Новости

Ставший легендой

У Александра Владимировича была одна почти мальчишеская страсть — оружие и война. Его кабинет был целым складом вооружений, а на полу стояли цинки с патронами. До 2016 года он не вылезал с передовой, проводя именно там большую часть времени. Ему казалось, что личное участие в боях поможет переломить ситуацию на фронте, хотя всем было понятно, что это не так. Он был настоящим русским воином, заново обрёл себя на войне. Но жизнь требовала совсем другого — он должен был погрузиться с головой в решение проблем, связанных с обустройством жизни своих соотечественников и сограждан, которые доверили ему руководить республикой. Захарченко отчаянно цеплялся за окоп, за боевое братство, максимально оттягивая момент смены декораций — с военных на гражданские.

Многих это страшно раздражало. Никто не отказывал ему в личном мужестве, но привычка постоянно срываться на фронт, когда других дел было невпроворот, воспринималась как неизжитое мальчишество. Казалось, что глава, заигравшись в войну, неоправданно рискует и все эти опасные гонки со смертью — лишь видимая часть его бесконечного спора с внутренними демонами, которых он пытается заставить признать свою правоту. Мне кажется, что это всё тоже было, но главной всё-таки являлась идея служения — людям, Донбассу, России. Просто жизнь, будучи самым ценным и уникальным даром, — это единственное, чем стоит рисковать ради други своя и Отечества.

Уже в 2017 году он начинает заниматься преимущественно вопросами управления, экономики, однако неизменный камуфляж в качестве повседневной одежды напоминает о том, что сердце главы республики принадлежит фронту. Почему он не стал кадровым военным? Я предполагаю, что для Захарченко важен был успех, видение перспективы, а разваливающаяся и деградирующая украинская армия едва ли кому-то могла показаться делом и профессией, которым можно посвятить свою жизнь. Он нашёл себя в бизнесе и там преуспел, что совсем неудивительно при его неуёмной энергии и желании всё время двигаться вперёд.

Но думаю, что, усвоенная в далёком советском детстве, в нём тлела эта священная формула — отдать свою жизнь за родину. Тлела, чтобы в момент тяжелейших для Донбасса испытаний вдруг вспыхнуть ярким пламенем.

Возглавив ещё до войны донецкое отделение пророссийского патриотического движения «Оплот», Захарченко раз и навсегда выбрал Россию, а такой глобальный выбор требовал поставить на кон самое ценное — собственную жизнь. И ставить снова и снова, выезжая на передовую чуть ли не каждый день.

Но перелом всё же произошёл, и в последние полтора примерно года Александр Владимирович становится полноценным руководителем республики, понимающим масштаб и сложность стоящих перед ним задач. Он осознанно и во всеуслышание декларирует отход от решения вопросов, связанных с обороной, к сугубо гражданским делам — необходимо поднимать промышленность и думать о том, как хотя бы немного повысить уровень жизни населения, который, мягко говоря, оставляет желать лучшего.



А в республике между тем нарастает недовольство: низкие зарплаты, отсутствие работы, высокие цены. Во всём этом люди винят главу, отдельно достаётся и его заму, первому вице-премьеру Александру Тимофееву, известному под позывным «Ташкент». Их имена склоняют на разный манер все кому не лень. Но удивительным было то, что в этом раздражённом переборе совсем не чувствовалось ненависти — на орехи доставалось своим, близким и понятным, взявшим на себя бремя ответственности за чужие судьбы. Сейчас все грехи — мнимые и настоящие — полностью списаны, поскольку даже если и были какие-то ошибки на короткой дистанции, то за право русских людей Донбасса жить собственным умом, за их выбор отдельного от Украины будущего глава ДНР заплатил самую высокую цену.

Со смертью Александра Владимировича глобально ничего не изменится в политических и военных раскладах. Донбасс еще в 2014 году раз и навсегда решил связать свою судьбу с Россией, и обратного хода уже нет, что, кстати, подтвердил временно исполняющий обязанности главы Дмитрий Трапезников в заявлении, которое было распространено ещё ночью. И кровь пролита не напрасно. Гибель человека, стоявшего у руля республики, не деморализует население, как, видимо, рассчитывали организаторы и исполнители теракта, а, напротив, обозлит людей ещё сильнее. Похороны Захарченко, которые, по всей вероятности, пройдут 3 сентября, вне всякого сомнения, станут моментом всеобщей мобилизации. В такие минуты люди забывают о бытовых невзгодах и вспоминают о том, что их предназначение — менять историю, созидать собственными руками будущее.

Но какие-то форматы уходят в прошлое. Думаю, что Минские соглашения или будут скорректированы, или полностью перестанут действовать в связи с тем, что придётся достаточно быстро проводить выборы нового руководителя ДНР. Кто бы им ни стал, этот человек должен будет всё время помнить, что он является продолжателем дела яркого и харизматичного человека, политика и военного. Захарченко задал высокую планку, и держать этот уровень будет совсем непросто.

А Александр Владимирович ушёл в легенду. Царствия ему небесного!

Андрей Бабицкий

Загрузка...
Загрузка...