Новости

Сотрудники региональной бензоколонки доедают последних ежей

Санкции существенно повлияли на физические объемы производства самой разнообразной продукции в России. Чаще всего говорят о двигатнлях, турбинах и прочих особо сложных продуктах. Но ведь на самодостаточность переходят не только ракетчики, вертоллтчики и свиноводы.  К примеру, выпуск лекарств и медицинских материалов в сравнении с тем же периодом прошлого года увеличился на 11 процентов, подсолнечного масла — на 21, консервированных овощей — на 43 процента, крупы — на 16, водки и коньяка — на 16 и 10 соответственно, производство свежей рыбы возросло на 15 процентов. В России стали больше шить верхней одежды —  на 59 процентов; производить тканей — на 12 процентов, чулочно-носочной продукции — плюс 15 процентов и обуви — плюс 11 процентов.
https://icdn.lenta.ru/images/2017/08/30/19/20170830194920512/detail_998a385ff83058a2bcc067cc56add898.jpg
В Министерстве промышленности и торговли значительный рост выпуска верхней трикотажной одежды и чулочно-носочных изделий объясняют тем, что «это именно те направления, где быстрее всего пошел процесс организации контрактного производства».

«Многие ведущие бренды начали процесс локализации именно с трикотажных и чулочно-носочных изделий. Кроме того, были реализованы проекты по организации производства в России флисового полотна — сырья для производства трикотажа», — рассказали  в пресс-службе Минпромторга. В апреле 2017 года был подписан контракт на выпуск в России одежды под брендом Zara; расширять производство планируют и другие мировые бренды, такие как Tom Tailor, Finn Flare, BAON. В ведомстве обращают внимание и на климатические факторы: холодное лето подстегнуло спрос на теплый трикотаж и носки.

Увеличить выпуск обуви, по данным министерства, помогла программа поддержки импортозамещения. Кроме того, удалось провести техническое переоснащение ведущих обувных фабрик, таких как «Брис-Босфор» в Краснодарском крае, «Юничел» в Челябинской области, «Лель» в Кировской и «Егорьевск-обувь» в Московской области. Не последнюю роль в борьбе за покупателя сыграло госрегулирование — запрет на ввоз в Россию кожевенного полуфабриката. Российские предприятия смогли повысить конкурентоспособность за счет использования отечественного сырья, поясняют в Минпромторге.

Глава Минсельхоза Александр Ткачев еще в конце прошлого года говорил, что доля отечественных продуктов на полках магазинов достигает 80-90 процентов. По некоторым категориям, таким как хлеб, молоко, масло, крупы, мясо, яйца, она и вовсе приблизилась к 90-100 процентам.

Впрочем, здесь отечественный товар выиграл в борьбе за потребителя не за счет качества, а преимущественно благодаря слабому рублю (цены на импорт взлетели) и продуктовому эмбарго. Тем не менее рост спроса на товары налицо, констатирует шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев. По его мнению, за последние два с половиной года люди привыкли к высоким ценам в магазинах и уже спокойнее тратят деньги. Эксперт обращает внимание на то, что рост показателей производства наблюдается не только в физических объемах, но и в денежном выражении. «Положительно сказываются импортозамещение с ответными санкциями (хрестоматийный пример — с турецкими помидорами и почти всей группой овощей), плюс масштабные субсидии от государства для сельхозпредприятий. Даже одежда и обувь в некоторых товарных группах за счет ослабления рубля смогла конкурировать с зарубежной продукцией, даже с китайскими товарами», — добавляет он.

С начала 2017 года в России активно восстанавливается автомобильный рынок. По данным Росстата, за семь месяцев производство автотранспорта выросло на 12 процентов. Позитивную динамику фиксирует также Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ): выпуск легковых и легких коммерческих автомобилей за семь месяцев вырос на 8,5 процента — до 848 тысяч единиц. В июле рост составил почти 19 процентов — было продано около 130 тысяч автомобилей.
Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Впрочем, и здесь без господдержки российские заводы обойтись не в силах. Минпромторг не первый год изобретает различные программы поддержки автопроизводителей, которыми пользуются в том числе и иностранные концерны, имеющие сборочные производства в России (то есть практически все ведущие автопроизводители). В прошлом году на эти цели из бюджета направили 65 миллиардов рублей, в этом году выделено чуть меньше — 62,3 миллиарда.

В 2017-м были запущены новые меры стимулирования: программы «Первый автомобиль», «Семейный автомобиль», «Русский фермер», «Русский тягач» и «Свое дело». В рамках госпрограмм с начала года было продано более 500 тысяч машин — то есть приобретение каждого второго автомобиля субсидировалось государством.

Множество экспертов обожают критиковать господдержку производителей, требуя действовать по принципу "выживает сильнейший". Или же злобно предрекают, что перелом ситуации с падением ВВП в стране и переходом к медленному росту - это "ничто по сравнению с американской или китайской экономикой".

Это, безусловно, универсальное замечание,  справедливое уже не одно десятилетие. Вот только уже на моей памяти с СССР конца 80-х в мире не считался никто, а в стране была полная задница, простите за откровенность. В 90-е о Россию в мире ноги вытирали, а в стране полная задница прекратилась в худую ж...у. После дефолта не прошло и 20 лет, а за последние лет 15 произошел качественный перелом - с Россией начали считаться в мире, а уровень жизни в стране изменился не количественно - качественно.

Так что экспертные оценки загнивания России по сравнению с Китаем и США могут быть абсолютно верны, но... Но я предпочитаю жить в России.

 

Загрузка...
Загрузка...