Новости

Украинские граммар-наци: почему не стоит нападать на нового министра образования Украины

Новый министр образования Украины Анна Новосад подверглась яростной критике за запись в Facebook. Ее обвиняют в неграмотности. При этом сам украинский язык существенно изменился и зачастую эти изменения были продиктованы политическими соображениями

Министр образования Анна Новосад 29 августа написала в Facebook заметку о приоритетах своей работы.

«Уходя из министерства образования в парламент, я, честно говоря, не думала, что так быстро вернусь назад. Благодарна парламенту, президенту и премьеру за аванс доверия. Это именно аванс. Выводы только по действиям и результатам», — написала Новосад в день своего назначения на должность.

Она также заявила, что реформа школьного образования будет оставаться приоритетной, и поблагодарила свою предшественницу — Лилию Гриневич, под началом которой она трудилась еще до своего прохождения в парламент в рядах партии «Слуга народа».

 

 

 

Небольшая заметка Новосад вызвала бурную реакцию в соцсетях. Украинского министра образования обвинили в… неграмотности. В Сети распространяется фото распечатанной заметки Новосад с исправлениями.

 

Однако при более детальном рассмотрении оказывается, что критики Новосад забывают об истории украинского языка на независимой Украине и задолго до этого.

 

 

 

Спорные ошибки

Неизвестным филологом, правившим работу Новосад, оказалась Ирина Фарион. Впрочем, она сама не без грешка. Действительно, в первом предложении министр пропустила запятую. Однако следующая претензия: написание «президенту» и «прем'єру» вместо «президентові» и «прем'єрові» — довольно спорная. Ряд сайтов, посвященных украинскому правописанию, прямо указывают: окончание «ові» — устарело. То есть от Новосад требуют писать так, как это делают галицкие бабушки и дедушки. Еще одна претензия — написание «по діям та по результатам». Фарион настаивает, что в этом предложении у существительных не дательный, а местный падеж, поэтому писать следовало бы так: «по діях та по результатах». И все бы хорошо, но это тоже довольно спорное утверждение. Возьмем, к примеру, «рупор Майдана»: «Громадське телебачення» (времен до его раскола). Одно из видео — 2 июня 2014 года — с политологом Тарасом Березовцом называется «Тарас Березовець: По результатам компанії будуть зроблені кадрові висновки». В названии есть одна ошибка: «компанії» вместо «кампанії». При этом название — не прямая цитата Березовца. Тот говорил: «висновки з кампанії» («выводы из кампании»).

Еще одно исправление — чистой воды вкусовщина или непонимание мысли Новосад. Та пишет «продовжить бути» («продолжить быть»), а ее исправляют на «має бути» («должна быть»).

Кроме того, опечалило Фарион использование слова «задачі», а не «завдання».

Примечательны и комментарии от недоброжелателей к министру. Один из них, приведя фото исправлений, подначивает: «Работа над ошибками, Ганна-Анна». Дело в том, что в своем Facebook Новосад пишет свое имя как Anna, в то время как украинский аналог этого имени — Ганна.

В общем, претензии к Новосад скорее политического, чем грамматического свойства. Тем более, то, что происходило с украинским языком и правописанием в частности, иначе как политизацией и не назовешь.

«Тяжелый галицкий язык»

Издание Украина.ру уже писало о реформе правописания, которую пятый президент Украины Петр Порошенко и его команда реализовали под занавес своего правления. Эта реформа намеренно отдаляет украинский от его общих корней с русским языком. Еще во время обсуждения нового правописания украинские фантасты и издатели Виталий и Дмитрий Капранов написали: это вопрос не филологический, а политический.

«Правописание — вопрос не филологический, а политической. Не верите — спросить у Жулинского, который во время премьерства Ющенко мимоходом где-то сказал о новом правописании — в результате началась очередная атака на правительство, которая в конце концов закончилась отставкой. Какое правописание нужно, чтобы не повторять старые ошибки и не давать врагу оружие против себя», — гласила их запись в Facebook.

 

Эта запись ценна не только тем, что ярко демонстрирует политический характер языковых преобразований на Украине, но и тем, что показывает: такие преобразования были в ходу еще во времена «пророссийского» президента Леонида Кучмы. Что уж говорить о первом президенте Украины Леониде Кравчуке, который фактически отдал гуманитарную сферу на откуп диаспорянам.

Однако расправиться с народным, настоящим украинским языком, превратив его в подобие галицкого диалекта, пытались еще за сто лет до этого. Среди тех, кто это делал, Михаил Грушевский в бытность свою профессором-историком. Задолго до того, как появилась Украинская Центральная Рада, Грушевский пытался сделать галицкий язык нормой для земель, где жили малороссы. Это встречало отпор местной интеллигенции. Классик украинской литературы Иван Нечуй-Левицкий писал по этому поводу в своей статье «Кривое зеркало украинской мовы», вышедшей в Киеве в 1912 году: «Выходило что-то тяжелое, что его ни один украинец не может читать… эта чудернацкая мова отторгла от украинской литературы много украинцев, которые читали украинские книжки или имели тягу к родной литературе».

Он прямо заявлял, что Грушевский вводит «нахрапом на Украине галицкую мову и правописание».

 

 

 

Примечательны и слова автора первого украинского правописания Пантелеймона Кулиша.

«Это не язык, а какой-то жаргон. Это дело заговора немногих украинцев, которые захватили в свои руки издания и от которых зависит корректура», — писал он.

Кулиш признавался, что создал свое — фонетическое — правописание, чтобы помочь делу народного просвещения, а не делу отрыва украинцев от России, и грозил перейти на «старосветскую орфографию», если его правописание будут использовать для последней цели.

Уже после революций 1917 года украинские «самостийныки» попытались силой ввести галицкое правописание на подконтрольных им землях. Воспоминания об этом оставил пребывавший в те дни в Киеве писатель Константин Паустовский. Среди прочего, он рассказывал, как в «в первые дни петлюровской власти опереточные гайдамаки ходили по Крещатику со стремянками, влезали на них, снимали все русские вывески и вешали вместо них украинские».

«Петлюра привез с собой так называемый галицийский язык — довольно тяжеловесный и полный заимствований из соседних языков. И блестящий, действительно жемчужный, как зубы задорных молодиц, острый, поющий, народный язык Украины отступил перед новым пришельцем в далекие шевченковские хаты и в тихие деревенские левады. Там он и прожил «тишком» все тяжелые годы, но сохранил свою поэтичность и не позволил сломать себе хребет», — указывал Паустовский в автобиографической «Повести о жизни».

Но то, что не удалось Петлюре, попытались осуществить уже при советской власти. Об этом писало издание Украина.ру: «На языке 30-х годов прошлого столетия. Как Украине вернули харьковское правописание».

Правда, в 1933 году комиссия по правописанию во главе с замнаркома образования УССР Андрея Хвыли признала эти нормы националистическими. Но они с радостью были восприняты на западной Украине и в диаспоре, где и продолжили свое существование.

На независимой Украине это правописание вернули в 2019 году. При этом еще до его возвращения многие, даже самые патриотичные филологи, признавали, что на Украине существует колоссальный разрыв между тем, как люди говорят, и тем, как от них требуют писать.

Еще в 2012 году украинские СМИ сообщали: данные социологов о том, что на суржике — смеси нормативного украинского и русского языков говорят от 11% до 18%, не совсем отвечают действительности. Как утверждало издание «Корреспондент» со ссылкой на украинских лингвистов, тогда грамотными можно было назвать максимум 20% населения страны. Однако тогда никто так и не поставил вопрос: а откуда взялись нормы украинского языка?

Нападки на Новосад свидетельствуют: на Украине по-прежнему остро стоит языковой вопрос. И речь не о русском, а о самом украинском языке. Годы реформ сделали его чужим для значительной части населения Украины. А форсирование реформ и изменений в нормах языка привело к тому, что грамотными на современной Украине можно назвать только ограниченный круг филологов.

 

Загрузка...

 

Георгий Лучников