Новости

«Отверженные» в украинских СИЗО – незакрытый список для Зеленского

Политзаключенные на Украине негласно разделены на две категории. Есть умеренные инакомыслящие, невинные жертвы сфабрикованных дел, о которых системно информируют немногочисленные оппозиционные СМИ и правозащитные организации. Речь не о патентованных правозащитниках с их двойными стандартами и «куриной слепотой», а о тех новых правозащитных сообществах, которые возникли за пять лет после победы майдана. Нередко активную роль в них играют люди, сами попавшие под каток «революции гидности», пострадавшие от преследований. То есть политзаключенные, узники совести, диссиденты «новой формации». Они доносят правду о политических преследованиях на Украине до международных организаций, работают с ЕСПЧ и т.д. Эта деятельность важна. Она обращена к трезвой и здоровой части украинского общества (той, которая способна трезветь и выздоравливать), открывает глаза европейским правозащитникам (тем, кому нужна эта правда) на происходящее.

 


Загрузка...

И есть другая часть политзаключенных, к которым прилепили ярлык «сепаратисты». В основном это жители Юго-Востока: участники протестных выступлений весны 2014 года, просто люди с четкой гражданской позицией, не скрывавшие своего отношения к государственному перевороту, к деятельности неонацистских формирований, к военной кампании в Донбассе. Об этих людях даже «нейтральные» украинские СМИ (те, которые объективность всегда путают с лизоблюдством) пишут: «Террористу продлили срок содержания под стражей», «Сепаратист вышел на свободу», «Активисты требуют посадить пророссийского блогера».

Эти люди попали в категорию «отверженных». Об их проблемах не сообщат в видеоблогах Шария. Им не окажут правовую помощь юристы Портнова. Даже если этих людей похищали, пытали, «прессовали», откровенно фальсифицировали материалы дела против них, правозащитники и «легальные оппозиционеры» не станут торопиться с оказанием юридической помощи им с оформлением жалобы в ЕСПЧ.

Вокруг «отверженных» царит не столько заговор молчания, сколько атмосфера боязни, двусмысленная недоговоренность, «рассудительная» отстраненность правозащитных организаций. Например, дело одессита Александра Кушнарева. Его сын Геннадий Кушнарев погиб в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года. Кушнарева-старшего обвиняли в подготовке покушения на одесского профессионального подлеца Алексея Гончаренко, устраивавшего фотосессию над телом Геннадия. Обстоятельства, при которых стряпалось это дело, методы, использованные против Александра Кушнарева, могли стать предметом обоснованного иска в ЕСПЧ. Но правозащитным организациям это неинтересно… Александр вышел на свободу только в результате обмена в декабре 2017 года.

Сегодня избиратели Юго-Востока многого ожидают от нового президента. Скорее всего, это завышенные ожидания. От квалифицированных юристов мы видели немало советов и рекомендаций Зеленскому: как ускорить назначение даты инаугурации, как распустить Верховную раду… Но почему-то вся эта умеренная оппозиция, подготавливавшая «отстаточнэ прощавай» для Порошенко, до сих пор не выступила с обращением к новому президенту о реабилитации политзаключенных, об амнистии для участников гражданского конфликта, о необходимости объективного (возможно, международного) расследования убийства правоохранителей на майдане, расстрела на Рымарской в Харькове 14 марта 2014 года, трагедии 2 мая 2014 года в Одессе, авиаудара по центру Луганска 2 июня 2014 года... Почему?



Если умеренная оппозиция действительно ожидает от Зеленского хоть какой-то «оттепели», а не продолжения курса прежнего президента, то ей следовало бы в первую очередь преподнести новой власти системный анализ преступного наследия порошенковского режима. И первым делом нового президента могло бы, должно бы стать освобождение политзаключенных, сидящих в тюрьме за инакомыслие. Среди них немало стариков, женщин. Об этом нужно громко, четко и настойчиво заявлять, сколько бы команда Зеленского и его спикеры ни уклонялись от этой информации… И если Зеленский и его команда проигнорируют эти обращения, то они автоматически станут наследниками Порошенко по части политических репрессий.

Гаранту Конституции предстоит либо выправить эти правовые вывихи, либо нести ответственность за попрание конституционных прав сограждан, ставших узниками совести.

Всё, на что закрывали глаза «лидеры общественного мнения», правозащитные организации, находило отклик в сердцах многих, никому не известных людей. Харьковчанка Светлана – одна из тех, кто все эти годы пытается помогать землякам, сидящим в тюрьме за взгляды, за гражданскую позицию. На днях она привезла в СИЗО № 27 передачи для политзаключенных.

«Помощью заключенным я занимаюсь достаточно давно, больше двух лет, – говорит Светлана. – Для меня они просто ребята из моего города, которым хотелось в 2014 году, чтобы страна жила, как и прежде, уважая память своих предков, чтобы во главе всего стояло верховенство права, а Конституция и законы соблюдались. Что записано в статье 34 Конституции? “Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений”. Я уже не говорю о “праве на жизнь” и “равенстве перед законом”. Ну а самое главное для меня, как человека верующего, – закон Божий, в котором говорится: “Помоги ближнему своему и тебе воздастся”».

 



 

К волонтерской деятельности она приобщилась случайно. По мере сил и возможностей всегда старалась помогать тем малоимущим, у кого и на кусок хлеба нет средств. А тут узнала, что арестованным люди собирают деньги на передачи. Светлана купила печенье и масло, принесла. Потом знакомые узнали, что она носит продукты политзаключенным, стали тоже передавать через нее. Так и пошло-поехало.

«Однажды узнала, что девочка, которая в кругу моих знакомых собирала помощь в СИЗО, уехала из страны, – рассказывает Светлана. – Люди готовы помогать, а собирать некому. Они стали нести мне. Сходила в храм, испросила благословения у батюшки на этот труд во имя Господа. И стала помогать. Появился круг сподвижников. Я даже имена их не спрашиваю (не те времена, чтоб интересоваться). Кто на улице встретит, передаст, кто в храме, а кто и через знакомых. Когда собирается нужная сумма, чтоб закупить продукты на всех, чтоб никого не обойти, – тогда и готовим передачу».

С передачей – в СИЗО № 27

Светлана лично не знакома ни с кем из заключенных. Узнает о них из публикаций в Интернете. Либо люди приносят передачу с запиской-просьбой передать такому-то… Иногда Светлана приходит на суды, чтобы глянуть в глаза человеку, которому предназначена помощь.

«Взволновала судьба дедушки, нашего харьковского ученого Мехти Феофановича Логунова, – делится наболевшим харьковчанка. – Ему скоро исполнится 85 лет. Отдельную посылку готовим к юбилею. Я не верю в то, что человек, проживший такую трудную жизнь, о которой пишут в СМИ, совершил что-то такое, чтоб сидеть в тюрьме, еще и 12 лет. У Мехти Феофановича желудочные и головные боли часто, давление, и это в его-то возрасте».

Мехти Логунов, кандидат технических наук, был обвинен в 2017 году в создании шпионско-террористической сети и в государственной измене. Орджоникидзевский районный суд Харькова приговорил его к 12 годам лишения свободы по статье 111 УК («государственная измена»). А апелляционный суд много месяцев подряд переносит рассмотрение этого дела. Вот и в апреле, незадолго до второго тура президентских выборов, заседание перенесли на осень. Людям, неравнодушным к судьбе 84-летнего заключенного, понятно, что с такими темпами работы украинского правосудия Мехти Феофанович может просто не дожить до справедливого рассмотрения его дела.

«Из сообщений в Интернете знаю, что врач-терапевт Игорь Джадан в плохом состоянии, у него большие проблемы со здоровьем, – продолжает Светлана. – Еще видела фото Владимира Дворникова, до и после голодовки. Парень выглядел совсем неважно. О женщинах, Ларисе Чубаровой и Марине Ковтун, вообще говорить больно. К сожалению, не всем могу помочь. Но надеюсь, им другие помогут. Мир не без добрых людей… Я знаю одно: “Бог не бывает поругаем!” Нужно придерживаться истин, прописанных не нами, а свыше. Очень надеюсь, что всё наконец наладится, что я вот сюда перестану ходить и молиться о том, чтобы мой список закрылся и все, все вернулись домой, к семьям.

Сейчас у Владимира Зеленского есть замечательная возможность протянуть руку помощи украинским матерям. Пусть поменяют всех на всех и начнут говорить о мире для людей, а не о войне до неизвестно какого конца».

фото: ritmeurasia.org

Виталий Авдеев

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...