Новости

Торги по инаугурации, дело ГПУ на Порошенко, ультиматум Климкина

Главные итоги вчерашнего дня, прогнозы на завтра

Инаугурация: 19 мая все призрачнее

Верховная Рада вышла на финишную прямую в вопросе назначения даты инаугурации нового президента. Спикер парламента Парубий объявил, что на начавшейся сессионной неделе день начала президентства Зеленского точно будет определен. Однако до сих пор не ясно – какой.

За последние недели сторонников инаугурации 19 мая стало больше. Однако проблема в том, что все эти сторонники – представители фракций и групп, которые насчитывают менее 30 человек. "Видродження", "Воля народа", "Самопомощь" и, возможно, "Батькивщина" даже вместе с парой десятков мажоритарщиков не смогут выйти на нужные 226 голосов.

Решающее слово остается по-прежнему за двумя фракциями последней коалиции – БПП и "Народным фронтом". Сами эти фракции никаких дат не называют, но явно склоняются к тому, чтобы перенести инаугурацию на 28 мая – то есть дату, после которой, как считается, Зеленский уже не сможет распустить Верховную Раду.

Для "НФ" этот сценарий является единственно возможным. Как партия это объединение уже умерло, а потому единственная цель "нарфронтовцев" – как можно дольше сохранить фракцию в парламенте. По крайней мере, до тех пор, пока эти 82 штыка не найдут себе пристанище в чьих-либо списках или на мажоритарных округах.

С Блоком Порошенко ситуация сложнее. Расслоение внутри него уже идет, однако в нежелании проводить парламентские выборы уже в июле едины даже те, кто уже мысленно попрощался с пока еще президентской партией. Ни Гройсман, ни Кличко, которые собираются идти на выборы со своими партиями, не заинтересованы в том, чтобы ускорять процесс. Для восстановления бренда УДАРа или раскрутки партии Гройсмана два месяца мало.

Поэтому все сходится на том, что коалиция проведет последнее совместное действие – голосование за инаугурацию 28 мая – и после этого окончательно развалится. Больше ничего не будет удерживать Порошенко, Гройсмана, Кличко, Яценюка, Турчинова и Авакова в одной упряжке. Так что после этой недели работоспособности парламента окончательно придет конец.

 

 

Есть ли жизнь без Йованович?

Одна из самых резонансных тем вчерашнего дня – неявка в Киев американского посла Йованович. Формально она должна была вернуться в Украину 11 мая – после консультаций в Госдепартаменте, однако так и не вернулась. И, судя по всему, уже не вернется.

Безусловно, посольство США без руководителя не останется – кого-нибудь на это место все равно назначат, хотя, возможно, сначала временно. Однако отсутствие Йованович станет существенной проблемой для целого ряда государственных и негосударственных структур Украины. Поскольку именно на нее завязывалось финансирование НАБУ и всех негосударственных организаций, содержавшихся Госдепом.

Особенно тяжело будет последним, поскольку формально статьи на финансирование грантоедов в бюджете Госдепартамента нет. Выделялись деньги, к примеру, на поддержку Генпрокуратуры, а шли на НГО (с чем и было связано недавнее возмущение Луценко). И если не будет преемственности в передаче дел американского посольства, то все эти неформальные гранты просто прекратятся.

По сути, речь идет о том, что будет сломана система, выстроенная демократами еще в 90-е годы прошлого столетия. Более 30 лет самые влиятельные украинские НГО находились под контролем демократов – и вот теперь рискуют исчезнуть. И тогда политический ландшафт Украины может серьезно измениться.

Засудит ли Луценко Порошенко

Генпрокуратура тем временем проводит политические маневры, пытаясь определить свое будущее. Точнее, будущее нынешнего генпрокурора Луценко, который после президентских выборов остался на растяжке, не понимая – с кем он.

С одной стороны, Луценко до последнего оставался в команде Порошенко. С другой – Коломойский вроде бы пообещал ему сохранение должности и продолжает об этом говорить. С третьей – Зеленский уже заявил, что хочет его поменять. От такого, понятно, голова кругом пойдет.

Вчера ГПУ открыла уголовное производство по заявлению о давлении президента Порошенко на судей Киевского админсуда, которые занимались делом "Приватбанка". Прозвучало это громко – мол, как же, Луценко открыл дело на своего недавнего босса.

Однако на самом деле ничего громкого в этом нет: прокуратура сейчас обязана открывать уголовные производства по всем заявлениям, которые ей поступают. А превратятся ли эти производства во что-то серьезное или останутся одной бумажкой в папке – это уже зависит даже не столько от характера дела, сколько от политических ветров, дующих в стране.

Так что Луценко, пытаясь сохранить свою должность, поступает в привычной манере: громко декларирует и ничего не делает. В принципе, с Коломойским можно согласиться в том, что такой генпрокурор никому не мешает. Однако хотелось бы, чтобы оценка генпрокурора определялась не только отсутствием вреда от него, но и тем, что он приносит стране какую-то пользу.

Ультиматум Климкина

Относительно будущего министра иностранных дел Климкина никаких намеков нет, однако он сам ведет себя так, будто планирует сидеть в здании на Михайловской площади еще пять лет. Вчера украинский министр поставил Евросоюзу в Брюсселе ультиматум: если с России в Совете Европы снимут санкции, Украина откажется от выполнения Минских соглашений.

В этом заявлении абсурдно все. Начиная с того, что подобные ультиматумы вряд ли должен делать министр, назначенный по квоте уходящего через пару недель президента. Но если бы даже Климкин чувствовал себя спокойно в собственном кресле, он все равно не имел права делать такие заявления: Минские соглашения – результат переговоров четырех глав государств, и единственный, кто может говорить об отказе от них – это президент. Причем не в Брюсселе, а на встрече "нормандской четверки".

Но самая большая глупость – в безответственности заявления Климкина. Он угрожает невыполнением Минских соглашений в ответ на чисто формальный жест, который никаких последствий иметь не будет. Даже если делегация России вернется в ПАСЕ, это ничего не изменит в плане решений Ассамблеи. Больше того, сама Ассамблея имеет минимум влияния – и в Украине, где резолюции ПАСЕ регулярно игнорируются, это хорошо знают.

А вот Минские соглашения – это договор, который остановил войну. И который всем миром признан как единственный способ восстановить мир в Украине и ее границы. За подобные заявления нужно не просто увольнять, а сажать – по статье за посягательство на территориальную целостность.

 

Загрузка...

 

Расколется ли ПЦУ?

И еще одна целостность в последние дни поставлена под сомнение – единство Православной церкви Украины. Еще 10 мая стало известно, что бывший глава Киевского патриархата Филарет по собственной инициативе разослал приглашения архиереям ПЦУ на молебен в свой Владимирский собор, причем не прислал такое приглашение главе ПЦУ Епифанию.

А позже тот же Филарет сообщил, что его патриархат вовсе не ликвидирован, то есть продолжает существовать как некая автономная структура в составе церкви Епифания. Причем эта автономная структура составляет львиную долю приходов ПЦУ, которые непонятно кому подчиняются.

В свою очередь, Епифаний заявил, что возврат к старому – это путь в никуда, чем фактически подтвердил наличие конфликта между ним и Филаретом. Который уже несколько дней идет по нарастающей, вызывая взаимоисключающие заявления сторон.

Однако то, что происходит сейчас, – лишь начало. По большому счету, вся хрупкая структура Православной церкви Украины держится на единственном стабилизирующем факторе – президенте Порошенко, который с помощью админресурса удерживает единство и помогает расширяться.

Как только Порошенко перестанет быть президентом, проект может развалиться как карточный домик. Ведь уже никто и ничто не будет удерживать вместе Филарета, Епифания, Михаила и Макария. Варфоломей далеко, а Зеленскому все равно. И в итоге на месте одной поместной церкви могут оказаться две. Или три. Или четыре.

 

Загрузка...
Загрузка...