Новости

Возродит ли Польша империю?

Со времен Средневековья Польша притязает на доминирование в Центральной и Восточной Европе. Желая дирижировать в регионе, Варшава много раз заключала союзы и вела кровопролитные войны. Современная Польша не отказывается от мысли о лидерстве, продвигая идею «Троеморья», чтобы стать заметным игроком на евроатлантической сцене.  Как предполагается, 12 стран объединятся для экономического и геополитического рывка под польским руководством. Возможна ли на практике подобная интеграция и на какие риски идет Варшава в погоне за геополитической мечтой о возрождении Первой Речи Посполитой?

Газовая независимость

В конце апреля 2019 года на западе Польши, в Свиноуйсьце был подписан договор о финансировании расширения терминала сжиженного природного газа, расположенного в этом городе.  Газопорт в Свиноуйсьце работает с июня 2016 года, но польские чиновники видят в его функционировании и дальнейшем расширении один из наиболее важных инфраструктурных проектов страны.

По их мнению, увеличение мощностей терминала и строительство новых газопроводов дают Польше доступ к новым независимым источникам газа, обеспечивая энергетическую безопасность страны. Как заявил министр энергетики Польши Кшиштоф Тхужевский, «в результате появятся энергетические Северные ворота, которые не только сделают Польшу независимой от прежних поставщиков газа, но также обеспечат возможности большей безопасности Центральной Европы, государств Троеморья».

Так, все чаще в речах польских чиновников звучит концепция «Троеморья», которая включает в себя не только защиту польской экономики, но и амбиции поляков стать новым центром силы в Европе, противостоящим как своим восточным соседям, так и западным.

 

 

Давние мечты

У «Троеморья» давние корни — историю идеи можно проследить еще от политического проекта польского политика Юзефа Пилсудского, в 1918 году ставшего главой Второй Польской республики.

Известная тогда как «Междуморье», концепция отражала проект конфедеративного государства, которое должно было простираться от Черного до Балтийского моря, а существование его позволило бы избежать доминирования Германии или России в Центральной Европе.

В период Интербеллума проект столкнулся с сопротивлением как за границей, так и внутри страны. Идею опротестовали как на Западе, так и на Востоке, в самой Польше было много сторонников создания чисто польского национального государства, а жители Украины, Беларуси, Литвы и других стран, вхождение которых в этот союз предполагалось, опасались стать в этой конфедерации гражданами второго сорта.

После Второй Мировой войны идея Междуморья для социалистической Польши, входящей в Организацию Варшавского договора, стала неактуальна. Однако с распадом восточного блока концепция (известная также как «Инициатива трех морей», «Балто-Черноморский союз» или «Четвертая Речь Посполитая «от можа до можа»» стала вновь актуальной в некоторых политических кругах Восточной Европы.

Пояс безопасности

Формально сегодня проект «Троеморье» нацелен на развитие экономического сотрудничества между странами региона, расположенного между тремя морями: Черным, Адриатическим и Балтийским. Туда входят страны «Вышеградской группы» — собственно Польша, Чехия, Словакия, Венгрия; страны Прибалтики — Литва, Латвия, Эстония; балканские страны — Хорватия, Словакия; страны Черноморского бассейна — Румыния и Болгария.

Его реализация призвана создать новые инфраструктурные и энергетические связи на этой территории, чтобы ускорить экономический рост и увеличить степень энергобезопасности входящих в него стран. В рамках этого сотрудничества и появляются такие проекты, как газопорт в Свиноуйсьце или идеи создания альтернативных способов поставки газа вроде Baltik Pipe.

На деле же «Троеморье» сейчас представляет собой рыхлый блок из стран, имеющих разные интересы. Фактически, Польша, пользуясь неоднородностью экономического развития стран ЕС, пытается создать «другую Европу» под своим руководством и стать конкурентоспособной по отношению к Западной Европе.

 

 

Польские притязания на доминирование в Центральной и Восточной Европе сейчас проводятся в жизнь партией власти «Право и справедливость», котора заявляет, что создание Троеморья — ее основная цель во внешней политике. В этом партия «ПиС» поддерживает США, для которых польские амбиции полезны по многим причинам.

Развитие польского проекта поможет ограничить присутствие России, поставляющей газ с востока континента, уменьшить экономическое и политическое влияние промышленно развитой Германии, а в конечном итоге ослабит и Евросоюз,  поскольку развитие «Троеморья» нарушит его планы на то, чтобы стать «единым и унитарным».

«Троеморье» в итоге должно стать новым «санитарным кордоном» между Западом и Востоком, будучи инструментом геополитического разделения России и Европы.

Воздушные замки

Насколько реалистичны претензии Польши на региональное лидерство? Это дело как минимум не ближайшего будущего.

Воплощение в жизнь масштабного плана требует не только польской политической воли, но и общей позиции основных стран региона по большинству проектов, тогда как между участниками планируемого союза имеются глубокие разногласия по принципиальным вопросам внешней политики, вроде отношений с Германией, США и Россией.

В Брюсселе хорошо понимают, что с помощью «Троеморья» польские дипломаты стремятся создать региональный противовес странам «Старой Европы», а реализация этой инициативы обернется крахом европейской интеграции. Поэтому предлагаемые Варшавой инициативы будут поддержаны крайне аккуратно и ограниченно — если вообще будут.

В таких условиях сами страны «Троеморья» не пожелают ссориться с Россией и «Старой Европой» — большинству «союзников» Польши это обойдется слишком дорого. Тем более что европейские фонды и финансовые институты вряд ли будут выделять финансирование дотационным восточноевропейским членам ЕС на политическое предприятие, явно идущее вразрез с контекстом развития Европейского Союза.

В самой Польше тоже найдутся противники возрождения Первой Речи Посполитой под видом новой конфедерации государств, понимающие, чего это может стоить для моноэтнической католической страны. Даже в случае преодоления экономических проблем Польше придется интегрировать восточнославянские православные меньшинства и решать вопрос с новой обширной границей.

Это не только спровоцирует новые конфликты интересов с соседями (как минимум с Россией), но и поставит под угрозу внутреннюю безопасность государства из-за неминуемых межэтнических и межконфессиональных разногласий.

Сегодня Польша ведет более амбициозную политику, чем позволяют ее ресурсы, надеясь на помощь из-за океана. Такое поведение на грани фола может принести свои плоды — в условиях деструктуризации международной политики Польша может надеяться занять новое место при перераспределении сил.

 

 

Однако не стоит ждать превращения «Троеморья» из геополитической мечты в реальную геополитическую силу.

Вероятно, страны региона, учитывая политические и экономические риски, ограничатся декларативными заявлениями и не менее декларативными встречами. Слишком уж завышены ожидания Варшавы от этого проекта.

 

Михаил Захаров