Новости

Уроки Чернобыля и Фукусимы для БелАЭС

Критика литовскими политиками Белорусской АЭС стала уже привычным «ритуалом», который исполняется при каждом удобном случае и даже без него. Постоянно повторяющиеся формулы об «источнике радиационной опасности» и едва ли не обреченности строящейся станции повторяются с такой уверенностью, перед которой сложно устоять человеку, неподкованному в тонкостях современных технологий. Аналитический портал RuBaltic.Ru взглянул правде в глаза и выяснил, чего стоит ждать от системы безопасности БелАЭС.

 

Проект энергоблоков строящейся в Беларуси атомной станции был создан специалистами опытно-конструкторского бюро «Гидропресс», которое занимается разработкой реакторов водо-водяного типа (ВВЭР) уже более 50 лет. Здесь сложилась своя научно-техническая школа, эволюционно развивающая эту технологию. В модели ВВЭР-1200, используемой на БелАЭС, учтен опыт работы других конструкторских центров, а также горькие уроки чернобыльской и фукусимской катастроф.

Технология соответствует требованиям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и включает в себя ответы на все гипотетические риски: пожары, наводнения, землетрясения и даже падения самолетов на реакторное здание. На практике она реализована в России на действующем энергоблоке Нововоронежской атомной электростанции.

Чему создателей ВВЭР-1200 научил Чернобыль?

Чернобыльская катастрофа началась с того, что дежурная смена операторов решила увеличить мощность реактора в обход всех имевшихся систем безопасности. Но реакторы этой АЭС были уран-графитовыми: в них такое ускорение реакции деления ядер возможно.

Если же говорить о технологии водо-водяных реакторов, то тут не получится добиться никакого разгона даже при самых опрометчивых действиях обслуживающего персонала: такого не допускают законы физики.

Тем не менее, «человеческий фактор» в реакторе ВВЭР-1200 учтен. Мало ли что может произойти с операторами: сердечный приступ, инсульт, внезапное психическое расстройство, злой умысел — список можно продолжать.

Когда мы видим фотографии зала управления АЭС, на них всегда множество экранов, сигнальных лампочек, индикаторов и так далее. Так выглядит часть АСУ ТП — автоматической системы управления технологическими процессами, пронизывающей все части реактора, турбинного и прочих отделений АЭС. Во время работы доступ для персонала открыт далеко не во все помещения станции, поэтому везде и всюду стоят датчики, безостановочно измеряющие все технические параметры и сверяющие их с запроектированными.

Щит управления Нововоронежской АЭС. Фото: neferjournal.livejournal.com

Щит управления Нововоронежской АЭС. Фото: neferjournal.livejournal.com



 

Первая ступень срабатывания АСУ ТП на случай нарушения параметров представляет собой условную «красную лампочку»: «Оператор, в узле N нарушен проектный режим, прими меры!» Вторая — мощный звуковой сигнал: «Оператор, проснись и прими меры!» Если оператор примет неправильное решение, АСУ ТП вежливо известит его об этом.

В случае настойчивого повторения оператором неверных команд срабатывает алгоритм, который можно условно назвать «Он сошел с ума»: система отсекает нерадивого специалиста от управления, и дальше работают только программы, разработанные специально на такие случаи.

Если человек за пультом вообще не реагирует, никаких «лампочек» и сирен уже не будет: АСУ ТП берет на себя управление станцией вплоть до полной ее остановки. С момента активации этой — третьей — ступени оператор уже ничего не способен изменить. Даже если он очнулся от глубокого сна и пытается что-то предпринять, для станции его просто не существует.

В системе ВВЭР-1200 учтен еще один важный аспект, призванный нейтрализовать человеческий фактор. У обслуживающего станцию персонала нет доступа к аппаратуре АСУ ТП — это закрытая зона, и программы, управляющие ею, создаются специальными подразделениями Росатома. Именно они обладают исключительным правом обслуживать систему управления.

В результате аварии на АЭС «Фукусима» радиоактивные элементы вырвались в окружающую атмосферу, разрушив защитную оболочку реактора. Что касается ВВЭР-1200, то у него две оболочки. Толстостенная металлическая капсула окружает реактор, а вокруг нее — бетонный армированный корпус, прочность которого рассчитана на прямое падение самолета.

Основная причина аварии на «Фукусиме» заключалась в том, что удар цунами обесточил станцию, смыв стоявшие в одном помещении резервные генераторы. В результате отключились насосы, обеспечивающие отвод тепла из активной зоны, вода стала нагреваться и выкипать.

Установка корпуса реактора ВВЭР-1200 на Ленинградской АЭС. Фото: atomic-energy.ru

Установка корпуса реактора ВВЭР-1200 на Ленинградской АЭС. Фото: atomic-energy.ru

Загрузка...

 

ВВЭР-1200 имеет глубоко эшелонированную защиту от подобной ситуации. Отключилась турбина и АЭС не может дать электроэнергию для самой себя? Вот кабели, ведущие к подстанциям энергетической системы — сработает реле, ток будет. Кабели перебиты? Включается дизельный генератор № 1. Не работает, закончилось топливо? Тогда активируется дизель-генератор № 2, за ним — № 3. Прошло более трех суток, и никто так и не смог добраться до места аварии? Чудес не бывает: насосы выключатся, упадет давление во всех трубопроводах. Нет напора изнутри? Это позволит открыться клапанам, через которые из специальных аварийных баков хлынет вода.

Нет людей, нет электроэнергии, но силу гравитации такие пустяки не отменяют — это то, что специалисты называют «пассивной системой защиты». Вода в аварийных емкостях насыщена бором — элементом, который способен принять в себя все свободные нейтроны и полностью остановить цепную реакцию. Такая пассивная защита здесь не одна, у ВВЭР-1200 их всего 37 штук.

Даже если температура поднимется до уровня плавления урана, радиоактивное топливо ждет ловушка — чаша из тугоплавкого металла, заполненная «жертвенным материалом», который примет топливо на себя и снизит его температуру.

И тем не менее, несмотря на все технические ухищрения создателей ВВЭР-1200, политические элиты Литвы продолжают культивировать мифы о «недостаточном уровне безопасности БелАЭС». Специально для того, чтобы успокоить эту публику, весной 2018 года на площадку Островецкой станции пригласили специальную комиссию Евратома. Задачей экспертов была проверка систем безопасности в самых разных критических и сверхкритических ситуациях.

Поскольку Беларусь не является членом ЕС, проведение стресс-тестов по инструкциям Евратома для нее необязательно. Однако руководство государственного предприятия «Белорусская АЭС» добровольно и абсолютно сознательно пошло на этот шаг — не столько ради себя, сколько ради недоверчивых соседей, игнорирующих все здравые оценки безопасности будущей электростанции.

Загрузка...

 

Борис Марцинкевич

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...