Новости

Спросите себя... (Продолжение)

Продолжу утреннюю тему, посвященную патриотизму, как мы его понимаем. А каждый, безусловно, понимает его по-своему. Чтобы донести до вас, как понимаю его я - я обратился к ассоциации: любви к своим детям и готовности отдать за них жизнь. Но для некоторых патриотизм не более, чем конъюнктура. Я часто "умилялся", наблюдая за демонстративными попытками некоторых российских политиков представить себя общественности в виде цельных личностей, качества в которых имеют вид тщательно отшлифованных пирамидных глыб, также тесно подогнанных друг к другу. То, что эта категория политиков является личностями насыщенными - вне всякого сомнения. Но не цельными.

А насыщенными можно быть разными субстанциями. Помню, в тяжелые девяностые годы мой покойный родственник купил на забой свинью "живым" весом на деньги, собранные вскладчину родичами и близкими знакомыми, потому что так дешевле, чем покупать мясо на рынке. Предполагалось, что экономия будет радующая, но я долго смеялся, слушая рассказ про то, как упитанная и на вид откормленная свинья вдруг резко превратилась в шклявого подсвинка, раздувшегося от переваренной перед самой продажей травы. Это напомнило мне историю со Щукаревским конем из "Поднятой целины", которого деду продали цыгане, надув его через задний проход и заткнув отверстие кукурузным початком.

Скотинка тоже была содержательной, пока из нее не вышел воздух, или что там у нее было в качестве содержимого. Вот так и с политиками "содержательной" категории, которые во злобу дня изображают из себя патриотов, а при первых же признаках того, что концерт не удался - тут же, даже без полнолуния, как оборотни превращаются в тех, кем являются на самом деле. Вороненкову патриотизм был нужен, чтобы подольше избегать преследования властей за дела, без сомнения "патриотичные", но как только ширма перестала действовать, как вчерашний патриот, вослед такому же узнику совести Пономареву, протоптавшему дорожку в Украину несколько ранее, скрываясь от уголовного преследования, умыкнул в страну, где его патриотичные показания против режима были востребованы, и встречены с пониманием.

Что же, радоваться чужой смерти негоже, как и чужой беде. Но как все же эта смерть и беда для жителей Балаклеи отличаются от смерти пассажиров и экипажа самолета с доктором Лизой на борту, и от беды близких им людей, да и всех, в принципе, неравнодушных. "Ну и слава тебе Господи, а что с ним ещё делать? Слава Господи, что в конце концов человека, который так подличал, убили", — сказала Людмила Максакова, мать жены убитого. Погиб предатель и взрываются орудия смерти наших взрослых и детей. Нация удовлетворена.