Новости

Последний шанс Зеленского перед рутиной

Если верить Юлии Мендель, пресс-секретарше украинского президента Владимира Зеленского, то ее шеф перед сегодняшним днем, 19 июля 2019 года, дал и Украине, и России последний шанс. Чтобы сдвинуть с мертвой точки процесс налаживания нормальных отношений.

Сегодня в Киеве состоится (не состоится?) очередное судебное заседание по делу российского журналиста Кирилла Вышинского, которого вообще могут отпустить на свободу, закрыв его абсурдное дело о госизмене. Либо же, на худой конец, ему могут изменить меру пресечения и из камеры СИЗО, где он находится второй год, отправить под домашний арест. И во под это дело г-жа Мендель и озвучила очередную хотелку-предложение Зеленского: дескать, Киев готов освободить Вышинского, но хочет, чтобы Москва при этом освободила осужденного за терроризм в Крыму режиссера Олега Сенцова. По ее словам в «Фейсбуке», в Киеве предлагают «для взаимной уверенности в общей доброй воле» освободить Вышинского и Сенцова одновременно. Ибо хоть и Украина «поддерживает политику шагов доброй воли», но при этом в хочет, чтобы Москва тоже «сделала шаг навстречу».

 

 

 

То есть уже не украинских моряков, которые осень прошлого года нарушили российскую границу в Керченском проливе и за это попали на скамью подсудимых и которых Лефортовский суд Москвы оставил под стражей до осени текущего года, а уже Сенцова. И, в принципе, чисто теоретически это возможно. Если только все это время украинские и российские юристы работали над тем, как обойти два главных юридических препятствия. Мешающие такому обмену.

Во-первых, у Вышинского и Сенцова совершенно разный статус. Первого в Украине еще не осудили и легко могут этого вообще не делать, а, повторяю, просто закрыть дело и отпустить. Ибо взяли его по политическим мотивам, в рамках привычных для Украины репрессий против инакомыслящих и инакоговорящих – за журналистскую работу, которую тупо и топорно и приравняли к госизмене. Сенцов же уже сидит и будет сидеть 20 лет не за свое творчество (снял один фильм), а за то, что носился по Крыму со взрывчаткой и готовил теракт. 

Но тут есть нравственная сложность: Вышинский не хочет быть «обменным материалом» и требует оправдательного приговора в Украине, так а у как утверждает, что никаких преступлений не совершал. «Об обмене не может быть и речи, речь может идти только о справедливом решении суда», уже заявил он. И переубедить Вышинского – это задача его друзей-коллег, родных и близких. Сенцов тоже твердит о невиновности и тоже не желает писать прошения о помиловании, что дало бы возможность президенту России Владимиру Путину его, к примеру, помиловать. Но Сенцовым проще – есть «казус Нади Савченко». Эта чудо-героиня украинского народа тоже не хотели «милости от тирана». Но об этом попросили другие – родственники убитых по наводке Савченко журналистов, и Путин помиловал и отпустил Надюху домой. Чтобы она уже там пугала депутатов, тем, что носилась по парламенту с гранатой в сумочке и якобы пыталась разнести из миномета купол над сессионным залом.

Во-вторых, российская омбудсвумен Татьяна Москалькова еще в прошлом году обратила внимание, что Сенцова нельзя миловать, отпускать и отдавать в Украину в обмен на Вышинского потому, что оба они имеют двойное гражданство – украинское и российское. «У него (у Сенцова. – Авт.) получилось по факту два гражданства. И, согласно украинской Конституции, их граждане выдаче не подлежат на территорию России – так же как и у нас граждане не подлежат выдаче на другую территорию... Поэтому здесь нужно искать какую-то новую правовую форму», - сказала она в 2018 году, когда об этом заговорили всерьез. Точно так же она указала и на то, что украинских моряков можно отпускать в Украину при одном условии – если там их продолжат судить за нарушение росграницы. И позиция Москальковой юридически безупречна - закон суров, но он закон. Россия к ней прислушалась в деле укро-моряков. Но если те, паче чаяния, вдруг признают себя виновными, то возможны варианты. Ибо суровость закона компенсируется, как известно, необязательностью его исполнения. Или хотя бы дырявостью, которой и можно воспользоваться, если что-то «очень надо». Пока что, кажется, никому ничего не надо.

 

 

 

 

 

В-третьих, в России серьезно опасались и опасаются сейчас, что если уступить Украине и пойти на обмен совершивших доказанные в суде преступления на просто схваченных на украинских улицах заложников, то это станет для Киева привычной практикой. И в Киеве просто начнут хватать всех противников режима, формировать из них «обменный фонд» и сделают эту геополитическую работорговлю» обычной практикой, поставят ее на поток, как говорится. Именно об это и говорит призыв пресс-секретарши Генпрокуратуры Ларисы Сарган к неонацистам прийти в суд и не дать ему выпустить Вышинского даже под домашний арест. «Одного лишь Вышинского можно было бы обменять: на 24 военнопленных украинских моряков, на украинского журналиста Романа Сущенко, на украинского режиссера Олега Сенцова ...На всех вместе! Одного Вышинского!», - истошно выла она в «Фейсбуке». И судьи, как известно, 17 июля 2019 года реально испугались и в на заседание вообще не пришли.

Это и говорит о том, что главным препятствием же обмена пленными и заложниками между Украиной и Россией была политика. То есть возможность торгов и взаимного давления, в котором никто не хотел и не хочет уступать друг другу. Особенно в Украине, где «борьба с агрессивной Россией» и «недоверие к Путину» стали главными маркерами патриотизма и неизменно приносила какие-то дивиденды «патриотам». На этом сделал себе имя экс-президент Петр Порошенко. Эту же «козу» сначала доил и его сменщик Зеленский, отказывавшийся о переговоров с Москвой и обозвавший Путина «врагом»

Но вы не поверите, а именно политика стала причиной смягчения позиции Зеленского. И Путину сам позвонил, и сейчас вот хочет обмен произвести хоть кого-нибудь на кого-нибудь. Потому что у него серьезно «подгорает» на парламентских выборах. Его серьезно потеснила на «российском фронте» партия «Оппозиционная платформа – За жизнь» («ОПЗЖ») Юрия Бойко – Виктора Медведчука. Последний даже презентовал свои миротворческие инициативы по Донбассу в Брюсселе, а потом отвез их для ознакомления Путину в Санкт-Петербург. А перед этим Медведчук, как известно, прославился и на ниве обмена: вызволил из ЛДНР четверых заложников и привез из в Украину. Чтобы «купировать» это успех уже при Зеленском его спецслужбисты начала арестовывать освобожденных и шить им измену и дезертирство. 

«Подгорает», кажется, у Зеленского и сейчас, за два дня до выборов, когда его «Слуга народа» теряет в рейтингах, а вот «ОПЗЖ» серьезно растет и прочно угнездилась на втором месте. Вот его окружение и фонтанирует новыми идеями в пику Медведчуку. Чтобы – это самое главное! - перехватить инициативу сближения с Россией. Ибо не только приносит дополнительные голоса на юго-востоке страны, но и отвечает здравому смыслу и дает возможность стабилизации выгодных двухсторонних отношений и, по большому счету, установления в будущем мира в Донбассе. 

 

 

Загрузка...

 

Есть и такой немаловажный момент. Это шанс для Зеленского еще и перед политической рутиной, в которую он однозначно втянется после парламентских выборов, Ну, там, скорее всего, формирование правящей коалиции, избрание премьера, распределение мест и кресел в Раде и в правительстве, назначение губернаторов на места и т. д. и т. п. И дело мира в Донбассе и освобождение заложников вполне вероятно будет отложено. И конечно, Зеленский после 21 июля, наверное, победит. И даже перехватит власть почти в полном объеме. Но, увы, из-за невнятной политике в вопросе дружбы с Россией и мира в Донбассе он уже значительно ослабил свои возможности. «По этой же причине ему нелегко будет и править: поднялись» его главные конкуренты – «ОПЗЖ» и ПЕС Порошенко (партия «Европейская солидарность»). И они еще покажут Зеленскому, кто кому Рабинович и как нужно что-то делать и не делать. А после 21 июля вся полнота ответственности теперь ляжет именно на Зеленского. 

И хорошо хоть, что в Донбассе договорились о бессрочном перемирии с 21 июля. А теперь если что-то получится еще и с обменом заложниками с Россией, с прекращением политических репрессий в Украине, когда не нужно будет брать заложников в «обменный фонд», то Зеленский по-любому получает неплохой дополнительный шанс для успешного старта. И может, именно поэтому, как сказала Мендель, Офис президента Украины (ОПУ) «с большим интересом» воспринял предложение российской стороны освободить Вышинского в качестве «первого шага доброй воли со стороны Украины». Ждем-с суда: сделает он это шаг или опять продинамит? С такими разными последствиями. У России-то есть с кем «работать» в Украине, а вот Украине Зеленского придется опять штурмовать неприступный и твердый путинский Кремль.

 

Владимир Скачко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...