Новости

Презрев смерть (из цикла «Великие малороссы»)

Январь 1944 года. Правобережная Украина. В результате успешных действий 1-го и 2-го Украинских фронтов в районе Корсунь–Шевченковский (Черкасская область) образовался глубокий выступ, вдающийся в оборону советских войск.

Командование стало готовить Вермахту очередной котел…

Но по ту сторону линии фронта сидели отнюдь не дураки. И не слабаки.

Еще с ноября 1943 года Адольф Алоисович, матеря своих генералов, брызгая слюной и разгрызая по одному коврику в день (иногда - два), требовал разгромить войска Ватутина, вернуть взад Киев, Урал и Курильские о-ва.

Удалось вернуть только Житомир. Ненадолго.

Из солнечной Италии в срочном порядке отзывались на Восточный фронт элитные части.

В начале января 1944 года по территории оккупированной немцами Украины грохотал на стрелках и перегонах штабной эшелон 16-й танковой дивизии.

 



 

Командовал дивизией Франц-Ульрих Бак.

Опытный вояка. 48 лет. Белая военная кость. Оберст. Кавалер Рыцарского креста Железного креста - высшего ордена Третьего рейха. Среди прочих наград – нагрудный знак «За танковую атаку» Такое за умение щелкать каблуками не давали. Будь добр поучаствуй в трех атаках, или получи ранение, или прояви храбрость – наградим.

В уютном тепле штабного вагона, под мерный перестук колес так хорошо заходит кофей с коньяком! Прозит! Адъютанты почтительно снуют, охрана делает бодрое лицо, штабисты регулярно (с точностью швейцарских часов) докладывают: 2-й танковый полк находится в районе сосредоточения – юго-западнее Жашкова («Сашь-ко-фф», - старательно выговаривают незнакомые слова офицеры), 16-й танковый разведывательный батальон уже прощупывает оборону русских. Танковый артиллерийский полк занимает позиции, два панцергренадерских полка на марше. Драг нах Остен! Зенитно-артиллерийский дивизион готов прикрыть приунывших гренадеров: русская зима, морозы, бескрайняя слякоть, партизаны и вши Восточного фронта – это вам не прогулки по рынку морских деликатесов на юге Италии. Резерв дивизии – 16-й противотанковый батальон, эшелон должен прибыть на станцию разгрузки через 2 часа 26 минут! Точность прежде всего!

Хорошо. Тепло. Уютно. Электрический свет грозными отблесками сверкает в монокле оберста. В соседнем купе звонко и беззаботно смеются стройные телефонистки. Бархат воротника ласкает шею. Патефон бурчит что-то торжественное и бравурное…

- С такой силой мы сбросим русских назад в Днепр!

- Так точно, господин оберст!

Только одна мысль беспокойно ворочается в сознании. Его 16-я дивизия – это дивизия второго формирования. Первая сгинула в приволжских степях. Под Сталинградом. До последнего солдата. Вместе с командиром (генерал-лейтенант Гюнтер Ангерн застрелился 2 февраля 1943 года), танками, знаменем, патефонами и разбитными телефонисточками.

……………..
22 января 1944 года командир 64-й гвардейской танковой бригады гвардии подполковник Бурда Александр Федорович получил приказ командира 11-го танкового корпуса: совершить марш, сосредоточиться и занять оборону на окраинах села Цибулев (ныне – Монастырищенский район Черкасской области).

Танковая бригада. Как грозно звучит! Еще мощнее будет, если взглянуть на штат бригады образца осени 1943 года: три танковых батальона (65 танков!), моторизованный батальон автоматчиков, зенитно-пулеметная рота и подразделения обеспечения. Как правило, в обороне бригаде придавались артиллерийский противотанковый и артиллерийский дивизионы.

Силища! Мощь! Гроза!

Из журнала боевых действий 64-й танковой бригады: «… 22.1.1944… Совершив марш, части бригады к 21.00 сосредоточились… заняли оборону… Танков в строю 12 – Т-34…».

Двенадцать танков… Хочешь стреляй, хочешь на развод оставляй. Красота!

Только Александр Федорович был не робкого десятка. Сын донецкого шахтера. Весельчак. Танцор. Песенник. Куда ему до аристократичности оберста Бака – тем более, Бурда был моложе на 15 лет! Шесть классов школы, опыт сельского пастуха да выучился на электромонтера. Слесарил в шахте. А в возрасте 21 года призвали в армию…

В 1936 году окончил в Харькове курсы по подготовке средних командиров. Прошёл путь от механика-водителя танка до командира учебного радиовзвода. В 1939 году Бурда — слушатель автобронетанковых курсов усовершенствования командного состава в городе Саратов. Войну встретил в должности командира роты.

Это уже после войны Александра Федоровича назовут – «танковый ас» (более 30 подбитых и сожжённых танков противника).

А 22 – 26 января 1944 года бригада Бурды стояла на смерть, противостояла натиску 16-й танковой дивизии Бака.

С утра 25 января – две атаки панцергренадеров с тяжелыми танками, которые с расстояния в километр легко и непринужденно могли прошить лобовую броню советской тридцатьчетверки. Но Т-34 в обороне, закопанный по башню, постоянно меняющий огневые позиции, внезапно появляющийся из-за хат – это грозная сила. Ранняя оттепель превратила землю в непролазную грязь. Немцы вынуждены были действовать только вдоль немногочисленных дорог, постоянно маневрируя, объезжая танками топкие места, лужи – очень часто в прицелах советских танкистов появлялись борта с крестом...

Выстрел! И элита 16-й танковой дивизии выскакивала из люков с горящими портками. Если успевали выскочить. К 11.00 перед позициями бригады жирно дымили несколько немецких танков.

Но разведка немцев нащупала слабое место в обороне. Сосед Бурды справа – 163 стрелковая дивизия. Дивизия! А по сути – оставшийся от дивизии, потрепанный в боях, сведенный из растерзанных батальонов полк. Туда и ударили немцы.

К 12.00 немцам удалось прорвать позиции 163 дивизии и взять под контроль западную окраину села Ивахны – в тылу бригады Бурды. А к 15.00 панцергренадеры нацелились на единственную переправу в этом же селе.

Драться в окружении – еще не катастрофа. Но… в селе Ивахны был КП бригады. А захват штаба бригады – это катастрофа. Потеря знамени – несмываемый позор. Это бесчестие для тех, кто сейчас дрался в полутора километрах южнее, в селе Цибулев. Они не заслужили этого!

На КП – танк комбрига, пара штабных машин и автобус. Связисты да взвод охраны. Вызывать подкрепление поздно. Не успеют. Да и кого вызывать? Тот десяток танков, что дрался на передовой?

Бурда со своим экипажем вступил в бой – давая возможность штабу уйти.

Один экипаж. Один танк. Т-34. Против панцеров, которые уже расползлись вместе с пехотой по окраине села, охватывали КП.

Танковый бой скоротечен. В прицеле – земля, небо. Земля, небо. Мелькают.

- Бронебойный! Наводчик – башню прямо!

- Механик! Прямо! Выходишь из-за хаты, правый разворот, девяносто! Короткая! Включаешь заднюю! Ждешь! Вперед!

- Бронебойный готов!

Развернувшись, танк замер. Счет идет на секунды… В сотне метров, выползающий из-за пригорка «Тигр» тяжело разворачивается… Механик и стрелок тянут ручку переключения передач… Еще пара секунд и борт немца будет не достать… Наводчик ловит в перекрестие прицела ненавистный крест… Нога механика дрожит на выжатой педали сцепления, дрожь передается всему телу...

- Огонь!

- Механик! Назад! Вправо, за дом!

Медленно отходили. Посадив взвод охраны на броню. Развернув башню назад. Огрызались. Отстреливались. Танк комбрига попал под перекрестный огонь сразу трех танков противника…

 


Загрузка...

 

……….
Из журнала боевых действий 64-й танковой бригады: «…25.1.44… в 15.30 на западной окраине Ивахны от прямого попадания болванки сгорел танк командира бригады. Командир бригады гвардии подполковник Бурда, находившийся в танке, смертельно ранен, умер в 22.00 25.1.44 в м. Лукашивка…»

К исходу дня 25 января в строю оставалось танков…4 – Т-34. Сгорело – 4. Были подбиты или неисправны – 4.

……....
16-я дивизия оберста Бака так и не сбросила русских назад в Днепр. От западной окраины маленького села Ивахны на Черкащине, где мужество призрело саму смерть, начался путь бесславного конца панцергренадеров дивизии. Монокль уже не сверкал грозно. От прямого попадания русского снаряда разлетелся в куски патефон. Вместе с услужливым адъютантом. Куда-то пропала белизна манжет штабистов. А вместо фигурок телефонисток, на коротких остановках возле штабных машин мелькали над грязными шинелями ищуще-просящие глаза. Бегущие с немцами полицаи. Власовцы. Осознание своего расового превосходства сменилось острым (как понос) желанием смыться с Восточного фронта.

16-я дивизия была разгромлена - в яростных и безуспешных попытках деблокировать окруженных в Корсунь - Шевченковском котле. От былой мощи огня и стали остался лишь потрепанный полк.

………..
За подвиг и мужество указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1945 года Александру Фёдоровичу Бурде присвоено (посмертно) звание Героя Советского Союза.

Александр Фёдорович похоронен в посёлке Ружин (Житомирская область), где ему установлен памятник

Алексей Куракин

Загрузка...
Загрузка...