Новости

От агрессивного маркетинга до “неомаккартизма”: версии причин атаки радикалов на Интер и Левочкина

10 мая радикалы продолжили борьбу с телеканалом Интер, начатую днем раньше. Они взяли штурмом дачу политика Сергея Левочкина, являющегося совладельцем Интера. Самого Левочкина в тот момент на месте не было.

Нападение на дачу в элитном пригороде Киева – Конча-Заспе – было обставлено как шоу. Представители радикальных организаций, костяк которых составляли члены Нацкорпуса – политической партии, сформированной на базе полка “Азов” – были одеты в балаклавы, файеры они начали жечь, еще не доходя до дачного поселка, явно чтобы обратить на себя внимание других влиятельных обитателей Конча-Заспы. Кроме Нацкорпуса, в штурме участвовали представители “Свободы” и “Национальных дружин”. Дальше произошло короткое столкновение с представителями полиции и Нацгвардии, пытавшимися остановить нападавших. Сообщалось, что силовики применили слезоточивый газ и шумовые гранаты. Однако радикалы все-таки прорвались через оцепление, в частности, выломав секции забора. О победе над полицией Нацкорпус отчитался на своей странице в Фейсбуке: “Националисты преодолели сопротивление и вошли на территорию (дачного, - Ред.) кооператива. Кроме полиции, на территории, собственником которой является Левочкин, были замечены титушки. В дальнейшем планируется отдых на природе, в зоне, которая была незаконно присвоена и к которой не допускают обычных украинцев”, – говорится в сообщении.

Как “Вести” сообщали ранее, недовольство радикалов вызвал фрагмент концерта Интера к 9 мая, который появился в соцсетях. В нем ведущий мероприятия Андрей Доманский заявил, что нельзя допустить, “чтобы улицы наших городов называли именами фашистских преступников, а их портреты безнаказанно проносили во время факельных маршей в нашей столице“. Однако эта история оставляет ряд вопросов. Интер каждый год организует концерт к Дню Победы, используя аналогичные символы и риторику, однако раньше это не вызывало такой радикальной реакции.

Телеканал пытались блокировать – в июне и сентябре 2016 года. Так, 4 сентября 2016 года около 30 человек в масках подожгли студию “Подробностей”, тогда были пострадавшие. Однако все же это выглядело как активность националистов-маргиналов. Теперь же за Интер взялась вполне определенная политическая сила, которая выдвигает требования не только к руководству и владельцам канала, но и к Нацсовету по вопросам телевидения и радиовещания. Спрашивается, почему за Интер всерьез взялись именно сейчас? Также не совсем понятно, почему радикалы проявляют повышенное внимание именно к персоне Левочкина, которую они также не замечали все предыдущие годы? На этот счет в экспертном сообществе выдвигается три версии.

Версия №1. Интер сам срежиссировал скандал

Чтобы привлечь внимание аудитории к праздничному концерту “Победа. Одна на всех”, маркетологи канала заранее выложили скандальный фрагмент эфира в соцсети и договорились с общественными организациями о блокаде своего офиса. В таком случае цели они добились: по данным пресс-службы канала, концерт 9 мая посмотрело рекордное количество зрителей – 13 млн. чел. То, что к акции блокирования офиса подключился Нацкорпус, можно в таком случае считать “форс-мажором”. Далее ситуация вышла из-под контроля.

Гендиректор информагентства “Интерфакс-Украина” Александр Мартыненко подтверждает, что использование провокаций для поднятия рейтинга – обычная практика в медиамаркетинге. “Исключать, что Интер публикацией провокативного промо-ролика хотел поднять себе рейтинг, нельзя. Не могу утверждать, что это так, но такое вполне возможно. Не исследовал, как именно ролик попал в сеть, но не исключено, что Интер его вбросил в своих интересах”, - говорит Мартыненко “Вестям”, добавляя, что украинские и мировые каналы неоднократно прибегали к публикации провокационных роликов, которые вызывали бурную реакцию в обществе, подобно ролику с Доманским.

Версия 2. Объектом кампании изначально был Левочкин

Утром 10 мая стало известно, что офисы канала разблокированы. Около 20 уборщиков приступили к очистке фасада от стикеров с радикальными слоганами. Тот факт, что телеканал мог быть просто поводом для атаки на его совладельца – Сергея Левочкина – в этой связи всплыл на первый план. Примечательно, что Левочкин накануне событий в Конча-Заспе выступил с критикой действий радикалов.

“В современной Украине многие политики считают себя "государственными деятелями" общенационального масштаба, которые вправе диктовать правила всему украинскому народу. Однако на практике они имеют поддержку только в кругу таких же радикалов. В их реальности не существует многомиллионного украинского общества, в котором каждый наделен Конституцией неотъемлемыми правами и свободами. Есть только их личное мнение и категорический "императив", – написал политик в персональном блоге.

Сергей Левочкин – экс-глава Администрации Президента Виктора Януковича (2010-2014) – после Майдана держится в тени, оставаясь одной из ключевых фигур “Оппозиционного блока”. При этом Левочкина считают весьма противоречивой фигурой. Так, не вполне ясна его роль в событиях Революции Достоинства –  Левочкин фактически ушел в отставку с должности главы АП после жестокого разгона “Беркутом” студентов на Майдане. Официально Янукович уволил Левочкина с этой должности 17 января 2014 года, при этом 28 ноября 2016 года он заявил, что Левочкин входил в состав внутренней оппозиции в Партии регионов, которая привела к “разрушению стабильности в Украине”.

Одновременно политики в 2016 - 2017 гг. широко обсуждали возможное сотрудничество  Левочкина с нынешней Администрацией президента. Так, в июле 2017 года стало известно о переговорах, которые Левочкин вел с Банковой – после них фракция Оппоблока в Раде дала 25 голосов “за” провластный Закон “О Конституционном суде”. Это голосование раскритиковали как оппозиционеры, так и представители коалиции.

Противоречивость фигуры Левочкина дает основания утверждать, что за начавшейся атакой радикалов могут стоять представители как власти, так и оппозиции, желающие вывести его из игры. Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев придерживается иного мнения. “Акция Нацкорпуса только помогла вернуть почти забытое имя Левочкина на слух. Это может быть какой-то спектакль, чтобы напомнить перед выборами, что Левочкин существует, и что с ним борются националисты, правые и так далее. Это только увеличит ставки Левочкина. Не знаю, была ли это игра втемную, или правые выступили полезными идиотами, но никакого существенного вреда они телеканалу и Левочкину не принесут, кроме возвращения его имени в горячую политическую ротацию. Тем более, это выглядит как подготовленный, ненатуральный спектакль. Жертв нет, но красивое шоу они устроили. Левочкина четыре года никто не трогал, да и не слышно было о нем (кроме истории с его виллой), а теперь он снова на арене, причем в позитивном образе для его электората. Не знаю, был ли это заказ, но режиссура в этом чувствуется”, - говорит Карасев, по мнению которого Левочкин, таким образом, должен усилить свои позиции внутри “Оппозиционного блока”.

Версия 3. Кампания против Интера – это неомаккартизм, новый тренд политики

К Интеру с его огромной аудиторией безусловно проявляют интерес различные политические группы - накануне предстоящих менее чем через год президентских (а затем и парламентских) выборов. Другое дело, что большой и влиятельный канал крайне сложно поставить под контроль, особенно с учетом того, что такие попытки отнюдь не одобряются международными организациями, европейскими и американскими политиками. “Украинские медиа находятся под давлением тех провластных групп, которые хотели бы установить над ними контроль. Но сделать это непросто, с учетом возможного международного резонанса. Поэтому изобретаются все более изощренные пути. С этой точки зрения поход радикалов на дачу Левочкина – это попытка перевести акцент с давления на конкретный канал. Некая политическая группа пытается доказать, что она вовсе не хочет контролировать информационное пространство, а решила бороться с конкретным олигархом”, – считает кандидат политических наук Алексей Якубин.

А директор Института стратегических исследований Андрей Ермолаевуверен, что ситуация еще сложнее, и речь идет о формировании нового тренда в государственной политике, связанного со сворачиванием демократии и борьбой с инакомыслием. Ермолаев называет его “неомаккартизмом”, по аналогии с “маккартизмом” – политическим движением в США в 50-е годы ХХ века, связанным с политическими репрессиями против “антиамерикански настроенных граждан”.

“Ситуация с Интером и Левочкиным серьезнее, чем очередной скандал. Мы наблюдаем то, что должно встревожить каждого украинца - это тоталиризация общества, –  говорит Ермолаев. – От страха люди становятся терпимыми к любым нарушениям их прав - права на свободу слова, свободу действия, неприкосновенности собственности. Этим начинают пользоваться радикальные политические силы. У нас стали обыденностью обвинения в политических преступлениях, изменах, а общество тихо отмалчивается.  Ничего отличного от того, что сказал президент в своей речи 9 мая, на Интере не прозвучало. И там, и тут осуждался нацизм, говорилось об общей победе и победе для всех. Истерика вокруг этого раздута по сценарию украинского неомаккартизма - поводом может быть что угодно. Настораживает, что в этом участвуют радикализированные парамилитарные силы при фактическом молчании власти”.

Также Ермолаев подчеркивает, что атака на Левочкина – часть кампании по дискредитации системных оппозиционеров, которая также укладывается в понятие “неомаккартизма”. “Так в США разворачивался маккартизм: списки врагов, поиск ведьм и прочее. Оглядываясь на рейтинги политсил, я уверен, что произошедшее усилит рейтинг Оппоблока, так как в глазах людей, которые поддерживают оппозицию, это еще одно доказательство репрессивности и “полицейщины” власти”, - уверен эксперт.

Тем временем партия “Оппозиционный блок” обратилась с заявлением по поводу давления на телеканал Интер и Левочкина. В нем содержится обращение к международным правозащитным организациям  и диппредставительствам зарубежных государств с просьбой дать оценку “своеволию национал-радикалов”. Также ОБ просит “поддержать позицию партии в отношении защиты украинской демократии, прав и свобод человека” и обещает “бороться за права журналистов”. Это один из примечательных результатов атаки на Интер: политики, которых более 10 лет обвиняли в сворачивании свободы слова, в свете последних событий выглядят главными ее защитниками. Этого ли добивались проукраинские силы?

Загрузка...
Загрузка...