Новости

Синдром крота: чешский опыт

10 марта 2017 года, отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции в Праге, нынешний президент Чехии Милош Земан в шутку объявил себя агентом Путина, а по совместительству – Трампа и Си Цзиньпина. 12 января 2018 года на пражском избирательном участе на Земана напала активистка движения Femen Анжелина Диаш с надписью на обнажённой груди: «Земан – путинская шлюха». Через несколько дней, беседуя в одном из предместий чешской столицы с директором Общества Марины Цветаевой и подругой Ариадны Эфрон Галиной Ваничковой (кстати, либералом), я ловила себя на том, что краснею от её первого непосредственного обращения ко мне: «Скажите, а зачем украинка напала на нашего президента?» Поскольку я до сих пор краснею за поступок выпускницы Национального педагогического университета, я хочу немного поговорить о Земане и его позиции.

Кто он, известнейший семидесятитрехлетний западный политик, прославившийся своим  обоснованием необходимости широкого евроазиатского диалога Китая, России и англо-саксонского мира, протестами против вступления Украины в НАТО, подедржкой вступления России в Евросоюз, участием в Параде Победы 2015 года, а также отличившийся особым пристрастием к бехеровке и табаку? Предупреждаю сразу как большой любитель бехеровки и табака, что за эту статью в поддержку Земана  я получу от чешских социалистов туристический сувенир «Агент Кремля», подобный тому, как купил на рынке мой друг, лидер социал-демократов, историк Здэнек Картофил  по прозвищу krtek (по-чешски «крот»). «Крот» объявлен своими оппонентами, проамериканскими либералами, виртуальным шпионом Владимира Путина, но при этом не умеет пользоваться смартфоном и не знает, как набрать значок «собачка» на клавиатуре.  Итак, кроты против пингвинов, поехали.

Можно много говорить о превращении русофобии в Европе в своего рода медиа-вирус на почве глобального контроля, информационной войны и универсализации институтов либерал-демократии.  Противоречие между этнонационализмом или любыми другими формами правого фундаментализма и либеральными ценностями Евросоюза является номинальным, потому что работает доктрина шока, использующая правых как инструмент поддержки свободного рынка.  Евросоюз, до сих пор являющийся локальным проводником американского глобализма, будет еще долго не замечать гражданской войны в Украине, пока левая система ценностей не проникнет в него и не качнёт общественность. Достаточно сказать, что около двадцати либеральных блогеров, журналистов и лидеров мнений в Праге (среди них и русские либералы) отказались посещать нашу с Русланом Коцабой дискуссию в Парламенте под предлогом болезни. Массовая эпидемия гриппа среди глобалистов не помешала им в тот же день провести очередной цирк памяти Небесной Сотни, который я, потерявшая людей на Майдане, считаю еще одной данью Вашингтону. Впрочем, вскоре грипп сменился признаниями в страхе быть уволенными с работы. Это к вопросу об «агентах Кремля».



 

Стремясь, во что бы то ни стало, заполучить значок Крота, рискну поведать вам о том, какую доктрину защищает Милош Земан и зачем нужна была вся это дискуссия, огромный вклад в которую внёс сенатор Ярослав Дубрава, присутствовавший наблюдателем на выборах в Донецке и не нашедший там правовых нарушений. За это (как и за книгу с материалами преступлений ВСУ против мирного населения республик, ныне читанную всем парламентом Чехии) Ярослав объявлен в Киеве персоной нон грата. Дубрава читал мой доклад о механизмах бархатных революций по мотивам Алена Бадью и Наоми Кляйн. Интересно, что Здэнек был объявлен «агентом Кремля» не только националистами, но ретроградами старой советской Чехии, которые после бархатной революции перекрасились в патриотов. Ничем Украину не напоминает? Он грустно глядит на фото пражского Майдана на стенке дома, где есть он сам. А я читаю по этому взгляду свою судьбу как бывшего участника Майдана. Мне интересно, объявлены ли уже агентами Кремля Жиль Делёз, Жан Бодрийяр и Славой Жижек?

Однако же, вернемся к вопросу о позиции Милоша Земана и других чешских политиков направления «евроскептицизм».  Кто такие евроскептики и чего они хотят? В своё время такие знаменитые «агенты Кремля», как философы и культурологи И. Уоллерстайн, И. Панарин, В. Иноземцев, С. Хантингтон и Б. Барбер  теоретически обосновали действия чешских «кротов». Собственно, антиглобализм является и моими прикладными разработками. Вкратце эта позиция выглядит так. Глобализация есть не что иное, как политический миф, внушенный властными группами, которые контролируют разделённый на региональные зоны мир. От центра, где господствует Международный валютный фонд, к периферии движутся ниточки асимметрической кредитной зависимости, вечной долговой кабалы, высасывающей человеческие и материальные ресурсы. В странах периферии общество потребления насаждается через символы правых идеологий, необходимых свободному рынку для самовоспроизведения.

Радикальные группы противоположных взглядов, в равной степени поддерживаемые американской разведкой, ведут мир ко всеобщему столкновению. Впрочем, Джорд Фридман и не скрывает того, что американские империалисты поддерживают крайние формы, тех и тех, как либералов, так и консерваторов, чтобы создать взаимную враждебность и черно-белую пропаганду, особенно в восточнославянском поясе вокруг России. Потому нет ничего удивительного, что украинские правые и русские правые, орущие в одну глотку против миротворцев за войну до последнего врага, в одинаковой мере политической Америкой используются.

Самое циничное здесь состоит в том, что американизм имеет не двойные и даже не тройные стандарты. Сначала солидаризируясь с радикализмом в русофобии (и вообще в фобиях по отношению к индустриальным обществам второй волны вроде Китая), в дальнейшем либеральные силы предают свои правые инструменты поддержки status quo капитализма, когда уже перестают нуждаться в жестких средствах отвлечения масс от реальных проблем и механизмах устрашения. Когда масса запугана уже достаточно, ей предлагается в качестве «единственной альтернативы» собственно либерализм как «источник дефашизации». Этот прием назван С. Жижеком ложным выбором, с которым уголовник обращается к жертве: «Кошелёк или жизнь?» Мы, пользуясь чешским политическим жаргоном, можем говорить об искусственной ситуации Fa versus Antifa для человека, которого заставляют выбирать между мультикультурализмом и радикал-национализмом. Имеется в виду, что татуированные мальчики в рунах со знамёнами, изображающими политических трупов начала прошлого века, и цветные девочки с защитой прав кошечек и собачек питаются из одного капиталистического источника. И Земан это знает. Потому кроты – против пингвинов.

Евгения Бильченко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.


Загрузка...