Новости

Скучно жить без идиотов

Стою на остановке. Никого не боюсь, никого не трогаю. Думаю о чем-то, о своем. Мне всегда есть, о чем подумать.

Частью сознания, выделенной для дежурного приёма, вижу – подходит. Ничего необычного – мужик как мужик. Но красный светодиод «Внимание!» загорелся. Ну, да ладно – может сбой какой, магнитные бури там, давление опять же – атмосферное, жарко.

 

 

Говорит по-украински. На хорошем украинском, не суржик. Понимаю, что мужик уже задолбался ждать маршрутку, которая по этой стороне улицы не ездит. Совсем.

Продолжая быть на своей волне, даже не подумав о сакральной важности «мовного питання», объясняю (по-русски), что всего-навсего надо перейти на другую сторону улицы по подземному переходу, там останавливается нужный ему номер и будет ему щастя.

И тут я понял – почему сигнал «Внимание!» так и не погас. Передо мной стоял титульный носитель автохтонных «генов Нищука».

Бездна разверзлась. В течение минуты я прослушал краткий курс истории «боротьби», еще более укороченный курс постмайданного «здобуття» и узнал: все русскоговорящие – это «беженцы» (!?), паразитирующие в его (!?) стране и, которые должны уехать туда, откуда приехали.

- От ви де народились!? – спросил пациент. И в этом вопросе чувствовалось бесконечное торжество «гідності» и предвкушение блистательной «перемоги» - сейчас я отвечу, буду унижен и раздавлен; я осознаю свою этническую неполноценность; с краснеющим от стыда лицом, с глазами полными слез раскаяния соберу чемодан и побегу унылой трусцой на вокзал…

- У Торонто! У Канаді! – ответил я с акцентом Ульяны Супрун, но с радостным выражением лица пьяного хорвата Домагоя Виды.

Мля-я-я-я-я…. Я буквально ощутил, услышал, почувствовал, как в голове у субъекта заискрились контакты, сделали «ба-бах» микросхемы долговременной памяти с прошивкой от «ТСН» и начали пригорать жесткие, абсолютно неразветвленные алгоритмы поиска шпионов и выведения «ворогів» на чистую воду.

Глаза затуманились, операционка подвисла, процессор безуспешно пытался копаться в базе данных объемом с трамвайный билет – «беженцы» и Канада никак не хотели выстраиваться в стройную, логическую цепочку…



 

Хотелось вернуть того в объективную реальность, сказать мужику: «Астанавись!» - подражая Виктору Фёдорычу, но тут подошла моя маршрутка. У нас в городе, знаете ли, прошла суровым, похоронным маршем транспортная реформа, посему пропускать свой номер никак нельзя.

Сказав: «До свидания!», я оставил мужика бороться в одиночестве со своими ветряными мельницами и погрузился в таинства Камасутры нашего общественного транспорта.

Уже в маршрутке подумалось: скучно жить без идиотов.

 

Алексей Куракин

 

Загрузка...

 

Загрузка...
Загрузка...