Новости

«Оружейная прачечная» в Киеве

В 2015 и 2016 годах украинский государственный экспортер вооружений «Укринмаш» подписал соглашения с клиентами в Уганде и Бурунди о продаже 59 амфибийных бронированных патрульных транспортных средств.


Производственное предприятие «Техимпекс» в Киевской области, как указано в каталоге компании. (Источник: Techimpex)

На первый взгляд, такие сделки характерны для торговли Украины с африканскими государствами, где нестабильность и опасность, что оружие может мигрировать в зоны конфликта, означает, что многие страны испытывают трудности с прямой покупкой у западных производителей.

Украина, бывшая советская республика, которая не является членом Европейского союза (ЕС), зачастую более чем готова заполнить пробел на рынке.

Но на этот раз произошел сбой: машины не были действительно украинскими.

Скорее, содержание просочившихся документов показывает нечто большее. Транспортные средства стоимостью не менее 4,1 млн. долл. США были приобретены в Польше, государстве-члене ЕС, которое руководствуется строгими правилами экспорта оружия. Они были отправлены в Украину по частям, а затем 45 из них были экспортированы в Восточную Африку через Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ).

Другими словами, как и грязные деньги, проходящие через ряд счетов, эти машины были отмыты, чтобы спрятать их происхождение, маршрут и пункт назначения.

Эти сделки являются примером широкомасштабной схемы отмывания оружия, раскрытой в рамках проекта Центра исследования организованной преступности и коррупции (OCCRP).

Документы, полученные OCCRP, показывают как украинские власти и компании сделали страну ключевым узлом в сети, которая переправляет оружие советского образца из Европы в Африку и на Ближний Восток. Многие из этих видов оружия исходят из стран, которые в настоящее время являются членами ЕС.

Более 1000 страниц документов относятся к частной украинской компании «Техимпекс», которая продает, ремонтирует и модернизирует военную технику, а также связанную с ней частную компанию из Великобритании, известную как S-Profit. По крайней мере, в одном случае с участием S-Profit эта договоренность, по-видимому, способствовала сделкам, которые, если они будут реализованы, обошли бы эмбарго на поставки оружия ЕС в Судане и Южном Судане. В опубликованном сегодня докладе Amnesty International содержится подробная информация о S-Profit. (Читайте в ближайшее время: S-Profit и прорыв эмбарго)

Документы, которые охватывают период с 2014 по 2016 год и включают контракты, корреспонденцию, финансовую информацию и книгу заказов компании, показывают, как «Техимпекс» работает с украинскими государственными экспортерами вооружений, в том числе с «Укринмашем», а также с регулятором экспорта оружия в стране, известным как Государственная  Служба экспортного контроля (ГСЭК), для содействия оружейной торговле.

Согласно анализу OCCRP, документы показывают, что «Техимпекс» занимался, по меньшей мере, 26 сделками на оружие на общую сумму 29,5 млн. долл. США в 2015 и 2016 годах. К ним относятся миллионы, заработанные в рамках схемы отмывания оружия.

Лазейка

В основе экспортной сети лежит лазейка в украинских правилах, которая позволяет убрать источники и пункты назначения оружия из документов, поскольку оружие перемещается по всему миру.

Документы показывают, что в феврале 2016 года «Техимпекс» запросил у ГСЭК, регулирующей экспорт оружия, расширение лицензии, дающее ему право импортировать детали бронированных автомобилей у частной польской фирмы Army Trade для собственных нужд компании. Это означает, что польская компания может отправить оружие «Техимпексу», часто обозначенное как «запасные части», используя документы, в которых «Техимпекс» становится их конечным получателем.

Но оружие после этого не остается на Украине.

Затем «Техимпекс» продал оружие «Укринмашу», государственному экспортеру вооружений, и его материнской компании «Укрспецэкспорт». «Укринмаш» «накрутил» свои 9-17%, а затем продал их своим африканским клиентам. Отгрузочные документы для 37 бронемашин показали, что Украина является исходным источником оружия, эффективно «отмывая» их истинное происхождение.
Документы «Техимпекс» показывают, что компания приобретает в Восточной Европой оружие и запчасти от производителей в Польше, Словакии, Молдове, Болгарии, Венгрии, Румынии и Боснии и Герцеговине.

Они также показывают, что компания продавала оружие на рынки Африки, Ближнего Востока и Азии, включая Эфиопию, Корею, Чад, ОАЭ и Уганду.

Польская сделка

Продажа польских бронированных машин, известных как БРДМ-2, демонстрирует, как работает система.

Просочившиеся документы показывают, что «Техимпекс» подписал контракт на покупку 59 БРДМ-2 и БРДМ-2РХ, а также пулеметов от Army Trade 23 декабря 2014 года.

В письмах, датированных февралем 2015 года, владелец Army Trade Krzysztof Jozwik подтвердил, что у него есть 59 бронеавтомобилей. Он не упоминал о запасных частях.

В апреле того же года ГСЭК предоставил «Техимпекс» разрешение на импорт запасных частей для бронированных автомобилей из Польши для собственных нужд компании. К декабрю начались поставки, при этом, согласно документам «Техимпекса», разобранные транспортные средства пересекли границу тремя партиями.

Документы показывают, что «Техимпекс» назвал себя лицензированным конечным пользователем 20 БРДМ-2. Сертификат конечного пользователя от 17 мая 2016 года говорит, что «Техимпекс» не будет реэкспортировать оружие в третью страну «без разрешения Государственной службы экспортного контроля Украины [ГСЭК]».

В ответ на вопросы журналистов представитель министерства иностранных дел Польши заявил, что лицензии на экспорт БРДМ на Украину в 2014-2015 годах не выдавались, и что это включает не только «полностью собранные транспортные средства БРДМ, а также их составные части и компоненты». Поскольку такие экспортные лицензии имеют срок действия 12 месяцев, представитель продолжил: «отгрузка 21-24 декабря 2015 года была, возможно, незаконной», и запросил дополнительную информацию, чтобы наши спецслужбы могли начать соответствующее расследование».

11 декабря, за десять дней до того, как первый из БРДМ-2 пересек границу Украины, «Техимпекс» подписал контракт с «Укринмашем» на сумму 776 000 долларов на экспорт восьми бронеавтомобилей.

Книга заказов «Техимпекс» - электронная таблица - внутренний документ, используемый для отслеживания продаж компании, указывает Уганду как конечный пункт назначения.

В феврале «Техимпекс» и «Укринмаш» подписали еще один контракт на отправку 37 автомобилей в Уганду. В том же месяце «Укринмаш» запросил еще 14 БРДМ-2 для Бурунди.

Документы показывают, что бронетранспортеры не были отправлены непосредственно в Восточную Африку, а были проданы в ОАЭ через фирму Emirati International Golden Group (IGG). Контракты и судовые документы показывают, что БРДМ-2, предназначенные для Уганды, теперь уже полностью собранные, были отправлены в два лота в мае и июне 2016 года.

Документы, которые датированы сентябрем 2016 года, не показывают, были ли отправлены транспортные средства, предназначенные для Бурунди.

Общая стоимость продаж в Уганду составила 4,19 миллиона долларов, согласно отчетным документам «Техимпекс».
«Укринмаш» не ответил на неоднократные просьбы о комментариях.

Согласие государства

Jozwik, владелец Army Trade, сообщил OCCRP, что сделка с «Техимпекс» состоялась, что подтверждено документами.
«Они были запасными частями», - сказал он. Он добавил, однако, что «запчасти» состояли из корпусов, башенок и двигателей, другими словами, полных комплектов для сборки бронеавтомобилей.

Jozwik сказал, что «Техимпекс» не раскрыл ему никаких планов продать их третьим странам. Он видел сертификат конечного пользователя, выпущенный «Техимпекс», который подтверждал, что «Техимпекс» был конечным пользователем.

«Я думаю, что [автомобили] были предназначены для украинских военных», - сказал он.

Но Евгений Ващилин, которому принадлежит половина компании, отрицал даже факт первоначальной продажи, указанной в документах.
«Мы импортируем только запасные части [для оборудования]. Мы не уполномочены импортировать [готовую боевую] военную технику», - сказал он. «Все эти вопросы не к нам, мы не экспортеры. Мы производители».

«Государство осуществляет контроль», - продолжил Ващилин. «Без разрешения Службы экспортного контроля никто ничего не продает».
В заявлении для OCCRP ГСЭК отказалась комментировать вопрос о том, имел ли место документальный транзит оружия через Украину, без его физического прохождения через страну.

Неприятные направления поставок оружия

Бурунди - конечный покупатель части бронеавтомобилей - с 2015 года погрязла в политическом кризисе, в результате которого погибли сотни людей. Организация Объединенных Наций обвинила силы безопасности страны в использовании «неизбирательного насилия» против любого подозреваемого в политической оппозиции после нападения на четыре военные базы в столице страны в декабре 2015 года.
Международная информационная служба мира, независимый бельгийский исследовательский институт, обратила внимание на тайные пути торговли оружием в Бурунди в своем докладе за май 2017 года.

Будучи менее проблемной, чем Бурунди, Уганда была отмечена как транзитная точка для оружия, направленного в соседний Южный Судан, где гражданская война убила десятки тысяч и сделал беженцами миллионы людей, начиная с декабря 2013 года. Южный Судан находится под эмбарго на поставки оружия из ЕС, что делает продажи в страну незаконными для государств-членов Евросоюза.

Группа Совета Безопасности ООН, созданная для контроля за эмбарго, обнаружила, что украинские фирмы продали на миллионы долларов боевых вертолетов и самолетов  правительству Южного Судана со времени начала войны, а Уганда использовалась в качестве промежуточной точки.

После появления сообщения о сделке с  польскими БРДМ-2, делегация ЕС в Уганде указала в письменном заявлении, что она «с большой озабоченностью отметила, что Группа экспертов ООН по Южному Судану зарегистрировала ряд случаев, когда оружие, проданное Уганде впоследствии было передано в Южный Судан».

«Этот вопрос обсуждался государствами-членами ЕС, чьи органы власти, отвечающие за лицензирование экспорта оружия, учитывают этот риск при рассмотрении просьб о выдаче лицензий на экспорт оружия в Уганду».

Демпинг на оружие в Молдове

Контракты с Угандой и Бурунди - это лишь небольшая часть сомнительных сделок с оружием, совершенных «Техимпекс» и «Укринмашем».

Например, в начале 2016 года британская компания S-Profit, прикрывающая «Техимпекс», приобрела три зенитных ракетных комплекса (ЗРК) у государственного молдавского международного аэропорта Маркулешти. S-Profit была единственным участником тендера, где стартовая цена была установлена ​​в размере 600 000 долларов США для всех трех ЗРК, согласно тендерным документам и публичному заявлению Министерства обороны Молдовы. Местная пресса сообщила, что S-Profit заплатила 660 000 долларов.

В то время сделка была опротестована молдавскими ветеранами, которые заявили, что эти ЗРК стоили не менее 10 миллионов долларов каждый. (Правительство Молдовы объяснило столь низкую цену, истечением срока службы).

В интервью директор «Техимпекс» Ващилин отрицал, что его компания купила какое-либо оружие в Молдове и подтвердил, что он импортирует только запчасти для вооружения.

Однако в перечне имущества «Техимпекса» указаны два ЗРК типа С-125M1 класса «земля-воздух», той же модели, что и проданные аэропортом Маркулешти из Молдовы.

В проекте контракта между S-Profit и «Укринмаш» указаны эти же системы, предлагаемые экспортеру вооружений уже по цене 6 миллионов долларов США, почти в 30 раз выше, чем они были приобретены первоначально.

Проблемы с законом

В 2016 году «Техимпекс» подписал контракт на приобретение 11 бронетранспортеров МТ-ЛБ у болгарской государственной оружейной фирмы Kintex, указав себя конечным пользователем и утверждая, что эти транспортные средства были фактически запасными частями, предназначенными для «ремонта и обслуживания дорожных транспортных средств, транспортных средств для сельскохозяйственного сектора и транспортные средства, используемые для аварийно-спасательных операций в неблагополучных районах страны». Однако данные коммерческой базы данных сайта таможенной информации Import Genius не подтверждают, что поставка состоялась.


МТЛБ Т-23-2, доработанный киевской компанией «Техимпекс».

Список товаров военного назначения, которые «Техимпекс» экспортировал в Саудовскую Аравию, показывает, что компания поставила не менее 30 таких автомобилей с дополнительными оборудованием.

Сделка привлекла внимание украинских правоохранительных органов. В мае 2016 года Служба безопасности страны отправила фирме запрос, о котором известно OCCRP, о предоставлении всей документации, связанной с ее работой с Kintex.

«Техимпекс» также столкнулся с вопросами об имуществе, приобретенном на Украине.

Служба безопасности открыла в 2014 году расследование в связи с утверждениями о том, что компания получила большое количество военного имущества по заниженным ценам во время правления свергнутого президента Виктора Януковича. В расследовании рассматриваются утверждения о том, что три продажи военной техники, которые имели место в 2011 году, принесли  Украине убытки в размере 57,3 млн. гривен (эквивалент 7,2 млн. долл. США).

Всего за период с 2010 по 2013 год «Техимпекс» приобрела 154 бронетранспортера, 27 танков, четыре военных вертолета, один транспортный самолет, более 1200 пулеметов, 29 400 автоматов АК-47 и 35 000 винтовок из украинского избыточного военного имущества, согласно данным, предоставленным Министерства обороны Украины в 2015 году в ответ на просьбу депутата.

Близкие контакты

Документы «Техимпекса» показывают, что фирма имеет необычайно тесные отношения с государственными фирмами и регуляторами, даже по специфическим стандартам оборонной промышленности Украины. Эта связь еще более примечательна для частной фирмы, основанной в 2003 году в отрасли экономики, в которой с советских времен доминируют государственные компании вооружений.

Часть этих отношений может быть личной. Владелец «Техимпекса», Евгений Ващилин, работал в «Укринмаше» 10 лет назад, как он сам сообщил в интервью.

Его отец (и соучредитель «Техимпекса») Виктор Ващилин возглавлял Госэкспортконтроль, регулятор экспорта вооружений, в 1990-х годах.
Младший Ващилин отрицал, что его фирма имеет какие-либо особые отношения.

«Мы работаем одинаково со всеми государственными экспортерами», - сказал он.

«Нам, как производителю, разрешается работать только через эти коррумпированные структуры [государственные экспортные компании]», - сказал он. «Я не хочу работать ни с одной из них, я хочу работать напрямую [с конечными клиентами]».


Посещение 1 сентября 2017 года производственного объекта «Техимпекса» заместителем министра экономики Украины Юрием Бровченко (справа от центра, в очках), который отвечает за оборону. Евгений Ващилин,  владелец 50% доли «Техимпекса» (в центре в коричневой куртке и розовой рубашке).

Но документы «Техимпекса» демонстрируют более близкие отношения, чем было сказано. В предпроектном документе декабря 2015 года, в котором обсуждались условия контракта между «Техимпекс» и лоббистом компании ОАЭ Исмаэлем Хомани [Ismael Houmany] из ASTA, неназванный представитель «Техимпекса» подтвердил, что фирме была предоставлена ​​самая низкая комиссия, которую «Укринмашу» разрешалось взимать по закону. В документе есть ссылка на «Дмитрия», чья личность не выяснена. [Вероятнее всего, бывший генеральный директор «Укринмаш» и  «Укрспецэкспорт» Дмитрий Перегудов]


В центре слева - генеральный директор «Укрспецэкспорта»  Дмитрий Перегудов на встрече с премьер-министром Ирака Нури Аль-Малики, август 2012 г. Фото предоставлено пресс-службой Премьер-министра Ирака.

«С других компаний они [«Укринмаш»] удерживают большую комиссионную плату, но благодаря положительному участию «Дмитрия» ее удалось удержать на минимально возможном уровне - только 10%», - написал представитель «Техимпекса». Ниже, Houmany написал комментарий: «Согласен. Благодаря Дмитрию».

Книга заказов «Техимпекса» показывает, что компания платит от 9 до 12 процентов комиссии «Укринмашу» по большинству своих поставок. Это намного меньше, чем более 30 процентов, которые, как правило, уплачиваются «Укрспецэкспорту», другой государственной фирме-спецэкспортеру.

Внутренний документ «Техимпекса» показывает, что глава отдела закупок Александр Радиванович был назначен на неопределенное место в министерстве обороны в 2015 году.

В документе заместитель главы «Техимпекса», которого звали В. И. Шевчук, попросил генерального директора компании Владимира Калину предоставить Радивановичу 100-процентный бонус к его зарплате «в связи с выполнением им дополнительных функций, связанных с работой в Министерстве обороны Украины».

В интервью Радиванович отрицал, что в то время работал в министерстве обороны.

Пресс-секретарь министерства обороны отказался отвечать на вопросы OCCRP, заявив, что министерство не комментирует кадровые вопросы.

Для Артема Давыденко, аналитика Transparency International в Украине, отношения, выявленные в документах «Техимпекса», характерны для мутной украинской системы экспорта оружия.

«На практике вся система не работает беспристрастно - только несколько негосударственных компаний получают лицензии на импорт/экспорт военной продукции», - писал Давыденко в ответ на вопросы.

«Отсутствие прозрачности в этих внутренних документах не позволяет понять, как именно это регулируется, и в какой степени индивидуумы могут влиять на него».