Новости

Союз Вашингтона и Берлина не выдержал проверку Трампом

На протяжении долгого времени Германия была одним из наиболее надежных американских союзников в Европе. В годы «холодной войны» ФРГ располагалась на переднем крае противостояния НАТО и ОВД, определяя высокую чувствительность Бонна к позиции США. После объединения Германии немецкие политики продолжили добросовестно соблюдать союзническую дисциплину, следуя принципам евроатлантической солидарности. Все изменилось с приходом в Белый дом Дональда Трампа.

Первым по-настоящему заметным разладом в трансатлантических отношениях стали дебаты вокруг американского вторжения в Ирак в 2003 году. Правительство Герхарда Шрёдера отказалось поддерживать военную операцию США, на время вступив в серию интенсивных консультаций с Францией и Россией. Впрочем, довольно скоро конфликт между союзниками был улажен, и после ухода Шрёдера с канцлерского поста о нем поскорее забыли.

 

 

Ангела Меркель предпочитала решать противоречия с Вашингтоном без лишней эмоциональности и публичности. Ни скандал с прослушкой немецких политиков, ни позиция ФРГ при голосовании по созданию бесполетной зоны над Ливией не привели к большому разладу между Берлином и Вашингтоном.

Действительно серьезные проблемы в коммуникации между Германией и США возникли с приходом на президентский пост Дональда Трампа.

Показательная компромиссность в отношениях двух стран уступила место обмену упрекам и полемикой вокруг экономических вопросов и безопасности. Для Ангелы Меркель, более привычной к кулуарным дискуссиям, жесткий переговорный стиль миллиардера стал неприятным сюрпризом.

Ангела Меркель и Дональд Трамп / Фото: moscow-baku.ru

Ангела Меркель и Дональд Трамп / Фото: moscow-baku.ru

 

С первых дней пребывания на президентском посту Трамп не упускал случая уколоть европейских союзников за недостаточный вклад в бюджет НАТО. Больше всего досталось Германии как крупнейшей экономике европейского континента. Пока Америка платила за безопасность ФРГ, Берлин заключал сделки за спиной у заокеанского союзника, злоупотребляя его доверием. Немецкие расходы на оборону не составляли и 1,5% от ВВП при необходимых 2%, утвержденных на саммите НАТО в Уэльсе в 2014 году. В запале дискуссии Трамп предложил даже поднять норму до 4% ВВП, впрочем, впоследствии отступив.

В ответ на американскую критику немецкая сторона призвала рассматривать вклад ФРГ в безопасность в более широком контексте, учитывая активное участие бундесвера в миротворческих операциях по всему миру и объемы гуманитарной помощи, предоставляемой Германией. Позже Ангеле Меркель удалось добиться отсрочки по росту немецких военных расходов до 2024 года.

Вместе с тем рост военных расходов в 2020 году составит всего 1,5 миллиарда евро вместо ранее обещанных 4 миллиардов, что означает отказ Берлина от форсированного увеличения трат на оборону.

Другим чувствительным вопросом стал проект газопровода «Северный поток — 2». Здесь недовольство Вашингтона дополнилось позицией восточноевропейских стран и евробюрократов в Брюсселе. США дали понять, что будут использовать все имеющиеся в их распоряжении ресурсы, чтобы остановить работы над газопроводом, якобы угрожающим европейской энергетической безопасности.

 

 

В отличие от дискуссии вокруг бюджета НАТО, где ФРГ была готова искать вместе с американскими партнерами оптимальное решение проблемы, реакция немецкого правительства почти сразу приобрела характер ультимативного неприятия американского давления.

Фото: gazprom.ruФото: gazprom.ru

 

Речь Трампа в ООН, в которой он в очередной раз обрушился на Берлин из-за поддержки «Северного потока — 2», была встречена немецкой делегацией со смехом. Настоящий скандал вызвали письма посла США в Германии Ричарда Гренелла с угрозами в адрес немецких компаний, участвующих в проекте. Даже критики проекта в ФРГ были возмущены действиями американского дипломата.

Пожалуй, именно дебаты вокруг «Северного потока — 2» обозначили реальную готовность немецкого руководства публично противодействовать американскому давлению.

Линия защиты Берлина сводится не только к обещаниям диверсифицировать импорт энергоносителей, в том числе за счет сжиженного газа из США, но и включает недвусмысленные указания на недопустимость внешнего давления на Европу, в том числе со стороны Вашингтона. Союзные отношения получили границы и красные линии, о которых ранее почти не упоминали.

Наконец, для немецких политиков остается принципиально невозможным солидаризоваться с американской администрацией в ее поддержке «национального эгоизма» и протекционизма. Здесь риторика команды Трампа угрожает двум столпам немецкой внешней политики: интересам ориентированной на экспорт германской промышленности и политике ценностей, обеспечивающей дипломатии ФРГ репутационную безопасность.

Германские официальные лица вынуждены оппонировать американским коллегам, в том числе опираясь на исторический немецкий опыт. Так, в своей речи на 72-й Генеральной Ассамблее ООН экс-министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявил: «Мы уяснили для себя: не лозунг "Германия прежде всего" сделал нашу страну сильной и самодостаточной, а приоритет европейской и международной ответственности принес Германии мир и благосостояние».

Идеологическая пикировка с Вашингтоном значительно усилила морализаторство внешнеполитической риторики ФРГ. При отсутствии возможности апеллировать к моральному авторитету заокеанского союзника немецкие политики осторожно примеряют на себя роль главных гуманистов западного мира и апостолов глобализации.

На сегодняшний день Берлин может записать себе в актив соглашение о свободной торговле между ЕС и Японией и подписание Ахенского договора с Францией в качестве примеров успешности многостороннего подхода. Однако Германия так и не смогла защитить себя от американских пошлин на сталь и алюминий и остается пассивным наблюдателем во многих ключевых международных конфликтах.

 

Загрузка...

 

Ситуации, когда те или иные инициативы США встречают негативную реакцию со стороны Берлина, происходят все чаще. Нередко они касаются вопросов безопасности западного сообщества. Например, немецкая пресса была встревожена предложением Польши разместить у себя американский военный контингент в так называемом Форте Трампа и перевести туда военнослужащих США, расквартированных в Германии.

При этом в самой ФРГ опросы фиксируют рост желающих вывести солдат иностранных армий с немецкой территории. В очередной скандал попал американский посол Гренелл, написавший министру экономики ФРГ Петеру Альтмайеру письмо с угрозой свернуть обмен развединформацией между США и ФРГ в случае допуска китайской компании Huawei к работам по созданию сетей 5G в Германии.

Несколько раз Берлин открыто сигнализировал Вашингтону о возможном пересмотре принципов трансатлантических отношений.

Если первые подобные угрозы вызвали бурную реакцию политиков и экспертного сообщества, то впоследствии они стали восприниматься как рутинный способ коммуникации с трамповской администрацией. За громкими словами так и не последовало заметных шагов по пересмотру американо-германских отношений.

В ФРГ еще не сформировалось представление о том, как вести международные дела без оглядки за океан. Европейская интеграция и укрепление тандема с Парижем продвигаются в неровном темпе. Германские политики, похоже, научились говорить «нет» американским партнерам, однако пока не решили, как действовать дальше после эффектных отказов.

Артем Соколов, эксперт аналитического агентства МГИМО «Евразийские стратегии»

Загрузка...
Загрузка...