Новости

Рассуждения безыдейного человека...

У понятия идеи разное применение. «О, есть идея!», или «Меня  посетила идея» - вполне прикладная функция, связанная с творческой  стороной наших мыслительных процессов. Или, например, идея предмета, как  характеристика его свойств и назначения. Есть идея  социально-привлекательного образа – идея рыцарства, или идея  джентельменства. Есть идея социально-устроительного порядка – идея  демократии, или идея самодержавия. А есть идея, как форма отображения  странного духовно-политического смешения в сознании людей, которых  жвачнотравные способы существования не удовлетворяют. Этот подвид идеи  тесно сопряжен с понятием идейности, и именно он лежит в основе понятия  идеологии. Почему общества с «развитой демократией» в первую очередь  вводят запрет на любую идеологию на своих территориях? Потому что  идеология мешает свободному течению процессов, сопряженных с этой самой  «развитой демократией».

Что представляет из себя демократия в  современном виде? Это, прежде всего, способ узаконивания конкуренции, а  не власть народа, что следует из дословного перевода этого слова, и к  чему стремились древние, вводя это явление в политическую практику. Как я  уже не раз говорил, используя заимствованное выражение, – политика есть  ни что иное, как концентрированное выражение экономики,  - а значит и  политическая конкуренция в итоге ни что иное, как конкуренция  финансово-политических групп за место под солнцем, к власти народа не  имеющая ни малейшего отношения – вот такая она, современная демократия.  Общество, живущее по законам современной "демократии", неизбежно  меркантилизуется, потому что условием функционирования этой демократии  является  практика подкупа «электората» конкурирующими игроками с целью  привлечь его на свою сторону, когда  выбор обусловлен лишь только тем,  кто сделает лучшее предложение.  В итоге общество любую политическую  «презентацию» расценивает с двух точек зрения: что мы с этого будем  иметь, и стоит ли верить обещаниям.

 

Совсем по-другому с теми, кто  себя относит к категории идейных. В данном случае я имею ввиду  настоящих идейных, а не эксплуатирующих этот образ в угоду политической  конъюнктуре. Сразу хочу отметить, что в основе этого состояния –  идейности, - лежит особый склад сознания, отличный от того типа, который  присущ  «демократизированным» слоям общества. Основным критерием  существования такой идейности служит вечный голод – то есть,  диалектическая невозможность насыщения результатами реализации идеи на  практике, и при этом, как насмешка над диалектикой вопроса, идее такого  рода обязательно нужна позитивная мотивация, поощрение в конце пути.  Парадокс в том, что в случае гипотетической реализации замысла дитя  убьет родителя – продукт идеи убьет саму идею, потому что насыщение  утолит голод. Представьте себе общество коммунистического типа, в  котором «от каждого по способности – каждому по потребности»…. Это будет  общество тунеядцев, сибаритов, развращенных людей, забывших заповедь  добывать хлеб свой в поте лица своего, лицемеров, толкающих доктрины, и  так далее. Не я один додумался до такого логического тупика, и поэтому  конструкторами конкретно этой идеи был провозглашен курс на параллельное  с переустройством общества переустройство человека – его внутреннее  совершенствование. 

 

А что такое – это внутренне  совершенствование? А это, друзья мои, и есть самое что ни на есть  построение царства Божия на земле, потому что оно не в законах  социальной справедливости, а в таком состоянии человека, с которым он  сможет не только дойти до коммунизма, но и выжить при нем. То есть,  человек должен будет переродиться настолько, чтобы достигнутое состояние  сытости и удовлетворенности всех его потребностей не превратило его в  овощ, ничего не желающий, и ни в чем не нуждающийся, а вывело человека  на качественно новый уровень, где он ….станет каким? Будет делать что?  Логично предположить, что в новом обществе прежде всего должны быть  устранены социальные разногласия, потом межличностные разногласия, потом  пороки, порождающие все разногласия вместе взятые,  - или в первую  очередь пороки, - вместе с пороками грехи, толкающие людей на  разногласия, и в итоге должно быть установлено царство любви, где  надобности в какой-либо идее нет по определению. Куда ни кинь - везде  клин, к сожалению. Так что же такое идея, как основа идейности, если ее  реализация приводит к ее же самоуничтожению?

 

А идея, по моему  скромному мнению, это дорога без конца, это путь для тех, кто не может  оставаться на месте, это средство мобилизации, но это же и  инструмент  массового воздействия, а также дополнительный механизм управления  массами – если идея перерастает в идеологию. И снова клин: демократоры  не любят идеологию, и навязывают свою модель устройства общества, потому  что им импонируют «равные возможности» в рамках внутривидовой  конкуренции, а идеология, монополизирующая пространство, но попадающая в  руки «человека неразумного», жадного, лицемерного, притворяющегося  идейным – это средство тотального подавления, что не намного лучше, если  не хуже псевдодемократии.  Не нужно быть наивными и полагать, что при  современном состоянии человека, и при острой потребности в огромном  числе этих «человеков» в системе государственного управления  принудительное окрашивание широких масс в идею приведет к чему-то  здоровому. Турчиновы, яценюки, тимошенки, порошенки – они же и есть  принудительно окрашенные вчера функционеры от идеологии, которые сегодня  сами не ведают, что творят. 

 

Скажите мне, а как увязывается,  например, идея великой самодержавной России с идеей социальной  справедливости? Те, кто выступает апологетом этой идеи, понимают(?), что  она противоречит понятиям равенства, братства, взаимной любви и прочих  милых сердцу категорий,  - ведь это уже было, и это было нехорошо? Или  воскресли гоголевские утопии про христианнейших генерал-губернаторов и  генерал-губернаторш? Может быть, именно поэтому ни одна идея не может  быть сформулирована так, чтобы выступить конкретным планом ее реализации  на практике? Ведь мало выписать последовательность действий и  обозначить сроки исполнения – нужно указать еще и исполнителя. А с  исполнителем у нас, на бедной и грешной земле, всегда туго. Исполнитель –  это не полумифический Рахметов из Чернышевского, спящий на гвоздях и  поедающий по пять килограммов мяса для прироста мышечной массы – это  человек, в основе своей глубоко внутренне поврежденный, страстный,  алчущий, комплексующий, завидующий, неудовлетворенный, слабый и  зависимый. Такому человеку хочется власти, такому человеку хочется  самоудовлетворения любыми способами…..Его отрядим в исполнители  высокого, разумного, вечного? Вот поэтому, на мой взгляд, идея – это  удел избранных, идея – это жертвенность, идея – это самоотречение. Если  это светлая идея. 

 

Пока есть свет, и пока есть тьма, для  достижения баланса сил в мире всегда должны быть те, кто посвятит себя  служению. Служению и людям, хотя люди этого могут не понять и не  оценить, и служению законам мироздания. Если постепенно, слой за слоем,  снимать с разноидейных людей атрибуты и символы, то носители идей  окажутся почти одинаковыми по своей сути, потому что в сухом остатке  останется их неестественность в мире мещанском и меркантильном, и их  «базовое свойство» - готовность отдать себя за други своя. Я таких людей  называю латентными христианами, если они еще не пришли к вере. Знаете,  как Бог реагирует на атеистов, которые под разными идеями  человеколюбивого толка служили ему, даже сами того не понимая? Он гладит  их по голове и отправляет в специальный атеистический рай.

aleksandr_skif

Тэги: