Новости

"Власти уже не важно, как она выглядит в глазах мирового сообщества": как душат свободу и права в Украине

Адвокат Валентин Рыбин ведет дела, которые в обществе уже окрестили политическими. Он защищал экс-мэра Славянска Нелю Штепу, сотрудника СБУ, который обвиняется с госизмене Владимира Быка, фигурантов дела о событиях в Одессе 2 мая… "Вести" поговорили с Рыбиным о том, как оказывают давление на правозащитников и существует ли в стране "телефонное право".

- Вы ведете дела многих подозреваемых с политическими статьями. В чем разница между обычными уголовными делами и делами политических заключенных?

- Разница в том, что уголовник не угрожает власти. Политический, даже если он обвинен по уголовным статьям – это человек, опасный для власти. Поэтому против него направлена вся мощь государственного репрессивного аппарата. По этой причине зачастую следователи, прокуроры, судьи идут на любые нарушения с целью жестокого и главное показательного наказания обвиняемого по политическому делу.  Они бы, может быть, и с большим удовольствием придерживались закона, но низкий уровень профессионализма, карьерные соображения и обычная человеческая трусость перед вышестоящим начальством зачастую не позволяют им этого. 

- Почему именно эти люди стали жертвами репрессий действующего режима?  

- По разным причинам. Одни взяли в руки оружие, защищая свою жизнь, отстаивая свое право жить в свободном, демократическом государстве без тоталитарного диктата, на каком языке учить своих детей и каких героев ставить им в пример. Другие взяли в руки перо, отстаивая свое видение путей развития своей родины. Третьи не смогли смириться с наглым враньем и манипуляцией общественным сознанием. Четвертые не приняли насаждаемой идеологии. Все они представляют реальную опасность для власти.  

- В адвокатской среде уже появился такой термин как "политические"?

- Он давно есть в обществе. Адвокатское сообщество – не исключение.

- Как сами судьи относятся к политическим процессам?

- Судьи запуганы. Психологический и физический террор со стороны праворадикалов действует подавляюще. Надо иметь недюжинную отвагу, чтобы противостоять угрозам, понимая, что твои честь и достоинство, а зачастую – и жизнь государство не может и не хочет защищать.  Поэтому судьи за редким исключением выносят те решения, которых от них ожидает вышестоящее начальство. 

- А адвокаты сталкиваются с давлением, когда защищают обвиняемых по политическим статьям?

- Вот вам примеры такого давления. Один из адвокатов, выступавший защитником по делу 2-го мая, одессит, был избит праворадикалами. Причем избит толпой, глумливо, с выкладкой видео избиения с соответствующими комментариями в интернет. На меня, как защитника Евгения Мефедова (проходит по делу 2 мая. – Авт.), прямо возле здания суда в Ильичевске, напали праворадикалы. Но получив отпор, публично, тоже под видеозапись, пообещали "перо в бочину". Не так давно на сайте "Цензор Нет" опубликован авторский донос хозяина сайта Бутусова, в котором он возмущается тем, что меня, как адвоката, до сих пор не лишили адвокатского свидетельства и не выслали за пределы Украины, лишив гражданства. Но публика отождествляет адвоката с обвиняемым точно так же, как отождествляет киноактера с его героем невежественный зритель. 

- По делу 2-го мая суд оправдал Мефедова и Долженкова, которые уже отсидели в СИЗО 3.5 года,  но в тот же день прокуратура им предъявила новое подозрение в сепаратизме и опять кинули в тюрьму. О чем это говорит?

- Это говорит о том, что власть закусила удила. Это говорит о том, что прокуратура, идет на все, чтобы  Мефедов и Долженков были осуждены во что бы то ни стало. Невзирая ни на что. Бороться с этим ни с законом в руках, ни с мнением мирового сообщества в союзниках бесполезно. Тем более, что их уже не интересует то, как они выглядят в глазах мирового сообщества. Ее больше интересует возможность угодить праворадикальной толпе ритуальными человеческими жертвами. 

-  Присутствует ли при принятии судом решений по политическим заключенным, так называемое, "телефонное право"?

Я не присутствую в совещательной комнате. Не буду строить предположения. Но о том, что на суд оказывается давление - весь наш разговор.

- Если не секрет, по политическим заключенным вы работаете на бесплатной основе или какие-то общественные организации оплачивают вам вашу работу?  

- По-разному. Бывают случаи, правда,  редкие, когда моя работа оплачивается организацией. Бывают случаи, когда оплата выполняется клиентом. Но зачастую защита выполняется на условиях Pro-Bono, т.е. без гонорара или вообще бесплатно. Послушайте, какие деньги у простого работяги – отца двух детей, третий год сидящего в Киевском СИЗО в результате откровенной провокации СБУ, подбросившей деревянный макет пистолета и организовавшей дело о террористической организации?

- Какие перспективы привлечь к ответственности представителей силовиков, которые участвуют в разработке политических дел?​

- Если будет политическая воля - 100 процентные! Никто не должен уйти от ответственности. Надо только в перечень действующих статей УК, по которым предусматривается безальтернативное содержание в СИЗО по подозрению в совершении некоторых тяжких преступлений, добавить статьи за безосновательное возбуждение уголовного дела и нарушение УПК работниками следствия и прокуратуры. И пусть адвокаты ссылаются на принцип необратимости закона. Как аукнется – так и откликнется!

https://vesti-ukr.com/strana/268687-vlast-uzhe-ne-interesuet-kak-ona-vyhljadit-v-

hlazakh-mirovoho-soobshchestva-kak-dushat-svobodu-i-prava-v-ukraine

Загрузка...
Загрузка...