Новости

ПОМНИМ ВОЙНУ

О перевооружении Российской армии

В ходе своей «прямой линии» 20 июня 2019 года президент Путин, отвечая на один из вопросов, отметил, что Россия — единственная из крупных держав современного мира — сокращает свои оборонные расходы и в настоящее время занимает только седьмое место по их объёму, но это не мешает нам на два-три шага опережать остальные страны по уровню своей вооружённости.

И это действительно так. Массовый показ на военном параде в честь 70-летия Победы 9 мая 2015 года новых образцов нашей военной техники: «Армат», «Курганцев», демонстрация первых полётов Су-57 и отечественных беспилотников, — вызвали настоящий взрыв в информационном пространстве. Ещё за год до этого перспектива появления в российской армии таких современных образцов оружия, как правило, ставилась экспертами под большое сомнение. Много писалось и говорилось о том, что конструкторские бюро находятся в кризисе, что НИОКРы топчутся на месте. И вдруг — буквально взрыв презентаций новейших систем!

 

 

Конечно, в обществе сразу возникла определённая эйфория от увиденного. В глазах обывателя российские Вооружённые силы превратилась в самую передовую и мощную армию мира. Но очень скоро эйфория уступила место пониманию того, что продемонстрированные на парадах и показах образцы — это, в большинстве своём, опытные штучные экземпляры, в войска пока не поступающие.

Очень скоро эта тема стала одной из «базовых» для противников действующей власти: как в самой России, так и за рубежом. Самого президента обвиняли в популизме, в том, что он просто пускает пыль в глаза. Что продемонстрированные образцы так и останутся в макетах или в единичных экземплярах, что у «разорванной в клочья» экономики нашей страны просто нет денег на их серийное, массовое производство. И чем дальше «вправо» отодвигались конкретные сроки принятия на вооружение тех или иных образцов, тем сильнее становилась эта критика.

Ели поначалу просто высказывались сомнения в том, что новейшие образцы появятся на вооружении в ближайшее время, то уже очень скоро началась информационная кампания по откровенной дискредитации и возможностей нового оружия, и способности российского ВПК его производить в обозримом будущем. Тут уже всякое лыко было, что называется, в строку. Объективные продолжительные временные циклы войсковых испытаний техники выдавались за провал испытаний. Любые упоминания о выявленных недостатках или изменениях требований к оружию тут же становились чуть ли не смертным приговором для новых систем. Их называли устаревшими, не соответствующими современным требованиям, а иногда — и откровенно провальными. Точно так же любой сдвиг сроков финансирования по некоторым системам трактовался как «отказ от закупок». СМИ и соцсети пестрели заголовками: «Армия отказалась закупать «Ночной охотник», «Военным не нужна «Армата», «Денег на новые игрушки у армии нет», «Ми-28 в войска не пойдёт», «Су-57 провалился!».

Понятно, что в результате столь мощного информационного «разогрева» стремительно возникший у части читателей оптимизм начал столь же стремительно сменяться разочарованием и скепсисом.

Но как перевооружение нашей армии идёт в реальности?

Прежде чем разобраться в этом, необходимо понять «логику» появления в армии новой техники. Человек далёкий от этой тематики, чаще всего руководствуется представлениями о перевооружении, почерпнутыми из истории Второй мировой и «холодной» войн, когда враждующие державы, имея огромные ВПК, бросали все силы на то, чтобы не допустить даже малейшего военного отставания друг от друга. Это были годы, когда производство танков и самолётов исчислялось тысячами штук ежегодно. Именно эти цифры и возникают в голове обывателя, когда речь заходит о перевооружении: «Быстро! И тысячами!» Но мир с тех пор сильно изменился. При всей напряжённости нынешней внешнеполитической обстановки, ситуации прямого военного противостояния нет. Поэтому цикл разработки, испытания и постановки на вооружение того или иного образца оружия сегодня является процессом, который должен быть вписан в определённые временные и финансовые рамки. На основе запросов военных формируется техническое задание, которое реализуется конструкторскими бюро в конкретные опытные образцы, из них затем отбираются лучшие и выставляются на испытания, а уже по результатам испытаний определяется, соответствует тот или иной образец оружия требованиям будущего или нет. И, если соответствует, то формируется заказ на него и график финансирования.

При этом необходимо учитывать, что стоимость современного вооружения несравнима с тем, которое было в войсках 20 или 30 лет назад. Стоимость истребителей Миг-23 и Су-35С отличается в разы — так же, как стоимость Су-24 и Су-34 или танков Т-72 и «Армата». Всё это и определяет график поступления новой техники в войска. Современный цикл создания новой военной техники, от разработки до принятия на вооружение, составляет от семи до десяти лет. А для некоторых образцов — ещё дольше. Особенно — для тех, разработка которых началась в 90-е годы, когда финансирование было мизерным.

Ещё сильнее растягиваются сроки разработки для самых перспективных систем, относящихся к новым поколениям или типам оружия. Например, самолёт «пятого поколения», представляющий собой целый «пучок» новых технологий, каждая из которых является прорывом «в другое измерение». Так, США разработку своего самолёта пятого поколения F-22 «Раптор» начали ещё в 1981 году, первый образец поднялся в воздух в 1990 году, первый предсерийный образец взлетел только в 1997 году, а на вооружении он появился только в 2005 году. За следующие десять лет было произведено всего 187 «Рапторов». Такая же ситуация — и с новейшим американским многоцелевым самолётом F-35. От разработки до начала производства прошло уже более семи лет (ошибка, после первого полета прошло 19 лет - М1), но до сих пор самолёт остаётся «сырым» и негласно считается самым провальным в истории американской военной авиации. При этом, американцы сэкономили, минимум пять лет работы, заполучив в начале 90-х секретную документацию на перспективный советский самолёт Як-141.

 

 

Поэтому «задержка» между демонстрацией наших передовых военных разработок и их появлением в войсках абсолютно нормальна и не несёт в себе никакой фатальности. Это обычный срок войсковых испытаний и формирования госзаказа.

А теперь разберём самые «громкие» слухи о провалах нашего ВПК.

Совсем недавно в либеральных СМИ массово тиражировалась новость о том, что Министерство обороны отказалось от закупок боевого вертолета Ми-28. Мол, вертолёт тяжёлый, дорогой и не нужный в войсках. Но вот на прошлой неделе на сайте Минобороны РФ появилась информация о том, что армия до 2027 года закупит 98 модернизированных разведывательно-ударных вертолётов Ми-28НМ «Ночной охотник». Ми-28НМ —модернизированная версия боевого ударного вертолета Ми-28Н, состоящего на вооружении отечественных Вооружённых сил. Он предназначен для поиска и уничтожения малоскоростных воздушных целей, танков, бронированной и небронированной техники, а также пехоты противника на поле боя. Вертолёт способен действовать днём и ночью в простых и сложных метеоусловиях. Он обладает локатором, обеспечивающим круговой обзор, и системой управления с элементами искусственного интеллекта. Модернизированный вариант отличается улучшенной эргономикой кабины, на борт в отсеке летчика-оператора установлена дублирующая система управления вертолётом, усовершенствована общая функциональность боевой машины.

Ранее сообщалось, что Ми-28НМ получит управляемую ракету, дальность поражения которой будет превышать 25 километров. Ракета будет лететь к цели по данным навигационной системы на борту, а на конечном участке полёта включится система самонаведения. Вертолёт сможет нести до восьми таких ракет.

С поступлением этих вертолётов общее число «Ночных охотников» перевалит в наших войсках за 200.

Аналогичная история — и с самолётом пятого поколения Су-57. Целый ряд СМИ и информагентств распространили информацию о том, что у российской армии просто нет денег на такие дорогие «игрушки», а потому Су-57 в ближайшие годы будет выпускаться только в единичных экземплярах. Но не успела эта информация как следует оглушить обывателя, как президент Владимир Путин сообщил, что к 2028 году в России должны появиться не менее трёх авиаполков — 76 истребителей, основной техникой в которых будут истребители пятого поколения Су-57. Очередной мыльный пузырь лопнул!

Точно так же закончилась и история с «похоронами» танка Т-14 «Армата». Правда, здесь к «информ-накату» отчасти приложил руку вице-премьер Юрий Борисов, который, отвечая на вопрос одного из журналистов о том, когда начнутся массовые закупки «Арматы», сообщил, что в ближайшие годы Россия не будет массово переходить на боевые машины нового поколения «Армата» и «Бумеранг».

«У нас особой нужды в этом нет, эти модели достаточно дорогостоящие по отношении к существующим. Эти модели — перспектива автобронетанковой техники» — сообщил он.

По мнению Борисова, старые советские машины всё ещё имеют значительный модернизационный потенциал, используя который России удаётся поддерживать паритет со странами НАТО, существенно проигрывая последним в размерах оборонного бюджета.

В интерпретации журналистов из фразы чиновника «Россия не будет массово переходить на боевые машины» почему-то исчезло слово «массово», и они тут же стали главной темой либеральных критиков, которые на все лады стали заливаться о том, что «Армата» — слишком дорога и в войсках не появится. Это эхо долго гуляло по сети, пока отрезвляющим душем не прозвучало заявление заместителя министра обороны РФ Алексей Криворучко, который сообщил, что в настоящее время существует подписанный контракт на закупку 132 танков Т-14 «Армата». Поставки новых боевых машин будут осуществляться согласно планам, прописанным в Государственной программе вооружений 2018-2027 гг.

Так много или мало новейшего вооружения получает Российская армия? Прежде всего, обратимся к современной российской военной доктрине, согласно которой у наших Вооружённых Сил нет задачи обеспечения глобального военного присутствия. Российская военная доктрина, в первую очередь, — оборонительная и она подразумевает возможность нанесения неприемлемого ущерба любому агрессору. А это значит, что в её основе лежит умение маневрировать наличными силами и средствами, то есть способность сосредоточить на любом угрожающем направлении достаточной для нейтрализации этой угрозы группировки своих сил. И в рамках такой задачи поставки новейших образцов оружия вполне соответствуют нашим планам.

И здесь не менее важно общее состояние наших ВС. Темпы модернизации уже существующих и стоящих на вооружении образов техники. Ведь не секрет, что наши самолёты поколения 4+ и 4++ Су-30СМ и Су-35С по своим боевым характеристикам почти идентичны американским самолётам пятого поколения F-22 и F-35, а танки Т-72Б3 ничем не уступают последней модернизации М1А3 «Абрамса».

На модернизацию существующей техники и вооружения в рамках «Программы 2020», программы системного перевооружения и переоснащения российской армии, было выделено свыше 20 трлн. рублей до 2020 года, и почти столько же — на восстановление заводов и концернов ВПК. Это огромные деньги, но они были вложены не зря!

За период с 2012 по 2018 год оснащённость российских Вооружённых сил современными видами оружия выросла в 3,7 раза, а доля новой и модернизированной техники в стратегической ядерной триаде РФ увеличилась с 37% до 81%. Этот показатель был достигнут за счёт поставок подводных ракетных крейсеров проекта 955 «Борей», модернизированных стратегических бомбардировщиков (Ту-160 и Ту-95МС), а также сверхдальних крылатых ракет воздушного базирования Х-101/102. Сюда же входят 80 новых межконтинентальных баллистических ракет и стратегический ракетный комплекс «Ярс», которым оснастили 12 ракетных полков.

Серьёзные успехи были достигнуты в переоснащении Воздушно-космических сил. Доля новой и модернизированной техники в ВКС достигла 73,9% (в 2012 году она составляла 30%).

С 2013 года состав оперативно-тактической авиации ежегодно пополняют свыше 200 боевых единиц: бомбардировщики Су-34, истребители Су-30СМ, Су-35С, МиГ-31БМ, ударные вертолёты Ка-52 «Аллигатор» и Ми-28Н «Ночной охотник».

Более чем в полтора раза увеличились возможности войск ПВО/ПРО в сфере разведки, контроля воздушного пространства и огневого поражения. Это стало возможным благодаря поставкам новейших радиолокационных станций (РЛС), средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и зенитных ракетных комплексов (ЗРК). Дальность радиоподавления возросла в 3,5 раза.

В военно-морском флоте доля новых и модернизированных видов вооружений выросла с 52% до 61,9%. Его пополнили более 150 кораблей и судов различного предназначения, включая новейшие образцы, вооружённые ракетным комплексом «Калибр». Около 60 летательных аппаратов получила морская авиация. Огневой потенциал береговых войск был укреплён несколькими дивизионами ракетных систем «Бал» и «Бастион». Доля современной техники в ВМФ увеличилась с 52% до 61,9%.

Большой прорыв с 2012 года был совершён в сфере оснащения Вооружённых сил высокоточным оружием большой дальности. Помимо «Калибров», армия продолжила получать оперативно-тактические ракетные комплексы (ОТРК) «Искандер-М», предназначенные для уничтожения командных пунктов, укреплённых наземных целей и крупных надводных сил противника.

Заметно улучшилась ситуация в Сухопутных войсках, где доля новых вооружений возросла с 15% до 45,8%, а доля исправной техники составляет в настоящее время 98%. С 2012 года мотострелковые, артиллерийские и танковые части получили более 10 тысяч современных образцов оружия. Огневая мощь Сухопутных войск увеличились на 45%, живучесть — на 30%, манёвренные возможности — на 50%.

Только в 2018 году в рамках заданий гособоронзаказа в войска было поставлено около 2 тыс. основных образцов вооружений и военной техники. Среди них 74 самолёта и вертолёта, 80 беспилотных летательных аппаратов, четыре полковых комплекта зенитных ракетных комплексов С-400, пять надводных кораблей, 250 танков и боевых бронемашин.

 

Загрузка...

 

И, что очень важно, процесс перевооружения на этом не завершается. Новая государственная программа вооружения (ГПВ) предусматривает, что до 2027 года в российскую армию будут поставлены серийные образцы оружия нового поколения. Это межконтинентальные баллистические ракеты «Сармат», ЗРК С-500 «Прометей», истребители пятого поколения Су-57, самоходные артиллерийские установки «Коалиция-СВ», танки Т-14 «Армата», гиперзвуковые боевые комплексы «Кинжал», «Авангард», «Циркон».

Существующие у России Вооружённые силы по своим численным и качественным параметрам сегодня уверенно обеспечивают военный паритет и безопасность нашей страны. После военно-технического провала 90-х годов ХХ века наша армия вернула себе сегодня передовые позиции в мировом военном рейтинге. 2 ноября 2018 года издание Business Insider опубликовало рейтинг самых сильных армий в Европе, где России по праву принадлежит первое место. А в мировое лидерство наша армия делит с армией США. Сегодня мы можем быть спокойны за мирное небо над нашими головами. Никакому агрессору не придёт в голову нарушить наши границы или бросить нам вызов.

 

Владислав ШУРЫГИН

Загрузка...
Загрузка...