Новости

Территория бесчестья: заметки об украинском телевидении

Начиная рассмотрение такого явления, как современное украинское телевидение, вполне понимаю, что многие его черты и процессы, сходны с тем, что творится в подобной сфере в странах бывшего СССР. И тут нет ничего удивительного. Местные элиты, создававшие и контролирующие структуры национального телевидения, после распада единого государства формировались по одному и тому же алгоритму и комплектовались из людей одного класса. Да, собственно, других людей для такой комплектации и быть не могло.

Однако на Украине в телевизионном вещании сложилась своя специфика. И к ней стоит присмотреться внимательнее, поскольку её осознание может дать ключ к пониманию многих наших чисто украинских проблем. И даже помочь найти пути выхода из того духовного, нравственного и общественно-политического тупика, в котором ныне пребывает украинское общество.

Особенность предлагаемого взгляда состоит в том, что пишущий эти строки не только имеет возможность наблюдать ТВ Украины как зритель (часто испытывая при этом немалые муки), но и обладает определённым опытом видения изнутри. Поскольку работе на телевидении отдано немало лет, да и теперь данная область входит в сферу профессиональных интересов автора этих весьма субъективных заметок.

Общие характеристики украинского телевидения

На сегодняшний день чисто технически, с точки зрения телевизионной индустрии, чистоты форматов украинские телеканалы работают не хуже, а иногда и лучше европейских. Студии и то, что называется «картинкой», уже давно не выглядят провинциальными. Наша отличительная особенность, изюминка, так сказать, в идейном содержании.

Украинское телевидение неоднородно лишь постольку, поскольку группы каналов принадлежат разным владельцам (Пинчуку, Ахметову, Фирташу, Левочкину, Порошенко), то есть, людям с различными финансово-политическими интересами. Однако все телеканалы объединяет отсутствие какой-либо положительной программы и внятной идеологии. Конечно, если не считать идеологией набор пропагандистских русофобских штампов, о которых речь впереди.

Говоря о положительной программе, я, прежде всего, имею в виду вещание с учётом интересов зрителя, работу ради улучшения его нравственного состояния, поддержку добрых общественных начинаний и порицание зла.

Так вот, ничего этого нет. И, похоже, о том, что такое может существовать, мальчики-ведущие с одинаковыми стрижками и девочки-ведущие с накачанными губками и не слышали никогда. А если бы узнали, то, наверное, очень рассердились. Ведь их учат другому. Зритель, вероятнее всего, представляется им безликой массой «включателей и выключателей» телевизоров, бессмысленными создателями вожделенных рейтингов, однако подлинная жизнь этого зрителя телевизионную братию нисколько не волнует.

Цель и смысл существования практически любого телеканала – обслуживание интересов владельцев канала, то есть всё тех же олигархов. А поскольку эти владельцы выживают со своим бизнесом в условиях определённой идеологической повестки, устанавливаемой властью, а эта власть ориентирована на исполнение воли Запада, то и основные темники, базовые штампы, которые впечатывают в мозг сначала ведущих и экспертов, а потом и граждан, – это так называемые европейские ценности. Плюс пакет антироссийской лжи.

В связи с этим украинское телевещание пусть в разной степени, но непременно антироссийское и европейски толерантное, чаще всего атеистическое и антиправославное.

Украинское телевещание чаще всего антиправославное…

Украинское телевещание чаще всего антиправославное…

Вероятно, подобная ситуация в различных вариациях наблюдается на всём постсоветском пространстве. Но сервилизм украинский особенный. Здесь, как нигде, откровенно и беззастенчиво (не считая это постыдным) журналист-телевизионщик вдохновенно исполняет волю хозяев. А на ложь и подлость у нас в «телемедиях» не только сняты запреты, но такие понятия, как порядочность, честь, неподкупность исключены из обихода за вредностью и ненадобностью.

Каждый  канал воспроизводит дух своих хозяев, которые по сути – нувориши, выходцы из номенклатурно-криминальной среды. Это люди, выбравшие модель западного существования как предел собственных мечтаний. Представители народа-зрителя для них – ничтожные лузеры, не сумевшие устроиться в этом мире на тёплых местах. Такое же отношение к зрителю и у нанятых топ-менеджеров, и у «звёзд-телеведущих».

Подчеркну, на Украине ещё весьма высок процент смотрящих телевизор и не пользующихся интернетом. Это делает телевизионное вещание мощнейшим фактором внутренней политики. Именно это повышает интерес к телеиндустрии политиков и сросшегося с ними олигархата. Ведь «переключатели каналов» иногда становятся ещё и «вбрасывателями» бюллетеней на выборах.

А обычные люди с их нуждами, повторюсь, в расчёт не берутся. Задача телеканалов произвести контент под заказ (как правило, политический). В пакетах пользователя может быть до ста телеканалов, включая зарубежные, но ни в одном из них нет сегодня программы для детей, воспитывающей внутреннюю культуру – всего того, что было естественным для телевидения эпохи проклинаемого ныне «совка».

Телевидение майданного периода

Отметим важный момент: идеи, а точнее идеологические клише, вброшенные в общественное сознание последним майданом, продолжают сегодня работать, продолжают господствовать чаще всего уже как неоспоримые (спорят лишь о частностях). И в этом закреплении, как правило, абсолютной лжи огромная роль принадлежит именно телевидению.

СМИ и их авангард, украинское телевидение, стали в период майдана и в последующие пять лет главным разносчиком ненависти (не только к Москве и русским, но и ко всякому, кто этой ненависти не имеет, кто отказывается повторять и признавать правильными навязываемые телешаблоны). Ненависть, как духовная болезнь, на время захватила миллионы людей. А у многих стала хронической, приняла латентную форму.

Во время и после майдана телевидение на Украине взяло на себя роль того, кто формулирует новые идеи, придаёт им легитимность. Даже если речь идёт о вещах, самоубийственных для страны.

Главные мифы постмайданного государства:

– многовековая борьба украинцев против московского рабства;

– стремление украинцев к Европе и чужеродность для Украины православия;

– умственная и нравственная неполноценность русских, а также жителей Донбасса, которые по своей сути есть рабы, в отличие от свободолюбивых украинцев;

– оккупация путинскими многотысячными ордами Крыма и Донбасса и ведение ими гибридной войны против Украины, в которой ВСУ проявляет чудеса героизма.

Вся эта тотальная ложь была легализована украинскими телеканалами в качестве общепринятых взглядов.

Кстати, если говорить об оккупации, то она, действительно, имеет место. Совершена прямая оккупация сознания жителей Украины. Разумеется, процесс этот не односторонний. И не стоит представлять телезрителей беззащитными овечками. Согласие на ложь, согласие на её принятие, несомненно, многими было дано, что и стало толчком к массовой духовной болезни.

«Геббельсовская пропаганда», как нечто дикое и агрессивное, давно стала общим местом. Однако, на мой взгляд, нигде на постсоветском пространстве методы данной пропаганды не были столь эффективно использованы.

О «правдивости» украинских СМИ

О «правдивости» украинских СМИ

Среди этих методов особенно действенными на Украине оказались:

– формирование образа врагов (внешних и внутренних – России, Кремля, Русской церкви и всех, кто им предательски сочувствует);

– тотальная десакрализация. Разрушение святости храма, если он – «чуждой» церкви (здесь в передовых всегда был и есть телеканал 1+1 И. Коломойского). Разрушение святости подвига в войне против фашизма. Разрушение неприкосновенности самой человеческой жизни, если это жизнь идейного врага;

– снятие христианского запрета на убийство человека. Устами Буткевича, Мазур, Гайдукевича и им подобных журналистов были сформулированы «законность» и даже неоходимость политических убийств. Напомним, что тот же Богдан Буткевич в 2014 году в прямом эфире предложил простой рецепт разрешения украинских проблем: убить в Донбассе полтора миллиона человек. Именно телеканалы растиражировали тогда развлечение в одном из киевских ночных клубов – поедание торта «Русский младенец». Именно на телевизионных экранах Украины без тени сочувствия, а даже с бесовским удовольствием, показывались погибшие в Горловке женщины и дети.

Є така професія…

Є така професія…

И именно вследствие подобной обработки общество восприняло убийства Олеся Бузины и Олега Калашникова равнодушно или как законное возмездие.

Под влиянием не в последнюю очередь телевидения на Украине произошла крайняя политизация, разделение общества. Программы, где обсуждаются политические новости неизменно выходят в лидеры просмотров. Есть телеканалы (112, NewsOne) состоявшиеся и вышедшие в лидеры только благодаря чисто новостному политическому вещанию. То есть только новости о политиках и встречи с теми же политиками в разнообразных ток-шоу составляют тележизнь украинского зрителя.

Попытка заговорить о чём-то, не касающемся политики прямо, скажем о совести, о нравственном облике человека власти и об опасности морального падения страны (как это случилось однажды с автором на одном из телеканалов), вызывает у «телемальчиков» возмущение – им такого не писали в темниках!

Также из личного печального опыта вспоминается моя попытка нарушить табу в беседе с коллегами о советском прошлом. Моё утверждение о том, что советская культура, несмотря на недостатки тогдашней власти, сумела создать шедевры кино, музыки, театра и что сегодня на Украине ничего подобного не может быть представлено (разве что жалкий «поющий ректор» М. Поплавский с эстрадной программой «Я – украинец!», где он поёт песню про сало и в процессе исполнения этот самый национальный продукт поедает), у юных специально обученных коллег вызвало злобный скрежет зубов.

(Продолжение следует)

фото: odnarodyna.org

Андрей Саенко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...