Новости

Транзитные трубы в Закавказье хотят «разбавить» судоходным каналом

Стремление США и в целом НАТО обосноваться в Черноморско-Каспийском регионе, как известно, стародавнее. Причем то же самое западные державы планировали еще в середине XIX века и вскоре после распада Российской империи, да и позже. Но всякий раз «срывалось».

 

Теперь форпостом натовского присутствия в регионе избрана, похоже, Грузия, судя по рекомендованной на днях ускоренной процедуре ее сближения с этим блоком. И такая мера, по замыслам западных планировщиков, может приблизить их к вожделенной цели.

Причем упомянутый тренд перекликается, на наш взгляд, с пока еще неофициальной реанимацией весной-летом с.г. в Грузии и Азербайджане проекта транзитного судоходного канала между грузинским портом Поти и азербайджанским портом Сальяны. Апофеоз прожектёрства? Безусловно, с технико-экономической точки зрения. Но по короткому маршруту попасть на Каспий, «увязав» его с Черным морем одним видом транспорта, – чем не сверхзадача с точки зрения геополитики? Ради этого НАТО и на форсированный прием Грузии может пойти.

Заметим, что, по данным РИА «Новости» и ряда информагентств стран Закавказья (9 июля с.г.), ссылающихся на источник в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, в ближайшее время не исключается решение позволить Грузии вступить в НАТО по упрощённой схеме – «без выдвижения для неё Плана действий по членству в блоке (ПДЧ – главное обязательное условие для вступления какой-либо страны в альянс. – Ред.). Такие дискуссии ведутся». Вместо ПДЧ Грузии «могут быть зачтены ежегодные национальные программы (ANP) и Существенный пакет мер НАТО-Грузия (SNGP)», которые, напомним, реализуются Грузией совместно с альянсом с начала 2000-х.

Аналогичные рекомендации содержатся в совместном докладе брюссельского Центра европейской политики и грузинского филиала НПО «Справедливые выборы» с претенциозным названием «Спустя 10 лет после Бухарестского саммита: почему НАТО должна удвоить ставку на Грузию» (имеется в виду саммит НАТО в Бухаресте в апреле 2008 г.). А доклад этот озвучен тоже в первой декаде июля. Причем здесь, формулируя главный аргумент в пользу вовлечения Тбилиси в НАТО, традиционно кивают в сторону России, сделавшей, дескать, всё, чтобы «Грузия оставалась слабой и нестабильной, никогда не стала полноценным кандидатом для присоединения к НАТО».

Таков, можно сказать, внешний, геополитический фон реанимации закавказского проекта канала Черное море – Каспий. Если же говорить о сути самого проекта, то вкратце он предусматривает использование – для судоходства река-море – углубленных фарватеров рек Риони (грузинское Причерноморье), впадающего в Куру Аракса и самой Куры, а также соединительной ветки Риони с Курой. Общая протяженность маршрута – около 800 км. Преимущество этого пути его адепты видят еще и в том, что вдоль трассы «есть достаточные водные ресурсы, которые могут быть использованы для канала и выработки электроэнергии на ГЭС».

Характерно, что о таком проекте вспомнили в Закавказье в связи с известной инициативой главы Казахстана Н. Назарбаева насчет канала «Евразия», который Астана предлагает проложить через Ростовскую область, Северное Ставрополье и Калмыкию (впервые эту идею президент Казахстана озвучил еще в 2007 г., а напомнил о ней на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи 14 мая с.г.). То есть некоторые круги Грузии и Азербайджана, видимо, не прочь вовлечь свои страны в конкуренцию с Казахстаном за новые транзитные пути. Но нельзя исключить и того, что в связи с закавказскими устремлениями НАТО за грузинско-азербайджанским вариантом «Евразии» вполне могут стоять иностранные силы.

Весьма примечательной представляется информация агентства «Кавказ-плюс» еще от 9 мая 2016 г.: «Очень странно, почему пока особо не рассматривается еще один вариант строительства канала из Каспия в Черное море – а именно через Азербайджан и Грузию. Безусловно, он будет намного дороже российских проектов (имеются в виду «Евразия» и «Волго-Дон-2». – Ред.)Но – существенно дешевле иранского Каспий – Персидский залив».

Разъясняется, что, во-первых, расстояние между Черным морем и Каспием через Азербайджан и Грузию намного меньше, чем между Каспием и Персидским заливом по территории Ирана. А во-вторых, горные хребты, которые придется преодолеть трассе канала, «существенно ниже тех гор, где нужно прорубать канал в Иране».

 Словом, адепты закавказского проекта тоже возражают, как и США, против трансиранского канала. Хотя аргументы закавказских оппонентов проекта водного коридора Каспий – Персидский залив, в отличие от американских, формально экономические и географические.

 



 

Об условии реализации  проекта закавказской «Евразии» высказался и портал «Большой вопрос» (РФ): «Прорыть канал из Каспия через Азербайджан и Грузию по рекам и через горы маловероятно и очень дорого. Если США не помогут своим партнерам».

Вброс в общественное сознание идеи о необходимости проекта идет несмотря на то, что многие эксперты и СМИ обеих стран издавна сетуют на продолжающееся снижение ресурсов Рионского и Кура-Аракского речных бассейнов. Это всё более ущербно для действующих там ГЭС и образуемых ими водохранилищ. Возникает естественный вопрос, где уж тут заполнять судоходный канал?

Внятно выражены и экологические опасения в связи с проектом: «Возможно, с точки зрения именно экологии прокладывать канал через Грузию и Азербайджан окажется нецелесообразным». Ибо трасса канала, как отмечается, уничтожит значительную часть горных лесов в Грузии, покрывающих Сурамский хребет и часть Верхней Имеретии. 

Высказываются не только острожные, но прямо негативные, подаваемые в резкой форме оценки этого проекта. Так, еще в апреле 2016 г. Акиф Мустафаев, глава азербайджанской стороны в проекте TRACEКA (транзитный коридор Центральная Азия–Каспий–Закавказье–Турция) заявил: «Кто предлагал канал между Каспийским и Черным морями, сами заявляли, что это невозможно. На это будут потрачены миллиарды долларов. Кроме того, Черное море перетечет в Каспийское, и вся прикаспийская зона будет затоплена».

Определенные силы в Грузии, в свою очередь, озабочены возможной потерей роли транзитера каспийской нефти, в случае если хотя бы один из проектов соединения Каспия с Черным морем осуществится. «Посредством нового канала переправка казахской нефти в черноморские порты значительно удешевится в сравнении с проектом Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Дело тут не ограничится казахстанской нефтью», – сообщал в мае нынешнего года «Грузинформ». И если танкеры «река-море» смогут из Каспия прямо попадать в Азовское и Черное моря, «тогда встанет вопрос целесообразности сухопутной транспортировки нефти через Южный Кавказ и Грузию». А ранее (июнь 2017 г.) «Грузинформ» высказывался даже более определенно: «Если будет осуществлен хотя бы «Евразийский канал» (т.е. через РФ. – Ред.), это обозначит потерю транзитной функции Грузией, что сильно повлияет на интерес к ней со стороны стран Запада».

 

Хотя трудно предположить, что даже при «гипотетическом» создании какого-либо из этих каналов нефтепроводы Баку–Тбилиси–Джейхан и КТК будут недозагружены. Однако в Грузии всерьез обеспокоены и столь эфемерным сценарием.

 Словом, и хочется, и колется...

фото: komanda-k.ru

Алексей Балиев

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...