Новости

Первая кругосветка американского шпиона-неудачника

Эта история почему-то практически неизвестна ни у нас, ни на Западе. Информация крайне скудна и изобилует либо фантазиями, либо констатацией факта. Ниже приведены наша и американская версии произошедшего. Впрочем, ответ на главную загадку так и не найден - американцы его тщательно скрывают, а наших он видимо не интересует по очевидным причинам.

Согласно нашей версии развития событий, 10 августа 1957 г. береговые РЛС Тихоокеанского флота засекли у мыса Поворотного цель, которая не отвечала на запросы. Как позже выяснится, это была дизельная подводная лодка-шпион ВМС США «Гадшен» со специалистами радиоразведки на борту, вторгнувшаяся в пределы нашей 12-мильной зоны.

Командир субмарины лейтенант Н.Бессак был уверен в своей безнаказанности. Возможно, все сошло бы ему с рук и на сей раз, но оплошал вахтенный на рулях, ошибочные действия которого привели к тому, что «Пескаря», всплывшего под перископ, средь белого дня выбросило на поверхность. Тут-то его и засекли наши РЛС.
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/4/44/Gudgeon_%28SS-567%29_-_Tang_class.jpg/1280px-Gudgeon_%28SS-567%29_-_Tang_class.jpg
Дежурная поисково-ударная группа (ПУГ) в составе трех малых противолодочных кораблей по боевой тревоге устремилась из Владивостока к Поворотному мысу. В указанном квадрате стоял туман. Когда он стал рассеиваться, наши моряки обнаружили контуры неизвестной субмарины в надводном положении, которая, в свою очередь заметив корабли, срочно ушла под воду. Однако с ней был установлен гидроакустический контакт. Лодка взяла курс на юг. Противолодочники начали преследование, время от времени забрасывая ее ручными гранатами, вытесняя из наших тервод.
Свернуть )

Да-да, это не опечатка. Времена были простые и раз уж не стояла цель уничтожить нарушителя, ему действовали на нервы. Да и не только на нервы - трудно себе представить удар по ушам экипажа от подводных взрывов.

Преследование длилось двое суток. К вечеру 12 августа лодке, видимо, потребовался воздух: прямо по курсу МПК-469 появились перископ и другие выдвижные устройства субмарины. Но ее командир, увидев в упор МПК, дал команду на экстренное погружение. Едва лодка погрузилась, как на то место, где она только что была, наехал МПК-469, не успевший отвернуть в сторону. Янки повезло: они чудом уклонились от столкновения. А вскоре командир ПУГ дал семафор на корабли: «Застопорить ход. Лечь в дрейф. Мы в нейтральных водах». Спустя минут 10 субмарина всплыла и отсемафорила нашим кораблям: «Находимся в нейтральных водах. Прекратите преследование!». Затем дала ход и пошла восвояси курсом к своей базе в Йокосуке (Япония). Позже стало известно, что командира «Пескаря» за прокол у Поворотного сняли с должности и отправили в отставку...".

Сняли с должности? Скорее нет, чем да. Лодка под его командованием продолжила выполнение свего основного задания. Но прежде - американская версия событий:

В августе 1957 года USS GUDGEON находился недалеко от крупнейшей военно-морской базы Советов на Тихом океане - Владивостока. Его целью было контролировать движение советских кораблей через перископ и перехватывать их радиосвязь.

Внезапно целых восемь эсминцев начали прочесывание области, где прятался GUDGEON. Все 90 офицеров и матросов заняли боевые посты, торпеды загрузили в свои восемь труб ТА, и попытались уйти в нейтральные воды. Когда подводная лодка приблизилась или сразу после того, как она пролетела мимо воображаемой 12-мильной линии, ее шкипер, Норман Б. "Базз" Бессак, 34-летний лейтенант-командир, приказал привести лодку к полной остановке, надеясь, что преследователи ее потеряют. Но уловка не удалась.

Здесь явная неувязка - в нейтральных водах не было нужды глушить все и "теряться". GUDGEON явно был окружен еще в советских водах и потому не мог уйти сразу, попытавшись сбить установленный контакт "тишиной в отсеках".

По словам членов экипажа, когда GUDGEON пытался спрятаться ниже 200 футов воды (60 метров), Бессак приказал своим людям подготовиться к долгой, пугающей и одинокой осаде. Когда дизельная подводная лодка вынуждена оставаться под водой, она полностью зависит от мощности ее электрической батареи, ранее заряженной дизельным двигателем, для циркуляции воздуха, включения внутреннего освещения, нагрева пищи и обеспечения резких скачков скорости для возможного бегства, а жизнь на борту становится намного больше нестабильный.

В случае GUDGEON, угрожающее присутствие советских эсминцев означало, что подводная лодка не сможет подняться на глубину перископа, примерно на 60 футов (18 метров) ниже поверхности, и плавать под шноркелем (засасывая извне воздух через поднятую трубку) в ​​ту ночь. Лодка также не могла послать ни одного вида просьбы о помощи, не поднявшись достаточно, чтобы проколоть поверхность своей радиоантенной. Так что Бессак приказал принять все меры предосторожности для сохранения электричества и воздуха.

Вентиляторы и воздуходувки, которые толкали воздух, были отключены. Свет был урезан до тусклого, как свеча свечения. Кристаллы гидроксида лития, химического вещества, которое поглощает углекислый газ, выдыхаемый экипажем, были разбрызганы на чехлы для матрасов из ткани, расположенные в различных отсеках. Бессак приказал всем второстепенным членам экипажа оставаться в своих койках.

Несмотря на растущую напряженность, всем запретили курить сигареты, которые выделяют угарный газ. Тишина продолжалась всю ночь, весь следующий день и вплоть до второй ночи. Воздух субмарины стал настолько густым и грязным, что у многих мужчин начались сильные головные боли. Каждый час или два один из эсминцев наносил удар активного гидролокатора. Отражаясь от корпуса GUDGEON длиной 290 футов (менее 90 м), создавая пугающие металлические «звоны», которые звучали внутри лодки и в головах его членов экипажа.

Эсминец потом парит над субмариной и сбрасывает воду глубинные заряды, которые детонируют над или вокруг лодки. «Они будут кружить, и один из них будет разбегаться», - сказал один из членов экипажа GUDGEON. «Затем они возвращались и снова брали трубку (на гидролокаторе), а кто-то другой приходил и убегал. Один из членов экипажа сказал, что офицеры GUDGEON решили, что после первой волны взрывов им не удалось нанести серьезного ущерба, что, вероятно, эсминцы сбросил небольшие глубинные заряды, похожие на ручные гранаты, а не на полноприводные заряды, подобные тем, что затопили десятки подводных лодок во Второй мировой войне. Подобные гранаты издают ужасающий шум, которыйбьет, словно отбойный молоток, разрывающий бетон, но вряд ли нанесет большой ущерб толстому стальному корпусу подводной лодки.

В какой-то момент GUDGEON попытался уклониться от эсминцев, выпустив шумоподавляющую приманку из трубки для выброса мусора в одном направлении, в то время как лодка двигалась в другом, рассказал один из членов экипажа. В другой раз, по его словам, подводная лодка опустилась ниже своей «глубины испытания» на 700 футов (210 м) или около того в тщетной попытке избежать досягаемости советского сонара. Наконец, после более чем 30 часов советского контроля аккумуляторная батарея субмарины стала настолько слабой, а воздух - настолько ужасным, что среди экипажа возник новый страх: если GUDGEON придется всплывать среди эсминцев, попытаются ли они захватить экипаж? Учитывая эту возможность, некоторые офицеры и сотрудники разведки на борту поспешно уничтожили ряд секретных документов, вспомнил один из членов экипажа.

Во время преследования несколько советских эсминцев оторвались от стаи и отплыли обратно к порту. Бессак решил, что будет драться. Он приказал подвсплыть на глубину перископа, где он быстро поднял свою радиоантенну и выстрелил в штаб-квартиру 7-го флота США в Японии с просьбой о помощи.

Подводная лодка подняла мачту для снорклинга (шноркель), чтобы получить немного свежего воздуха, но советское судно помчалось прямо к лодке, как будто чтобы проткнуть ее, и «загнало нас обратно», рассказал один из членов экипажа GUDGEON. В этот момент у Бессака не было иного выбора, кроме как рискнуть полностью вывести GUDGEON на поверхность. Пока субмарина медленно поднималась, Бессак позаботился о том, чтобы люки ее торпедных аппаратов были открыты - последнее действие, необходимое для обеспечения запуска торпед при нажатии кнопки, сказали члены экипажа.

После того, как субмарина вышла на поверхность, Бессак поднялся по лестнице внутри рубки субмарины на мостик, где приказал связисту направить свет на один из советских кораблей ночью и моргнуть сообщением азбукой Морзе. Сигналы определили GUDGEON как военный корабль ВМС США и подтвердили свое право находиться в том, что его экипаж считал международными водами.

Несколько минут спустя Советы высветили сообщение, которое было утешительным, хотя и несколько злорадным, в его простом утверждении очевидного. Эти мигающие огни опознали противников GUDGEON как «ВМФ CCCP» и предложили GUDGEON следовать домой без промедления. Затем советские корабли сняли кольцо вокруг GUDGEON и позволили ему отплыть. Несколько часов спустя американские военные самолеты пролетели над головой и увидели, что GUDGEON пережил испытание.

Такова история одного из боестолкновений СССР и США, не имевшее целью уничтожить противника. Самое же забавное, что заставило меня долго копать и проверять эту историю заключается в том, что согласно истории ВМС США, GUDGEON выполняла в это время совершенно иное задание.

Напомню, шел 57-й год. GUDGEON, тип Тэнг, стал интеграцией технологии трофейных немецких U-boat в дизайн подводных лодок ВМС США. По сути, они являлись произведением искусства в области неатомного субмариностроения времен окончания Второй мировой войны и послевоенных лет. 4 из 6 субмарин были проданы Италии и Турции. У последней они дослужили до начала 2000-х - великолепная долгая жизнь.

http://i.imgur.com/UnJtbzI.jpg USS Gudgeon (SS-567) arrives at Pearl Harbor on 21 February 1958 after circumnavigating the globe (встречают после кругосветки).

Что до нашей лодки, то она под командованием Бессака вышла с базы в Пёрл-Харбор 8 июля 1957 года и начала свой кругосветный поход. USS Gudgeon (SS-567) стала первой американской субмариной, обогнувшей планету. Лодка пробыла в море 8 месяцев, за которые было прошла 25 000 морских миль (46 300 км), и вернулась на базу 21 февраля 1958 года.

Это и есть самая большая загадка. Непонятно, зачем в ходе кругосветки лезть к Владивостоку. Что до отставки капитана, то на фото мы видим триумф его экипажа и его лично после кругосветки. После такого не снимают, а повышают в звании и переводят на более высокую должность.

 
Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.