Новости

Охотник на Путина: Андрей Союстов о выстрелах на Подоле и «Поцелуе Иуды»

Произошедшая 1 июня во второй половине дня на киевском Подоле перестрелка, в результате которой получили огнестрельные ранения двое мужчин, обрастает все более любопытными подробностями.

Их исследовал корреспондент Федерального агентства новостей.

Украинский официоз

Согласно версии, исходно озвученной украинскими СМИ, дело было так.

Экс-командир т.н. «Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева» Адам Осмаев (также подозревавшийся в подготовке покушения на Владимира Путина в 2012 году) вместе со своей супругой Аминой Окуевой, также принимавшей участие в АТО в Донбассе, прибыли на Подол для встречи с человеком, представившимся как французский журналист Алекс Вернер (по другим данным — Александр Дакар) из Le Monde.

Результатом встречи должно было стать то ли интервью супружеской четы, то ли договоренность о написании Вернером-Дакаром телесценария, посвященного бескомпромиссной борьбе Осмаева и Окуевой с Россией.

Для переговоров все трое устроились в запаркованной у дома 51 по улице Кирилловской автомашине. После чего Вернер-Дакар в 16.49 внезапно выхватил из лежавшей рядом с ним на сидении коробки пистолет Glock и выстрелил в грудь Осмаева.

Не растерявшаяся Окуева, в свою очередь, извлекла пистолет Макарова (Амину как активную участницу АТО наградил оружием лично глава МВД Украины Арсен Аваков) и произвела четыре выстрела в нападавшего. После чего, будучи по образованию хирургом, принялась оказывать помощь своему раненому мужу.

Затем на месте происшествия появилась полиция, изъявшая у участников перестрелки три ствола: Glock нападавшего и два ПМ, принадлежавшие Осмаеву и Окуевой.

Раненых отправили в 17-ю городскую больницу, где врачи, освидетельствовавшие Вернера-Дакара и Осмаева, объявили, что их жизни ничего не угрожает.

Затем спикер МВД Украины Артем Шевченко объявил, что по факту произошедшего возбуждено уголовное дело. Также Шевченко добавил, что у нападавшего полиция обнаружила паспорт гражданина Украины, где имелись сведения о пересечении границы с Белоруссией и Россией в течение прошлого года.

Последующее заявление Шевченко о том, что следствие рассматривает в качестве основной версии преступления «патриотическую позицию супругов по отношению к Украине», прозрачно намекало — за покушением на Осмаева стоит Россия, и никак иначе!

Вскоре украинское издание «Страна» со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщило, что стрелявший в Осмаева мужчина пользовался паспортом умершего в 2001 году жителя Одессы.

Охотник на Путина: Андрей Союстов о выстрелаз на Подоле и «Поцелуе Иуды»

Вслед за этим ресурс «Еспресо.TV» объявил, правда без каких-либо доказательств, что Вернера-Дакара на самом деле зовут Артур Денисултанов-Курмакаев по прозвищу «Динго» и он является «питерским бандитом».

В свою очередь, ресурс «112 Украина» добавил, что нападавший получил от Окуевой четыре пули и что ему в больнице пришлось удалить часть легкого.

Все это хорошо коррелировалось с толстыми намеками Шевченко на «руку Москвы» и было встречено украинскими СМИ на ура.

«Контрольный выстрел» Мосийчука

Однако далее стала всплывать информация, заметно корректирующая первоначальную картину происшествия.

Все тот же ресурс «112 Украина» проинформировал своих читателей о следующем: «Состояние чеченского добровольца Адама Осмаева после покушения тяжелое, он находится в 17-й больнице Киева с переломанными ключицами, пробитыми легкими и пулями, которые застряли в позвоночнике».

Стоп, но ведь сообщалось, что нападавший совершил в Осмаева лишь один выстрел!.. Нет, не один, а целых три, уточнил небезызвестный нардеп Игорь Мосийчук, побывавший в 17-й горбольнице вместе с Окуевой. Нет, один, продолжала твердить полиция.

Вместо лаконичной и идеологически выверенной сцены, в которой неудачливый агент Кремля успевает предательски выстрелить в украинского героя лишь раз, тут же получая в ответ четыре снайперских выстрела от Окуевой, события 1 июня превратились в беспорядочную перестрелку, предельно ограниченную пространством салона легкового автомобиля.

Виктор Мосийчук

При этом у многих появились обоснованные сомнения в том, что: а) имеющий ПМ Осмаев не стрелял; б) все попавшие в Адама пули были выпущены именно нападавшим, а не поспешно опустошавшей магазин своего ПМ Окуевой; и, наконец, в) стрелять начал именно «журналист».

Еще больше перечисленные сомнения усилились после того, как достоянием общественности стали фото, сделанные полицией на месте перестрелки.

На них были хорошо видны пистолеты Осмаева и Окуевой, лежащие не внутри салона автомобиля, а снаружи. Причем у одного ПМ затвор оказался до предела отведен назад.

Иными словами, «Макаров» стоял на затворной задержке, что указывало на полностью израсходованный магазин, вмещающий у ПМ 8 патронов.

Получалось, что стрельба, начавшись внутри автомобиля, продолжилась уже снаружи. Причем, судя по всему, Осмаев смог не только покинуть авто, но и, как минимум, достать свой пистолет. Окуева же сделала по «журналисту» вовсе не четыре, а все восемь выстрелов. При этом Осмаев вполне мог оказаться на линии огня находившейся позади него Окуевой…

Пока общественность «переваривала» эти «вводные», Мосийчук, явно сам того не подозревая, сделал «контрольный выстрел» в официальную версию с «российским киллером».

Нардеп проговорился, что до 1 июня у «журналиста» уже состоялись три встречи с Осмаевым и Окуевой. История с «питерским бандитом-киллером», специально засланным из России, чтобы заминусовать повоевавшую в АТО высокопатриотичную украинскую пару, трижды публично встречавшийся с не имевшими личной охраны Адамом и Аминой, а затем приступивший к ликвидации своих целей в самом неподходящем для этого месте, стала отдавать уже откровенной фантастикой.

По словам тех, кто успел лично побывать на месте ЧП и приватно переговорить с полицейскими, больше всего произошедшее походило на… имевшие криминальный оттенок деловые переговоры. Которые более-менее мирно продолжались на протяжении трех встреч «журналиста» с Осмаевым и Окуевой.

Во время четвертой встречи ход переговоров настолько не устроил «героев АТО», что те схватились за оружие. Но их попытка вдвоем устранить одного неудобного собеседника оказалась не вполне удачной.

Вернер-Дакар-Денисултанов-Курмакаев сумел (уже раненым?) выпрыгнуть из автомобиля. Тогда Осмаев и Окуева тоже покинули машину и постарались добить беглеца.

Последний успел сделать минимум один ответный выстрел. После чего заговорил пистолет в руке Окуевой, вслед за чем на землю рухнул… Осмаев (с пулями Амины в своем позвоночнике?) и только потом пули Окуевой сбили с ног «журналиста».

Причем тот, по словам самой Амины, молил о пощаде. Но это ничуть не помешало Окуевой расстрелять по Вернеру-Дакару-Денисултанову-Курмакаеву весь магазин «до железки»…

Сценарий для Голливуда

Впрочем, на этом «похороны» официальной версии обстоятельств перестрелки 1 июня не закончились. Самое интересное было еще впереди.

Поздно вечером 2 июня в публичное пространство были вброшены тезисы, объясняющие ЧП на Подоле куда логичнее, чем весь высокопарный спич спикера МВД Украины.

Согласно новой версии, все началось… еще в Париже в 1870 году, когда российский дипломат Александр Базилевский приобрел для великого князя Владимира Александровича полотно известнейшего итальянского живописца Микеланджело Меризи да Караваджо «Поцелуй Иуды». В советское время «Поцелуй», оцениваемый «всего» в 50 миллионов фунтов стерлингов, оказался в экспозиции одесского Музея западного и восточного искусства.

Охотник на Путина: Андрей Союстов о выстрелаз на Подоле и «Поцелуе Иуды»

В ночь на 31 июля 2008 года полотно самым наглым образом оказалось похищено прямо со второго этажа музея. Поиском пропажи занялся Интерпол. Но «Поцелуй», судя по всему, уже тайно осел в закромах какого-то иностранного коллекционера и возвращаться в осиротевший одесский Музей не собирался.

Директор Музея западного и восточного искусства от такого потрясения просто слег. Правда по прошествии некоторого времени человек вполне пришел в себя и более того — начал откровенно шиковать, скупая в Киеве и Москве недвижимость, а также престижные авто.

Такие действия уже бывшего директора Музея, уволенного с должности за «халатность», просто обязаны были обратить на себя внимание украинских правоохранителей. Экс-директор тратил крайне солидные суммы, которые у него, по странному стечению обстоятельств, появились сразу после 31 июня 2008 года.

Выводы о том, что стало источником внезапного обогащения экс-директора, что называется, напрашивались сами… Но украинская Фемида имела столь плотную повязку на глазах, что умудрилась ничего не заметить.

А в 2010 году грянула настоящая бомба. Дублинские искусствоведы, даже после пропажи «Поцелуя» продолжавшие изучение фотографий картины, пришли к однозначному выводу: украденное в Одессе полотно — это не оригинал, а копия!

Буквально через две недели после опубликования этого известия скоропостижно скончался бывший директор одесского Музея западного и восточного искусства. Не иначе, сердце подвело… Например, из-за того, что к болезному явились представители обескураженного коллекционера и потребовали вернуть понятно за что полученные деньги.

Таким образом, все заработанное экс-директором на содействии похищения поддельного «Поцелуя» (который, кстати, вскоре нашелся в Германии), к коллекционеру не вернулось.

Почему это важно? Потому что экс-директора одесского Музея звали Виктор Некифоров и он являлся отчимом некой Натальи Некифоровой, получившей после его смерти по наследству значительную часть имущества покойного.

Это была та самая Наталья Некифорова, которая родилась в 1983 году в Одессе и, после пары-тройки замужеств, а также принятия ислама, стала именоваться... Аминой Окуевой.

Авторы этой версии предполагают, что Вернер-Дакар-Денисултанов-Курмакаев являлся представителем иностранного коллекционера, пытавшегося убедить Осмаева и Окуеву — де-факто наследников Виктора Некифорова — вернуть сумму, когда-то полученную экс-директором одесского Музея за «Поцелуй Иуды». Именно этим объяснялись продолжительные встречи «журналиста» с «героями АТО».

Но в какой-то момент «что-то пошло не так», и Осмаев с Окуевой схватились за пистолеты… Что произошло дальше – уже известно.

 

Насколько правдива подобная версия, покажет будущее. Конечно, она похожа на сценарий лихого голливудского триллера. Но при этом нестыковок в ней заметно меньше, чем в утверждениях спикера МВД Украины и К°.

Так или иначе, пока можно сделать следующие выводы.

Во-первых, официальная версия произошедшего 1 июня на киевском Подоле достаточно далека от реальности.

Во-вторых, мы не знаем, кем точно являлся Вернер-Дакар-Денисултанов-Курмакаев. Но можно быть абсолютно уверенным в том, что пресловутый «журналист» с пистолетом Glock точно не являлся «агентом Москвы».

Андрей Союстов

Загрузка...
Загрузка...