Новости

Призраки истории и декоммунизация по-польски

Почти 27 лет как Советский Союз мертв, однако призраки коммунизма до сих пор не дают покоя отдельным народам Восточной Европы. Так, на прошлой неделе министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович выступил с заявлением, в котором отметил, что все выпускники Московского государственного института международных отношений уволены из его ведомства. Также глава МИД подметил, что на руководящих постах в стране больше не осталось «сотрудников коммунистических служб». Аналитический портал RuBaltic.Ru обратился к особенностям национальной охоты на марксистов-ленинистов в современной Польше.

 

Наблюдая за политической риторикой и общественными настроениями, можно смело утверждать, что в Польше в высшей степени развиты чувство национальной гордости и устойчивость, в какой-то степени упрямство исторической памяти. Не в последнюю очередь из-за крайне острого восприятия многих вопросов истории польские властные институты сейчас развернули борьбу на два фронта: против остатков коммунизма внутри своей страны и против ультралиберализма на уровне Европейского союза.

Особо трепетное отношение к вопросам истории в Польше закрепляет официальный курс на защиту и сохранение своей культурной самобытности. Однако то, как польская власть понимает эту защиту, вызывает множество вопросов и у самих поляков, и у их соседей, в том числе россиян.

Из всех стран бывшего социалистического лагеря Польша (Прибалтику как часть бывшего СССР не берем во внимание) — наиболее активный и последовательный борец с коммунистическим наследием. Так, например, в Чехословакии, Венгрии и ГДР эта борьба окончилась со сменой политического режима и установлением нового внешнеполитического курса после распада Восточного блока.

Фото: dzienniklodzki.plФото: dzienniklodzki.pl

 

Неизменное упорство поляков и сосредоточенность на прошлом не позволяют спокойно перевернуть страницу уже свершившейся истории, тем самым создавая излишнюю напряженность в и без того шатких отношениях с Россией.

Суть самого закона о декоммунизации, принятого польским Сеймом в апреле 2016 года: названия и символы, которые прославляют коммунистическую систему, должны быть исключены из общественного пространства. С учетом последующих поправок сегодня этот документ позволяет местным властям осуществлять снос памятников эпохи социализма. И пускай военные кладбища, места захоронения, произведения архитектуры и искусства по-прежнему остаются под защитой польского государства, принятие этого закона было воспринято российской стороной крайне негативно. В первую очередь это объясняется тем, что ныне действующая правовая норма обесценивает и обезличивает подвиг Красной Армии по освобождению Польши.



 

Нынешнему правительству Третьей Речи Посполитой любой советский памятник представляется олицетворением тоталитарного режима. В то же время для всех, кто дорожит памятью о Второй мировой войне, тот же самый объект является символом освобождения от нацизма и отсылкой к конкретным личностям и к их поступкам, а не к коммунизму или сталинизму как таковым.

Для консервативных сил этот демонстративный отказ от коммунистического прошлого является символом возвращения к традиционной польской культуре, для либералов — публичным признанием западного, проевропейского выбора Польши.

Такая историческая политика также является частью более масштабного процесса по «встраиванию» Польши в европейскую региональную систему. Показательна в этом плане позиция директора Бюро по увековечиванию памяти битв и мученичества Института национальной истории Адама Сивека: «Памятники — это часть политики и истории для создания престижа страны, а коммунистические нам теперь не подходят». В этой связи за последние четыре года было демонтировано 20 монументов, еще 75 рекомендовано снести в 2018-м.

Фото: wiadomosci.onet.plФото: wiadomosci.onet.pl

 

Пример Польши перенимает и соседняя Украина. Однако Киев с его амбициозными планами декоммунизации пока только в начале пути, и этот путь может запросто прерваться новыми политическими перестановками. Идеологически курс на борьбу с советским прошлым на Украине взят не так давно, а потому эта политика еще не подкреплена таким уровнем исторического самосознания, как в Польше. Более того, многие переименования совершены только на бумаге, а часть памятников коммунистического содержания стоит на прежнем месте: например, монумент в честь Январского восстания за власть Советов в Мариинском парке возле здания Верховной Рады Украины.

Борьба с историческими символами является важной составляющей политики по формированию и корректировке национального самосознания.

И эта борьба должна привить украинскому народу черно-белое мышление, свойственное молодым новообразованным государствам. Несмотря на то, что Польша себя уже не относит к этой категории, большинство политических сил в республике по-прежнему руководствуется именно этим простейшим методом разделения на «хороших» и «плохих». На выходе такой подход носит патологически антироссийский характер.

Загрузка...

 

Подтверждением тому увольнение выпускников МГИМО из польского МИД, которое выглядит настолько же логичным шагом, насколько и нецелесообразным. В данном случае карьера отдельного дипломата зависит даже не от его личной политической позиции, а от строчки в резюме, которая до этого никого не смущала и даже, напротив, помогала польским дипломатам в осуществлении своего курса на международной арене.

А что Россия? Там все чаще звучат голоса о том, что в принципе не имеет смысла работать на улучшение отношений с Польшей — это пустая трата времени и ресурсов. В 2017 году Совет Федерации РФ уже предлагал ввести санкции против Польши, однако тогда решительной поддержки эта инициатива не нашла. К сожалению, сегодня аргументов против столь радикальной позиции становится все меньше.

Развернувшаяся в Польше кампания против советских памятников, как и увольнения сотрудников с «коммунистическим прошлым», лишь подливает масла в огонь. Причем теперь противостояние затрагивает не только межгосударственную сферу, но и более тонкую материю — общественные отношения. И восстанавить взаимопонимание народов Польши и России будет намного сложнее, чем наладить официальную дипломатию.

 

Виктория Иванченко

Загрузка...
Загрузка...