Новости

"Огонь и ярость" против Северной Кореи: почему никто никого не бомбит

Выходные прошли под знаком всемирного политико-литературного анализа пламенных высказываний президента США Дональда Трампа против Северной Кореи. Мир в итоге понял, что немедленной ядерной войны Трамп не замышлял, просто он тоже умеет говорить, как северные корейцы — "огонь и ярость", "оружие заряжено, курок взведен". По маршруту Сеул — Пекин отправился Джозеф Данфорд, глава американского аналога нашего Генштаба — объединенного комитета начальников штабов. Видимо, он снова призовет Пекин "надавить" на Пхеньян. Возникает вопрос: а что это было — ложная тревога или часть какой-то очень умной и тонкой политики, настолько тонкой, что мы ее не видим?

Просто послал сигнал

Мы уже знаем, что когда Трамп что-то заявляет, члены его администрации не могут затем не объяснить, что же он имел в виду. Иногда объясняют по-разному, и некоторые в результате теряют работу. Но одно ясно: война не планировалась и удар в "сирийском стиле" — несколько крылатых ракет — тоже не замышлялся.

Об этом сказали буквально все причастные лица. Директор ЦРУ Майкл Помпео сообщил, что президент просто хотел "послать сигнал" Пхеньяну. Советник по нацбезопасности Герберт Макмастер рассказал, что "мы не ближе к войне, чем неделю назад, хотя ближе, чем 10 лет назад". Военные эксперты из стран Азии заявили, что на самом Корейском полуострове не наблюдается ни эвакуации, ни выдвижения техники и войск на позиции — ничего. А их американские коллеги подтвердили, что оценка Пентагона — насчет того, что война против Северной Кореи поведет к немыслимому числу жертв со всех сторон, а поэтому неприемлема — остается в силе.

Попутно мы узнали, что госсекретарь Рекс Тиллерсон, недавно ездивший на серию конференций АСЕАН в Маниле почти исключительно ради "корейской дипломатии", жалуется на "отсутствие координации" его ведомства с Белым домом. И еще — что все ныне отставные деятели прежних администраций были серьезными и ответственными людьми, уважали каждое свое слово и не швыряли эти слова в эфир небесный просто так, не то что нынешние. О чем сами серьезные и ответственные отставники с удовольствием и напомнили всем, кому это интересно.

Мелькнула и достойная внимания мысль со стороны источников, пожелавших остаться неизвестными. А именно: наш президент уже не раз высказывал что-то такое, от чего у нас, его помощников, волосы вставали дыбом. Что-то совсем неожиданное ("мы ему такого не предлагали") и даже вполне бессмысленное. Но потом оказывалось, что за этим стояла какая-то довольно продуманная и даже умная политика, просто непонятно, кто ему ее подсказал (сам придумал?).

Вот и посмотрим, нет ли за всеми этими "огнями и яростями" чего-то тонкого и глубокого. Допустим, что мало кто пока понимает, как работает администрация Трампа, кто и какие там вырабатывает решения, но какая разница. Вдруг решения все-таки не случайные, а представляют собой стратегию. Например, стратегию обуздания Китая, то есть дело вовсе не в какой-то Северной Корее.

Цезарь и проконсул

Напомним, что еще со времен встречи Трампа с главой Китая Си Цзиньпином нынешней весной обсуждается идея о том, что США тогда "возложили" на Китай ответственность за усмирение Северной Кореи. Американской публике, которая попроще, это подают как назначение Трампом в Азии своего проконсула в лице Си Цзиньпина, с которого цезарь иногда строго спрашивает — ловятся мыши или нет. А прочая публика давно догадалась, что на самом деле это была просьба. Просьба избавить США от нерешаемой проблемы.

Китай (и Россия) провели работу и помогли Трампу, тем более что ядерная Северная Корея для двух наших стран предельно неприятна, поскольку тогда этим же оружием обзаведутся и ее соседи. Решение проблемы называется "двойное замораживание". Корейцы перестают запускать ракеты и взрывать ядерные устройства, США прекращают военные учения на Корейском полуострове вместе с Южной Кореей. Все это — временно, пока идут переговоры. Заметим, что страны Азии к этой концепции отнеслись хорошо. Пхеньян, видимо, тоже.

Но буквально на днях США не только объявили о том, что идея не годится, а объяснили, почему: нельзя ставить Вашингтон и Пхеньян на равных. Они — злодеи, мы — светоч добра. Мы хотели, чтобы Китай просто, без всяких условий, остановил Пхеньян. И продолжаем хотеть.

А поскольку ничего такого не хотят (и не могут) ни Китай, ни Северная Корея, то задача дня — заставить, додавить. Так вот, литературные упражнения Трампа вполне могут вписаться в попытки заставить вторую мировую сверхдержаву все-таки работать проконсулом.

Трамп в последние дни занят не только словесными поединками с Ким Чен Ыном, он еще говорит о будущих разбирательствах и санкциях в отношении Китая. Расследуется роль разных китайцев в воровстве американских технологий и прочей интеллектуальной собственности (есть у них такая тысячелетняя традиция — копировать мастеров). И сам же Трамп с трогательной искренностью заявляет: "Если Китай нам поможет (с Кореей. — Прим. ред.), я буду совсем по-другому относиться к вопросам торговли, совсем по-другому…".

Это очень по-американски: им нужна помощь, но просить о таковой США не могут — только требовать и заставлять.

Есть и еще рычаг давления. В Вашингтоне обсуждается новый пакет "корейских" санкций  — они называются "вторичными". Санкций, конечно, односторонних, то есть не через ООН. Высказывается мысль, что Китай и в ООН недавно голосовал за санкции только затем, чтобы не прошли "вторичные" — но не тут-то было.

Идея в том, чтобы наказывать не только китайские (и вообще любые) компании, торгующие с Северной Кореей. А чтобы еще наказывались банки, проводящие сделки таких компаний. Это сделать легко, потому что любые долларовые транзакции во всем мире подконтрольны американскому регулятору и могут быть заблокированы. Еще можно наказывать банки, корреспондирующие с другими банками, и так далее.

Ну и последнее. Ходят упорные слухи, что какие-то прямые переговоры американцев с северокорейцами готовятся — то есть уже фактически идут. А все происходящее — это фирменный трамповский стиль по усилению его позиций перед этими переговорами. Да и соревнование Трампа и Кима по части эффектных выражений — тоже "усиление позиций".

Что в итоге получится? Китай не настолько гордая страна, чтобы не уступить нажиму. Может, и уступит, и это будет вполне по-китайски. Но еще эта цивилизация с долгой памятью, особенно на обиды и унижения — или на ограничения долларовых операций. В итоге давние намерения Китая и его партнеров ограничить использование долларов лишь станут еще крепче. Как и многие другие намерения.

Дмитрий Косырев

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...