Новости

Украинство и украинистика диаспорян

В информпространстве Украины можно встретить самые невероятные утверждения, корни которых – в украинистике, сочиненной диаспорой. Одна из излюбленных тем – «российская оккупация Украины». В наши дни, уже после первого тура президентских выборов, об «оккупации» заявили два министра – Омелян, а потом и Климкин. Глава МИД Украины начал озвучивать свою версию компенсации «за века российской оккупации».

Рассматривая историографию истории Украины, напомним несколько исторических фактов считающим, что после 1654 года Украина была оккупирована, а учителям истории напомним особенно, так как в действующей школьной программе «История Украины» для 10-го класса записано положение «Радянська окупація України».

С первых лет советской власти во Всеукраинской академии наук (ВУАН) работала Научно-исследовательская кафедра истории Украины, причём под руководством М. Грушевского (до 1930 г.). Потом была создана Комиссия по изучению социально-экономической истории Украины, а в 1934 году – Историко-археографический институт ВУАН. Заметим, что в СССР не было ни института истории РСФСР, ни института истории России. Институт российской истории РАН появился в 1992 году.

 

Загрузка...

А вот в УССР – союзной республике того самого СССР, который клянут нынешние украинизаторы, в 1936 году был создан Институт истории Украины.

И если украинизаторы утверждают, что Украина была оккупирована Россией в 1920 году, то какой смысл был создавать на оккупированной территории для оккупированного народа целый академический институт? Тем более что оккупация, дескать, пришла на смену российской колонизации, длившаяся аж с 1654 года.

Но в Советской Украине исследовали не «оккупацию», а историю Украины. В 1937 году появился первый выпуск «Очерков истории Украины». В 1940-м увидела свет «История Украины. Краткий курс», а во Львове был создан отдел Института во главе с И. Крипьякевичем, с 1951 года он был в составе львовского Института общественных наук АН УССР, а в 1993 году стал Институтом украиноведения им. И. Крипьякевича НАН Украины.

Украинизаторы, видимо, чтобы не быть декоммунизированными, не вспоминают и не хвалят большевиков за то, что в 1944 году ЦК ВКП(б) критиковал Институт истории Украины Академии наук УССР за «неупорядоченно освещенный вопрос возникновения и оформления нации украинской», за плохо раскрытые «мотивы возникновения Украинской козацкой державы», как «прогрессивного шага вперед по сравнению с предыдущими литовским и польским порядками на Украине»…

В послевоенные годы ученые Института подготовили ряд фундаментальных работ, не потерявших значения и сегодня. К ним следует, в частности, отнести 26-томное на украинском языке издание «История городов и сёл Украины», 3-томную на украинском языке «Украинскую ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза»; «Украинскую советскую энциклопедию» - два издания в 17 и 12 томах на украинском языке; 8-томную на украинском языке в 10 кн. «Историю Украинской ССР» и 10-томную на русском языке…

Заметим, что в 1969 году в Институте был создан отдел Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 годов, а в 1972 году – отдел истории дружбы народов СССР.

Обратим внимание на время создания этих отделов и их названия, в 90-е годы они сразу же были упразднены.

Однако эти решения, как показал анализ, стали знаковыми, а 70-80-е годы рубежными в историографии истории Украины.

* * *

А рубежными годы стали из-за того влияния, которые оказали историки, политики, украинская диаспора Германии, США, Канады, Великобритании на историков и политиков СССР и УССР.

Мы не будем рассматривать деятельность Антибольшевистского блока народов (Мюнхен, 1946 г., возглавил Стецько - соратник Бандеры), работу спецслужб, Госдепа США, принятие и исполнение закона США «О порабощенных нациях» (1959), в котором русский народ был отнесен к «поработителям». Будем рассматривать лишь факты в области истории.

Начнём с 3-томной «Енциклопедії українознавства» (ЕУ-1), изданной в Мюнхене и Нью-Йорке в 1949-1952 гг. Главную редакцию возглавил В. Кубийович (прислужник немецких извергов в годы Второй мировой и Великой Отечественной войн), а также З. Кузеля.

В 1954-1958 гг. в Нью-Йорке был переиздан десятитомник «История Украины-Руси» М. Грушевского (с 1989 года в Канадском центре украинистики работали по изданию англоязычной версии).

На протяжении 1955-1985 годов вышли в свет 10 томов второго издания «Енциклопедії українознавства» (ЕУ-2), на этот раз в Париже и Нью-Йорке. На Украине ЕУ-1 и ЕУ-2 были переизданы в 1993-1994 и 1993-2003 гг. в Киеве и Львове соответственно.

Что давала эта украинистика?

В ход шло всё, что противопоставлялось советскому и имперскому российскому историческому прошлому, всё, что годилось для борьбы против СССР и «освобождения» Украины.

Внедрялась схема истории Украины по Грушевскому – история украинской этнической нации - «цілісної і окремої від Росії», без общерусских (древнерусских) начал, но с учётом того, что Россия, дескать, украла «наследие» Киевской Руси. Чтобы отделить историю Украины от истории России в начальный период истории Руси, было придумано название «Украина-Русь». В то же время руське (русское) Галицко-Волынское княжество было названо украинским, ставшее по этой схеме истории «наследником» Киевской Руси.

М. Грушевский в первом томе «История Украины-Руси» писал: «Ся праця має подати образ історичного розвою житя українського народу або тих етноґрафічно-полїтичних ґруп, з яких формуєть ся те що ми мислимо тепер під назвою українського народу, инакше званого „малоруським”, „південно-руським”, просто „руським” або „русинcьким”».

То есть он назвал «украинским» тот народ, который исторически назывался «малорусским», «южно-русским», «русским», «русинским».

Наряду с этим в диаспорной украинистике того времени основное внимание было уделено якобы непрекращающейся борьбе украинского народа за своё освобождение, гноблениям и репрессиям («голодомор-геноцид украинского народа» поднимут на щит в 70-80-е годы)… На содержание издаваемых работ огромное влияние оказали националистические взгляды авторов, главного редактора В. Кубийовича и историка А. Оглоблина.

Украинство подпитывал Украинский свободный университет, обосновавшийся в Мюнхене с 1945 года (институт и сегодня готовит кадры для украинистики). Среди преподавателей университета того времени были В. Кубийович, А. Волошин, А. Оглоблин (Мезько), Ю. Шевелёв и др. известные националисты и коллаборанты с Третьим рейхом, нашедшие прибежище в ФРГ.

В 1950 году в том же Мюнхене начал работу Институт по изучению СССР, финансировавшийся Американским комитетом за свободу народов СССР (с 1953 г. - Американский комитет освобождения от большевизма). Без привлечения представителей украинской диаспоры и здесь не обошлось, как и без украинской тематики. Например, издаваемые тогда работы как будто читали нынешние украинские политики и авторы школьных учебников по истории Украины, говорящие и пишущие об «оккупации», «колонизации» Украины: «Украина под большевистской оккупацией» (Мюнхен, 1956); «Украина в системе советского колониализма» (Мюнхен, 1959)…

Институт перестали финансировать в 1972 году.

В 1968 году была создана кафедра истории Украины в Гарвардском университете, а в 1973 году был основан Гарвардский украинский исследовательский институт (HURI). Стартовый финансовый ресурс Фонда кафедр украинистики (истории, языка, литературы) составлял $1 млн. 800 тыс.

Его становление произошло благодаря щедрому финансированию и привлечению историков-эмигрантов из Польши, Австрии, Галичины, западных областей Украины, вошедших в состав УССР перед Второй мировой. Так, О. Субтельный, работавший в Канадском и Гарвардском украинских исследовательских институтах, родился в Кракове в 1941 г., был учеником А. Оглоблина. Он стал первым стипендиатом HURI и начал с «конституции» Орлика. О. Субтельный наиболее известен по книге «Украина: История», изданной на английском языке в Торонто в 1988 году. Это, по его словам, была работа об «истории нации, сумевшей развиться и выжить вне рамок полнокровной государственности», с анализом «превращения Украины… в страну индустриальную». На Украине ее сразу же переиздали на украинском и русском языках.

Гарвардский институт начинался и с Ф. Сысина (потомка украинских эмигрантов), со временем он стал директором центра им. Петра Яцыка Канадского института украинских исследований (Альбертский университет). Сысин занялся переводом «Истории Украины-Руси» Грушевского на английский язык. На этой ниве трудился и прибывший из СССР Сергей Плохий.

Институт украинских исследований в Гарварде начинался и с Григория Грабовича(родился в 1943 г. в Кракове в семье эмигрантов с Львовщины), со временем он возглавил институт.

В 1973 году был создан Канадский фонд института украинистики Альбертского университета (Канадский фонд украинистики). Институту стали выделять и ежегодные бюджетные финансовые средства в размере $350 тыс. В 1976 году при университете был основан исследовательский центр по украиноведению – Канадский институт украинских исследований (CIUS) …

 

 

* * *

Первым руководителями Гарвардского украинского исследовательского института в 1973-1989 гг. был Омелян Прицак (1919-2006). Он родился в Львовской области, после окончания Львовского университета успел поработать при советской власти (1940-1941) младшим научным сотрудником во львовском отделении Института истории Украины. В 1943-1945 гг. учился в Берлинском, а в 1946-1948 гг. в Геттингенском университетах. С 1960 года жил и работал в США. Основал и был первым директором (1991-1998) Института востоковедения им. А. Крымского НАН Украины.

По свидетельству очевидцев, Киев и научная среда его разочаровали. А историки Украины не приняли его гипотезу хазарского происхождения Киевской Руси.

В 1989-1996 гг. HURI возглавлял Григорий Грабович. С 1996 по 2003 год у руля института был Роман Шпорлюк. Он родился в 1933 году на Тернопольщине, с 1935 по 1958 год жил на территории Польши. Закончил Люблинский, затем Оксфордский и Стэнфордский университеты. Специализировался по вопросам нации, выступал ярым противником коммунизма и СССР. В Киеве в 2000 году была издана переведенная с английского языка работа Шпорлюка «Імперія та нації (з історичного досвіду України, Росії, Польщі та Білорусі)». Работая в Мичиганском университете, он стал наставником Джеймса Мейса по проблеме национал-коммунизма. Потом Мейс, по рекомендации Омеляна Прицака, стал ассистентом Роберта Конквеста при разработке темы «голодомора» на Украине. Был исполнительным директором комиссии Конгресса США по «голодомору». После запуска концепта о «голодоморе» стал не нужен, остался без работы и без грантов HURI. Киев принял его в 1990 году, но научная работа в бывшем институте марксизма-ленинизма не сложилась, не сложилась она и в Могилянке. Умер в 2004 году. Правда, Ющенко наградил его посмертно, одна из улиц Киева названа его именем.

В 70-80-е годы исследовательские центры в США и Канаде продолжали в основном ту же тематику, что и диаспорные украинисты 40-60-х годов, но стали разрабатывать теории наций, национальных идентичностей, тоталитаризма, этапы национального возрождения на Украине, российско-украинские отношения...

Появилась поросль украинистов-неукраинцев, некоторые из них (Дж. Армстронг) даже написали работы по украинскому национализму с показом его жертв.

Тимоти Снайдер, стипендиат Гарвардского университета, стал специализироваться по национализму, марксизму, коммунизму, тоталитаризму, холокосту в Центральной Европе и, что логично, по «голодомору». В 2010 году в Гарвардском университете состоялась презентация его книги «Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным» (Timothy Snyder. BLOODLANDS: Europe between Hitler and Stalin. New York, Basic book, 2010). В 2015 году «Кровавые земли» вышли в Киеве тиражом 10 тысяч экземпляров на русском языке, потом издали и на украинском языке. Ложь стала оружием…

Естественно, ни в Киеве, ни в других странах, где книга была оперативно переведена и издана, не обратили внимания на аргументированную критику «Кровавых земель…» со стороны американского профессора Гровера Ферра, издавшего монографию «Кровавая ложь» (Blood Liers) с доскональным исследованием каждой ссылки книги Снайдера. Поэтому и монографию назвал соответственно.

В сентябре 2017 года вышла книга на английском языке Энн Эпплбаум «Красный голод: война Сталина против Украины». Американка, жена бывшего министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского, посчитала, что пора напомнить о наследии Дж. Мейса и связать «агрессию» Москвы 30-х годов прошлого века с «агрессией» Российской Федерации «против украинской нации» в 2014-м. До этого она издала для западного читателя книги «Gulag: A History» (переиздана на русском под названием «Гулаг: паутина большого террора») и «Железный занавес. Подавление Восточной Европы. 1944-1956 гг.». Последнюю тут же переиздали на Украине в Могилянке на украинском языке «Залізна завіса: Приборкання Східної Європи. 1944-1956 рр.». Эпплбаум убеждала и убеждает читателей, что сегодня Россия хочет развалить Евросоюз, подчинить страны Европы, как это, мол, было после Второй мировой…

Западная украинистика начала XXI, как ни странно это покажется, стала ориентироваться не столько на Украину, сколько на страны Восточной Европы, Российскую Федерацию. Это особенно заметно, например, по деятельности в Канаде и США историка с Украины Сергея Плохия, ставшего в 2013 году директором института украинистики Гарварда (об этом расскажем в отдельной статье).

* * *

Современный львовский историк Я. Грицак, характеризуя начало «десоветизации украинской истории» на Украине в конце 80-х-начале 90-х годов прошлого века, заметил, что десяток западных специалистов считались исследователями истории Украины авторитетнее, чем тысячи специалистов на Украине. К тому же диаспоряне финансировали или возглавили созданные институты на Украине, в страну хлынули гранты Сороса, приехали специалисты Будапештского университета, Люблинского католического университета. А в США и Канаду пригласили и обеспечили всем необходимым молодых учёных Украины. Кадры нужны всегда…

Обратим внимание на то, что на Украине историки взяли на вооружение наработки в области украинской нации, разделения истории Украины и России, колонизации Украины, русификации и колониальной экспансии, украинского национального возрождения… Целые пласты политической, экономической, социальной, военной истории Украины, исследованные ранее Институтом истории Украины, историками вузов Украины, стали невостребованными. А самыми востребованными оказались теории по части издревне существовавшего украинского этноса (примордиальная традиция), упадка и возрождения тысячелетней безгосударственной украинской нации, создания модерной украинской нации, а также национально-освободительная борьба.

На Украине «не заметили», например, выводов работавшего в HURI И. Лысяка-Рудницкого (1919-1984) о том, что теоретическое мышление и публицистика из лагеря украинских “интегральных националистов” являются бесперспективными для будущего украинского государства. Он, как и ряд других западных историков, отказался от конфронтационного понимания российско-украинских отношений, от колониального статуса Украины в составе России.

Ряд учёных – З. Когут (канадский историк украинского происхождения, родился на Львовщине в 1944 году, родители выехали в Германию, затем в США, в 1994-2012 гг. возглавлял Канадский институт украинистики), А. Каппелер (родился в 1943 году в Швейцарии, австрийский историк), Р. Шпорлюк – предлагали глубже посмотреть на роль украинского фактора в истории России.

Но десоветизация и декоммунизация истории Украины не для этого проводились. В конце 80-х годов прошлого века в Институте истории Украины развернули работу в области изучения украинской революции 1917-1920 гг., репрессий 30-50-х гг., «становления и эволюции Украинской державы (до конца XVIII века)».

Потом взялись за изучение тоталитаризма, диссидентских движений, «голодомор», «украинское измерение Второй мировой войны», ОУН* и УПА*… Новые подходы к изучению истории Украины были отражены в 15-томном издании на украинском языке «Украина сквозь века» (1998-2000).

* * *

Никакие усилия некоторых историков и политиков России и Украины по преодолению конфронтации в области политики исторической памяти, подготовки совместных книг, учебных пособий (за редким исключением при Кучме и Януковиче) не увенчались успехом. Ни к чему не привели и начавшиеся было дискуссии по концепциям истории Украины в школьных курсах с участием Н. Яковенко, Ф.Турченко, Ю. Мыцика, В. Степанкова, П. Толочко. Один из историков (В. Верстюк) заявил, как должны писать историю Украины: «Включаем механизм амнезии и спокойно формируем своё видение».

По образному замечанию одного историографа, в рамках «украинской национальной историографии» тесно стало лишь таким историкам, как Я. Грицак и Г. Касьянов.

В книге «Заблудшие» (2016) академик П. П. Толочко отмечал: «Думая над тем, какое название наиболее полно может выразить содержание предлагаемой книги, я остановился на церковно-славянском термине «заблудшие». Во всех толковых словарях русского языка он объясняется как «потерявшие дорогу», в прямом смысле, и «сбившиеся с правильного жизненного пути», в переносном. Определенно, это мы, украинское общество в его интеллектуально-элитной и народной ипостасях, которые за 25 лет независимости так и не нашли пути, ведущего к развитию и благополучию. <…> И если самоизоляция от России и дальше будет основным смыслом нашей суверенной жизни, надеяться на достижение Украиной уровня научного и культурного развития, который она имела в прошлом, практически невозможно».

фото: odnarodyna.org

Виктор Бегер

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...