используя грубый и неформальный язык, действуя вызывающе, и тем самым излучают уверенность в себе. Нецензурная брань на рабочем месте, отсутствие уважения к приличиям и требованиям протокола, отсутствие лингвистических и идеологических рамок — именно этого добилось общество, только что сбросившее с себя коммунистическую смирительную рубашку.

Майкл Горэм (Michael Gorham) в своей книге «После новояза. Культура языка и политика в России от Горбачева до Путина» (‘After Newspeak: Language Culture and Politics in Russia from Gorbachev to Putin', 2014) пишет: «Одной из очевидных причин постсоветской сдержанности в отношении западных понятий политкорректности является то, что советская эпоха выступала в качестве государственной формы политкорректности, которая была и повсеместной, и гипертрофированной. Широко известный шаблонный деревянный язык официальных речей, документов и газет предполагал такую степень доминирования, что в горбачевскую эпоху протестов против этой системы он стал символом всего плохого в этой системе».

В последние годы в России наблюдаются негативные последствия этой неограниченной свободы. Приход западной корпоративной культуры и восхищение многих представителей интеллигенции принятым на Западе более благопристойным, отредактированным дискурсом — это одна «линия нападения». С противоположной стороны действуют русские православные консерваторы. Строгие законы способствуют искоренению из языка кино и театра сквернословия и богохульства, которые прежде были широко распространены. Говорить на темы религии стало опасно. Общественный дискурс стал более спокойным и сдержанным.

Лаврову доставляет удовольствие выставлять Россию неполиткорректной — российское посольство в Великобритании выложило в Twitter фото делающего селфи Дарта Вейдера с язвительной подписью с призывом переходить на «темную сторону»: «Переходи на нашу сторону — в день „Звездных войн" подпишись на нас в Twitter на #StarWarsDay». И это действует. Западные дипломаты под влиянием троллинга на официальных российских сайтах начали отвечать тем же.

В России зарождаются новые виды политкорректности — и в пропутинском лагере, и среди тех, кто выступает против него. Хотя, как говорится, на экспорт Лавров все еще может предложить российскую постсоветскую непосредственность и пренебрежение к правилам. Какой еще министр иностранных дел разрешил бы прокручивать на автоответчике на горячей линии своего министерства текст на английском языке, в котором позвонившего просят нажать «3» для вмешательства в выборы? А вот Лавров может. Это его метод продвижения России. Так он всем внушает, что она является более свободной страной, чем ее западные противники.

На мой взгляд, большая проблема с Лавровым состоит не в том, что он эксцентричен и склонен выходить за рамки приличия — в духе ранней постсоветской эпохи. Проблема заключается в том, что такая демонстрация внутренней свободы лицемерна и цинична. За этим фасадом скрывается политика лжи и жестокости. И зная это, трудно наслаждаться чувством юмора Лаврова".

Читая Лёню, невольно задумываюсь - а ведь он умный, воспитан в России и понимает, что лишь некоторые западные читатели воспримут ег оматериал как критику. Для основной массы людей статья фактически прославление Лаврова - умного патриота своей   страны. Трудно поерить, что умненький мальчик из еврейской семьи не понимает, что тонко гадит нанимателям. Все он понимает, но талант и авантюрный характер предопределили весь жизненный путь Бершидского:

Воспитание образцового грантоеда-исполнителя:

Леонид Давидович Бершидский родился 23 ноября 1971 года в Москве [68]. Его отец, Давид Нухимович Розенберг [70], покинул семью, когда Леониду было три года, и сына воспитывала мать, Вера Абрамовна Бершидская [70], работавшая в тот период в архитектурном институте. После распада Советского Союза она, по словам Бершидского, легко адаптировалась и нашла для себя "новую нишу в новой России", начала вести занятия йогой [67]. Бершидская упоминалась в числе членов совета "Ассоциации йоги" еще в 1989 году [71], [72].

Бершидский рассказывал, что с четвертого класса хотел стать журналистом. При этом, еще не достигнув совершеннолетия, он больше года работал токарем на ЗИЛе [24]. После окончания школы Бершидский попытался поступить на отделение структурной и прикладной лингвистики [74] филологического факультета Московского государственного университета, но получил двойку на вступительном экзамене по математике [57]. Тогда он решил стать архитектором, и при этом собирался подучить язык на подготовительных курсах Института иностранных языков имени Мориса Тореза (позже - Московского государственного лингвистического университета), в итоге в 1988 году Бершидский поступил в этот институт на факультет преподавания иностранных языков по специальности "английский язык" [33], [70], [68], [40], [67], [47].

В 1990 году Бершидский устроился переводчиком в московском бюро газеты The Philadelphia Inquirer, после чего бросил учебу в вузе [24]. [70], [67], [68], [40], [67]. В 1993 году он уехал в США и поступил на курсы журналистики и программирования в Университете штата Калифорния (California State University, Stanislaus) [68], [40], но через полгода, увидев осенью расстрел московского Белого дома по CNN, вернулся в Россию и стал работать в московском бюро еженедельника Newsweek [24], [67].

В 1994 году Бершидский устроился штатным репортером The Moscow Times [68], [40] - первой ежедневной англоязычной газеты в России, ставшей первым проектом основанного в 1992 году издательского дома Independent Media [69].

Летом 1995 года Бершидский упоминался в качестве заместителя главного редактора русскоязычного экономического еженедельника "Капитал" [67], очередного проекта Independent Media [24]. В июле 1997 года он занял пост главного редактора еженедельника, который перестал выходить после дефолта 1998 года [24]. В августе того же 1998 года Бершидский стал редактором отдела бизнеса газеты The Moscow Times [68], [40], [45], в которой с июня 1997 года по июнь 1999 года вел колонку Media Watch с обзорами русскоязычной прессы [65].

Также известно, что в 1995-1998 годах Бершидский работал координатором и редактором компании Emerging Markets Data, plc [68], [40], занимавшейся созданием платной базы данных по развивающимся рынкам, составляемой на основе финансовых новостей и постоянно обновляемых финансовых показателей [66].

В январе 1999 года Бершидский был назначен главным редактором ежедневной деловой газеты "Ведомости" - проекта издательских домов Independent Media, Dow Jones (владевший американской газетой The Wall Street Journal) и медиахолдинга Pearson (которому принадлежала британская газета Financial Times) [40], [25], [63], [64]. Под его руководством в сентябре 1999 года появился первый номер газеты [63], [62]. Бершидский покинул пост главреда "Ведомостей" в мае 2002 года, после поступления на учебу во французскую бизнес-школу INSEAD по программе МВА [58], [60], [40]. Его уход в прессе назвали "почетной отставкой" [59], а президент Independent Media Дерк Сауэр (Derk Sauer) предложил Бершидскому вернуться в компанию по окончании учебы и продолжить работу в издательском бизнесе [61].

За год, проведенный Бершидским в INSEAD [56], в "Ведомостях" была опубликована серия его статьей, посвященных обучению в бизнес-школе [57], [55], [54].

Вернувшись из Франции, Бершидский в июле 2003 года занял должность директора по редакционным вопросам только созданного издательского дома Axel Springer Russia [40] - российского подразделения немецкой компании Axel Springer AG [24], [73]. При участии Бершидского издательский дом в 2004 году вывел на российский рынок прессы или печати мировые бренды [68], [40], [53]: в апреле на русском языке вышел журнал Forbes [52], а в июне появился еженедельник "Русский Newsweek" [14]. До июля 2004 года Бершидский выполнял функции главного редактора еженедельника [48], а затем стал издателем этих журналов [40]. Как издатель русской версии Forbes Бершидский фигурировал в сообщениях СМИ об убийстве главного редактора этого журнала Пола Хлебникова летом 2004 года: он утверждал, что журнал будет продолжать публиковаться и у него не изменится общая концепция [51], [50]. В ноябре 2004 года Бершидский ушел из издательского дома Axel Springer Russia, заявив, что выполнил поставленную цель - создал еще одну независимую площадку для журналистов - и не будет заниматься развитием уже запущенного проекта [49].

В ноябре 2004 года Бершидский стал заместителем генерального директора издательского дома "ОВА-Пресс", отвечал за развитие журналов "Огонек" и HELLO!. В качестве своей основной задачи на новом посту Бершидский называл "репозиционирование" журнала "Огонек", которым он и занялся в начале 2005 года. Себя он сравнивал с самураем, чей меч "нужен, чтобы вырубить остатки 'совка' - это совершенно необходимо, чтобы читатели и рекламодатели стали воспринимать журнал как современное издание". В связи с этим была выдвинута идея проекта "Огонек. Перезапуск" и сделано несколько интерактивных выпусков журнала "Перезапуск", завершившихся в апреле 2005 года [40], [47], [44], [41], [46].

В том же месяце Бершидский вернулся в Independent Media, став руководителем проектов издательского дома [40], [45]. Он подготовил запуск журнала Smart Money, первый номер которого вышел в марте 2006 года, и стал главным редактором издания [16], [41], [39].

В ноябре 2006 года Smart Money опубликовал интервью, которое Бершидский взял у Александра Винокурова, генерального директора инвестиционной компании "КИТ Финанс" [42]. Через некоторое время, в январе 2007 года, стало известно, что Бершидский перейдет на работу в "КИТ Финанс" [40], куда его пригласил Винокуров [45], [24]. По словам Бершидского, он намеревался заниматься в компании "проектами, не связанными с медиабизнесом". Поясняя свою мысль, он отмечал, что журналист, в отличие от обычного человека, "более любопытный потребитель". "Обобщив опыт, я знаю, где, с точки зрения потребителя, находятся самые большие проблемы", - заявлял Бершидский [39]. В феврале 2007 года он был назначен управляющим директором ОАО "КИТ Финанс инвестиционный банк", возглавив проект, "нацеленный на предоставление розничных финансовых услуг" [37], [39].

Сменив сферу деятельности, Бершидский поделился в серии заметок "Ремесленное" в своем блоге "наблюдениями, накопленными за время работы на медиарынке" [38], [36], [35]. При этом он продолжал публиковаться в некоторых изданиях [34], [31].

Через год, проведенный в "КИТ Финанс", в феврале 2008 года Бершидский перестал курировать розницу и переключился на "стратегическое управление дочерними компаниями банка" [32]. Однако в сентябре 2008 года банк не выполнил обязательства по сделкам РЕПО перед своими контрагентами [30], задолжав контрагентам около 6 миллиардов рублей, в результате чего в начале октября перешел под контроль ОАО "Российские железные дороги" и ОАО "Инвестиционная группа 'Алроса'" [28], [22]. Комментируя сообщение о вынужденной продаже акций банка, Бершидский назвал происходящее "фактической национализацией не только банка, но и всей группы 'КИТ Финанс'". "Лично я из простого российского миллионера превратился опять в простого российского наемного работника, единственный капитал которого - руки и мозги", - отмечал он [27], [26], [18]. В сентябре 2008 года, когда основной акционер банка Винокуров начал процедуру передачи новым собственникам активов и бизнеса "КИТ Финанса", Бершидский - на тот момент еще акционер банка [23] - занял пост генерального директора холдинговой компании "КИТ Финанс", оставив его в ноябре [22], [24], [32], [26], [29]. В декабре 2008 года Бершидский покинул компанию [21].

Он отмечал растущий профессиональный уровень блогов, которые стали заводить себе, в том числе "профессиональные люди из оффлайновых СМИ" [39]. В феврале 2009 года, Бершидский объявил о запуске в интернете нового бизнес-СМИ Slon.ru ("Слон", "Служба онлайн-новостей"). В своем блоге Бершидский сообщал о желании "создать первую в Москве полноценную, профессиональную редакцию, у которой не будет офиса" [19], [17], [15]. Основными акционерами нового интернет-проекта выступили Винокуров и его жена Наталья Синдеева (генеральный продюсер радио "Серебряный дождь"), Бершидский также назывался в числе акционеров "Слона". Других партнеров Бершидский, Винокуров и Синдеева назвать отказались, сообщалось лишь, что ими были "клиенты и партнеры банка 'КИТ Финанс'" [18].

В июне 2009 года в издательстве "Эксмо" вышла книга Бершидского под названием "Кризис в ж...". В мае 2010 года Бершидский начал работать в "Эксмо" в качестве директора редакции профессиональной, деловой и учебной литературы [12], [13]. В феврале 2011 года менеджер сообщил, что покинул Slon.ru, объяснив это появлением у него новой работы, которая требовала большой самоотдачи [11].

В октябре 2011 года стало известно, что Бершидский стал одновременно с работой в "Эксмо" участвовать в качестве редактора-консультанта в украинском медиапроекте "Фокус", включавшем одноименный журнал и сайт "Фокус.ua" [10]. Впоследствии сообщалось, что Бершидский стал редактором-консультантом группы деловых изданий, принадлежавших "Украинскому Медиа Холдингу" (в тот же холдинг входил и "Фокус" [75]), а также готовил на Украине собственный проект [5]. В ноябре 2011 года Бершидский сообщил о решении в январе следующего года покинуть "Эксмо" [8]. Впрочем, в 2011-2012 годах он опубликовал в этом издательстве приключенческие детективы собственного авторства "Рембрандт должен умереть", "Дьявольские трели" и "Восемь Фаберже" [9], [7], [6], [4].

В апреле 2012 года Бершидский сообщил, что работает над созданием украинской онлайн-версии журнала Forbes; в июле того же года он уже упоминался в СМИ как главный редактор готовившегося к запуску портала Forbes.ua [3], [2]. В ноябре того же года стало известно, что должность главного редактора сайта украинского Forbes он оставит с января 2013 года [1].

В СМИ отмечалось, что за Бершидским, который "не отличается постоянством", не задерживаясь на одном месте надолго, закрепилась репутация образцового менеджера, запускающего новые проекты. Сам же он сравнивал себя с пожарным, которому "скучно там, где все спокойно".

Бершидский женат вторым браком. У него есть сын Марк от первой жены, а у второй супруги Екатерины - дочь Юля от первого брака [33], [63], [67], [70].

Загрузка...
Загрузка...