Новости

Особенности присягания тоталитаризму

Существует статистика, утверждающая, что каталоги IKEA популярнее Библии.

Статистика эта констатирует, что ежегодно печатается 100 миллионов копий Библии, a y каталогов IKEA приблизительно 180 миллионов потребителей.

Из всех возможных обьяснений этой реальности, самое исчерпывающее, как всегда, самое простое: незыблемые и непререкаемые каноны, предлагаемые Библией, для строго окольцованной и неизменной линии поведения, самой своей жёсткостью ограничивающей многие свободы, гораздо менее привлекательны, а то и откровенно отталкивающи, нежели постоянное обещание перемен к лучшему, транслируемое любыми источиками, имеющими отношение к такому понятию, как “мода”.

Я имею в виду моду в любом возможном поле деятельности, от одежды до интерьеров.



Любая МОДА с её создателями гораздо более гибка и податлива для умелого и практически незаметного продвижения всеx необходимыx кому-то в нужный момент течений, нежели упрямо закостенелые, ограничивающие свободу и утверждающие строгие обязанности каноны.

По самой сути своей означая «сменяемость», мода – наилучший проводник идей и расфасовщик менталитетов.

Eсли сложившаяся коньюнктура негласно, но жёстко требует присяги на верность некоей негласной, но однозначно господствующей идеологии, вы сможете констатировать следование общим инструкциям в области моды, в той же степени, как и во всех других областях человеческой деятельности.

Все мои многолетние наблюдения позволяют делать вывод, что там, где начинается принуждение к массовым присягам на верность определённым принципам, начинается тоталитаризм.

Под “массовыми присяганиями” я имею в виду эдакое регулярное подтверждение, в режиме “все, как один”, по поводу и без повода: всеобщие чрезмерные и нескончаемые осуждения и такие же всеобщие чрезмерные и нескончаемые обожания, напоминающие карикатурно-гротескные истерические ролики «народной любви» к северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну.

Точно такие жe массовые присягания на верность неким принципам и непримиримость к непокорным сегодня можно наблюдать в Западной Европе, куда из Америки и Скандинавии политкорректность принесла явные признаки зарождающегося ментального тоталитаризма.

Констатировать это можно абсолютно во всех областях жизнедеятельности, от голливудских тусовок, где все как один, долгие нудные месяцы клеймят ближнего своего за очередные «домогательства», до большого спорта, где все как один клеймят ближнего своего за «гомофобские высказывания».

Hо особенно показательно это явление в самых неожиданных по смыслу секторах.

Казалось бы, зачем администрации “ИКЕЯ” плодить “социальные рекламы”, с гротескной старательностью выставляя фото сотрудниц в хиджабах и послушно развивая продвижение в прессе самой привлекательной из политкорректных картинок – мультикултирализм в действии: счастливые люди радуются жизни и свидетельствуют об этом широко разверстым белозубьем, среди икейской мебели.

Или зачем, например, широко известному модному журналу “Vogue” посвящать целый обьёмнейший номер певице Рианне, с весьма многозначительным подспудным контекстом.



Не отдельную статью, а целый номер, более чем в 250 страниц, где, за вычетом рекламы, все сюжеты грубо примитивно заворачиваются в единую вкусовую спираль – Рианна и её мир: её идолы и друзья, её хореограф, её татуировщик, её гримёр, её маникюрщица, 13 косметических средств, с которыми она никогда не расстаётся, и – не отходя от кассы! – её неравнодушие и ангажированность за всё светлое и хорошее.

Одним словом, традиционная подача “жёлтых” деталей из личных преференций звёзд их фанатикам в подростковых “девочковых” журналах.

Только речь в данном случае не о девочковом фиговом листке, а об известнейшем издании в индустрии люкса, изначальная цель которого, казалось бы, никак не может быть примётана белыми нитками к ведущим темам поликорректности.

Редкие вставки текста, среди открытой и скрытой рекламы освещают следующие сюжеты :

*Женские школы в Восточной и Южной Африке, для которых Рианна собирает средства на нью-йоркских “бомондовых” балах.

*Никому не известная, но тоже чернокожая актриса и сценаристка сериала о трудностях жизни темнокожих женщин в Америке.

* О благотворительной школе в неблагополучном квартале Лос Анжелеса, где перевоспитывают трудных темнокожих подростков и откуда вышли любимые Рианной рэпперы и другие хорошие темнокожие люди.

*Любимые персоналии Рианны – Боб Марлей, Нина Симоне, Тина Тёрнер.

И, наконец, новая “надежда нью-йоркской моды”, “Мистер Америка” (по определению восторженных авторов), совсем молодой, но уже продвинутый Рианной в ранг первейших, мальчик-модельер Мэттью Адамс Долан, автор всех последних одёжных успехов катастрофически набирающей вес певицы – всех, благодаря ей, упорно продвигаемых в народ безразмерных и бесформенных вещей – курток, напоминающих одноместную палатку, перекошенных пиджаков, “обесталенных” одеяний, скрывающих силуэт под нагромождением рюшей и других непонятных обмоток, откровенно лишённых какой бы то ни было оригинальности, носить которые рекомендуется при полном освобождении от условностей.

Например, безразмерное декольтированное бальное платье – с кроссовками. Потому что так удобней, особенно людям с изрядно лишним весом, в котором не надо себя ограничивать.

Вообще, следуя принципам поликорректности, ограничивать себя не следует ни в чём…

И вот в этом самом длинном из всех текстов спецвыпуска журнала мод, самом, можно сказать, значительном документе, среди нескончаемого вороха реклам и фотографий, коим полнятся все глянцевые издания, среди умилений о счастливом восхождении новой «звезды дизайна», его благодарности певице Рианне за неоценимый пиар его бесформенных моделей для не желающих себя ограничивать в еде и весе, вы совершенно неожиданно читаете такое:

«Я начал работать над осенней коллекцией 2017, сразу после избрания Дональда Трампа. Я долго думал, как мне выразить свой протест, а потом вспомнил фотографию Джона Леннона с Йоко Оно, в кровати, во время войны во Вьетнаме. И тогда я и придумал вот эту одежду больших размеров, почти как простыни, которую мои модели, на Неделе моды, представили в кровати. Это был мой протест!»

Надеюсь, вы оценили уместность и размах.

Такой “протест”, большой, как огурец…

Я не говорю о результате, сравнимом разве что с поведением мальчика-«онижедетя», подошедшего к полицейским на митинге и засунувшего себе палец в нос, с криком: «Это против Путина!»



Я говорю о сложившейся ныне необходимости присягать публично и однозначно принципам обязательной для всех идеологии политкорректности, по любому поводу и даже без оного, прямо на страницах никакого, казалось бы, отношения к ней не имеющих журналов и  каталогов, теле и радио передач.

Иначе, мало ли что… Eщё подумают, что вы за Трампа, а там и до чего похуже недалеко… Конец карьере !

Самое смешное и самое трагичное то, что упомянутые здесь примеры всё более характерны сегодня для практически всех сфер жизнедеятельности и продолжают массивно распространяться,  метастазируя в самые неожиданные места, внезапно вещая из самых неожиданных утюгов.

На днях, случайно переключая программы, я в ступоре замерла перед дамой, активно нарезающей салат и при этом убеждающей свою со-ведущую в необходимости увеличения числа мигрантов и самых разных стран, для развития и разнообразия французской кухни…

Когда мебельный магазин, рекламируя собственную продукцию, внедряет в сознание своих клиентов свою приверженность определённым идеям, журнал мод начинает транслировать социальную, намертво политкорректную тематику, а кулинарная программа содержит откровенно политические лозунги и аллюзии, можно с полным правом считать, что первые зачатки ментального тоталитаизма успешно проросли и неуклонно развиваются.

Каждый осторожный гражданин чувствует себя в некотором роде под дамокловым мечом немого вопроса “Ты записался в «политкорректы?!”

И потому, при первом случае, спешит публично присягнуть, дабы не оставлять сомнений.

Дошли до дна. Сели, поели, опять пошли…

  ЕЛЕНА КОНДРАТЬЕВА-САЛЬГЕРО



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...