Новости

Тонтон-макуты made in Ukraine? Про общественные патрули с дубинками

Мой батя при СССР был народным дружинником. Ходил вечером по городу с «дядей милиционером» и повязкой на рукаве. Я им сильно гордился. А мать говорила, что за это добавляют три дня к отпуску. При перестройке ДНД усилили хозяевами со служебными собаками: гоняли по подъездам наркоманов. Потом Союз рухнул. Сейчас мы живем в других реалиях, где есть гуляющее по рукам оружие, АТОшники с травмированной психикой и «титушки» в ассортименте. Вопрос: нужно ли нам еще «общественное патрулирование» с особыми полномочиями? 

 

Кто там потешался в соцсетях над “самодурством казачьих патрулей” в стране-агрессоре? Подозреваю, это лайт-версия того, что нас ждет в обозримом будущем. Еще в конце октября Кабмин направил в Верховную Раду проект закона “Про внесення змін до Закону України "Про участь громадян в охороні громадського порядку і державного кордону" за подписью Владимира Гройсмана. До сих пор не могут понять: зачем они это сделали? 

Сам по себе такой закон существует довольно давно – еще с 2000 года. Более того, в соответствии с Конституцией граждане имеют право создавать “общественные объединения для участия в охране общественного порядка и государственной границы, содействия органам местного самоуправления, правоохранительным органам, Государственной пограничной службе Украины и органам исполнительной власти”. 

После евромайдана, когда в 2014-м в стране бесконтрольно “порезвилась” разного рода местная “самооборона”, в этот закон дважды или трижды вносили изменения. Добавляли общественникам полномочий. 

Хотя никто не мешает народу, не собираясь в организации, помогать полиции и всем остальным правоохранительным органам. Более того, как отмечают юристы, в УК и УПК есть специальное понятие "гражданское задержание". То есть гражданам разрешено, задержать человека, который на их глазах совершил преступление: ударил ножом, вырвал сумку, устроил ДТП и попытался скрыться. 

Задержали, обезоружили, вызвали полицию, сдали ей преступника, записались в свидетели. Все! Гражданский долг выполнен. Никаких общественных обысков, самосудов или допросов с пристрастием. 

Но нет предела совершенству. И глупости тоже нет. Не знаю, на каком уровне решили довести “общественное патрулирование” до состояния параллельной полиции и пограничной службы, но факт остается фактом. 

Причем это вовсе не возрождение почетной, но безобидной советской ДНД, как нас пытаются убедить отдельные идеалисты в соцсетях. И не развитие волонтерских движений, которые уже есть в разных городах. Более того, самоорганизация вменяемых людей – это, как правило, абсолютно спонтанный процесс. И здесь не нужны спецодежда и дубинки. 

Достаточно вспомнить историю похищения из детского садика на Оболони грудного ребенка. Десятки людей контактировали через Интернет, доставали записи с видеокамер, вычисляли предполагаемый маршрут движения девушки-похитительницы. В итоге маленькую Викторию нашли через день. Говорят, что полиция и волонтеры в ходе поисков обменивались информацией в Интернете. Может, это и разглашение тайны следствия, но совместные усилия дали положительный результат. 

Еще я знаю ребят-активистов, которые совершенно бесплатно вечерами патрулируют киевскую Русановку: провожают домой детей и женщин, делают замечания выпивохам на детских площадках. Все очень культурно и без агрессии. 

Чем же новые “общественные патрульные” будут отличаться от таких вот бескорыстных “тимуровцев”? Да всем! Во-первых, и оболонские добровольцы, которые искали малышку Вику, и русановские активисты – это самодостаточные, обеспеченные материально семейные люди, для которых социальная активность сродни хобби. В “общественные патрули” будут наниматься те, кто не нашел работу в другом месте. Пишут, что главные требования возраст – не менее 18 лет и отсутствие судимости. Даже прописка не нужна. Статус участника АТО приветствуется особо. 

Во-вторых, отбором “дружинников” будут заниматься некие штабы, непонятно кем созданные и кому подконтрольные. Также непонятно, кто будет финансировать обеспечение “общественных патрулей” спецформой, транспортом, дубинками (!) и платить им зарплату. Почти как у полицейских и пограничников. Изменения в закон позволят не отчитываться детально по всем этим вопросам. 

Что мы получаем в результате? Получаем обновленную и осовремененную версию тонтон-макутов made in Ukraine в лице гипотетического дяди Коли, который, записавшись в “общественные патрульные”, получает зарплату, форму, дубинку и право огреть ей того, кого он вообразит преступником. Ну, а зачем иначе ему дубинка?! 

При этом дядю Колю, в отличие от полицейских, никто не будет проверять на “психологическую устойчивость”, склонность или не склонность к употреблению “бодрящих средств”, моральную чистоплотность и другие личные качества. 

Почему-то не сомневаюсь, что кое-кто из патрульных может прихватить с собой не только дубинку. Судя по валу новостей из разряда ЧП и криминальной хроники, в конце третьего года войны на Донбассе мы, наконец, достигли того состояния, когда граната стала обычным бытовым атрибутом, а “наградное оружие” и “травматы” дома без регистрации – в порядке вещей. 

Также допускаю, что патриотически-озабоченные сограждане (вроде дуры Ницой) будут привлекать “общественные патрули” к выполнению закона о языке. Ну, если там продавец вякнул что-то на мове агрессора. Или в кафе включили русский шансон. Тут без дубинки точно не обойтись. 

Я уже не говорю о том, как может выглядеть процедура “общественного пограничного патрулирования”, если представителям от народа позволят заглядывать в сумки и досматривать машины проезжающих. Вот было бы весело, если бы такой патруль появился в аэропорту “Борисполь” и олицетворял собой гостеприимство украинского народа. Можно их еще в шаровары нарядить. И дать бутафорские сабли.

Сказал же Гройсман, что мы недостаточно усердны в плане повышения инвестиционной привлекательности страны. Согласен. Чеченских перестрелок в людных местах и “мордобития”второго секретаря посольства США (на выходе из подземного перехода на Майдане Незалежности) явно недостаточно. Надо усилить и углубить общее впечатление. И общественные патрули нам в этом помогут. 

Слышу “голос из прекрасного далека”: мол, вредитель ты, Егор. Не хочешь, чтобы на улицах городов и сел нашей процветающей Родины был правопорядок. Напротив, дорогие соотечественники. Я двумя руками и ногами за ПРАВОПОРЯДОК. Но – против хаоса, самоуправства и непонятно кому подчиненных “патрульных эскадронов”. 

Все это мы уже проходили в феврале-марте 2014-го. И так называемые самоорганизованные блокпосты на въезде-выезде из Киева, которые останавливали машины, проверяли документы, рылись в багажниках, искали представителей режима, “які тікають з України”. 

Помню, как по Киеву ходили “неопознанные субъекты” в бронежилетах, касках, с дубинками и с патриотической символикой. Назывались какой-то сотней. У знакомой из Питера, которая снимала квартиру на Лютеранской, в начале марта 2014-го два каких-то гуцула проверили (!) документы. Говорят, мол, прописки тутошней нет, не пропустим. Катись в свой Питер. За нее вступился прохожий, сказал “патрульным”, мол, революция закончилась, пора вам, ребята, “додому”, и тут же получил удар наотмашь. Про массовые поджоги и погромы, на которые попрятавшаяся милиция тогда не выезжала, я просто молчу. Надеюсь, это мы уже проехали. 

Зачем начинать все снова? Изобретать взрывоопасные велосипеды? Если центральная полиция не в состоянии справляться с бытовыми правонарушениями, то есть известный во всем цивилизованном мире рецепт – полиция муниципальная. Которая занимается тем, что у нас подпадает под действие Кодекса об административных правонарушениях. Мелкое хулиганство, “распитие” в общественных местах, стихийная торговля, нарушение правил благоустройства. Ну, и патрулировать она могла бы тоже.

Но это была бы полиция с кадровым отбором, с официальным статусом и подчинением, ограниченная в своих действиях рамками соответствующих законов. А не дядя Коля с дубинкой. 

Я даже готов платить налог на такую муниципальную полицию, если понадобится. И так за все платим, чего уж мелочиться. Хотя если верить тому, что пишут в соцсетях, на “общественные патрули” в Киевской области якобы наскребли... 30 млн. грн. Нашлись откуда-то. И на добробаты хватает. И на охранные фирмы, которым еще в 2012-м разрешили иметь травматы. Не всем, но многим. 

Так что налицо чей-то серьезный и, судя по тому, как метнулся кабанчиком Кабмин с законопроектом, политический заказ. Кому-то не дают покоя лавры тонтон-макутов – добровольческой милиции безопасности при гаитянском диктаторе Дювалье. Тоже “патрулировали” вовсю. А некоторых правонарушителей использовали как расходный материал для ритуалов вуду. Брррр! Лучше не вспоминать, чтобы не “накликать”. 

P.S. Я тут фоточку нашел в Интернете повеселее. Это общественные дружинники из Мексики. Надо к ним съездить на консультации. Пусть опытом поделятся. Братишки... В общем, СУГС. 


Егор Смирнов