Новости

Выстрелы чёрной среды

Позавчера принимал участие в съёмках информационной передачи одного из федеральных телевизионных каналов. Наряду с непосредственными участниками эфира в студии присутствовали и зрители — студенты факультетов журналистики московских вузов. Когда речь зашла о чёрной комедии Алексея Красовского «Праздник», посвящённой блокадному Ленинграду, предложил молодым людям присоединиться к дискуссии. Тут же откликнулась высокая, стройная девушка, которая, поправив очки, задала вопрос, погрузивший студию в молчание. 

— Скажите, а не слишком ли мы демонизируем немецких солдат? — спросила она.

 

 

Решил ответить вопросом на вопрос и поинтересовался, доводилось ли ей читать про концентрационные лагеря: Заксенхаузен, Освенцим, Саласпилс, Треблинка. Прозвучало тихое «нет». Тогда я задал следующий вопрос: 

— На руках рыдающей матери младенец. У виска младенца пистолет немецкого солдата, который через мгновение убьёт ребёнка. Кто, по-вашему, этот солдат?

В глазах студентки читались и ужас, и неверие. Когда вопрос прозвучал во второй раз, девушка еле заметно мотнула головой. Дескать, нет, ну не может такого быть. Так и не ответив на вопрос, она молча присела на место.

Все тут же вспомнили новоуренгойского мальчика Колю, вещавшего с трибуны бундестага, посетовали на прорехи в образовании и воспитании молодёжи. А уже на следующий день новостные ленты, теле- и радиоэфиры разорвала новость о трагедии в Керчи. 18-летний юноша Владислав Росляков устроил кошмарную бойню в политехническом колледже, заставив вспоминать уже не новоуренгойского Колю, а Эрика Харриса, Дилана Клиболда и Андерса Брейвика. 

Первые двое устроили бойню в американской школе «Колумбайн», Брейвик хладнокровно убивал детей на острове Утойя. И Керченский расстрел очень и очень похож на кошмар «Колумбайна». Там тоже были бомбы, помповое ружьё, расстрел учеников и самоубийство двух молодых парней, которых вовремя не остановили. А могли. Про экстремистские увлечения Харриса и Клиболда прекрасно знали в полиции, юноши имели и нелады с законом. 

И вот расстрел в Керчи. На данный момент ещё нет полной картины произошедшего, но об одном можно говорить с полной уверенностью: корни всех школьных расстрелов — в предоставлении подросткам неограниченных свобод и отдалении от них, отдалении от их проблем.

Ни в коем случае не ставлю перед собой цель уйти в морализаторство, но поколение ребят, считающее нас реликтовыми ископаемыми, — это не просто сложное поколение, это поколение-ребус. 

 



 

И когда вовремя не удаётся подобрать ключ к одному из этих ребусов, он не остаётся неразгаданным, он детонирует. Ну посудите сами. Рос себе хороший, но чересчур замкнутый парень Слава Росляков. Мало ли их сейчас, замкнутых и живущих в самими же сплетённом коконе. Да полно! Играл Росляков в компьютерные игры, слушал в меру тяжёлую музыку и ничем таким особенным не отличался. Но это на улице и в колледже. А дома?

Никогда в жизни не поверю, что 18-летний юнец, не прошедший спецподготовку, не знакомый с основами конспирации, смог незаметно для всех (а в особенности для родных) изготовить самодельное взрывное устройство, обзавестись недешёвым карабином и внушительным боезапасом к нему. Такое может произойти только в одном случае: когда ты всем безразличен, а твои странности никто не хочет замечать. 

После расстрела в «Колумбайне» Америка вздрогнула и от растерянности начала винить в трагедии тяжёлую музыку, компьютерные игры и закон об оружии, который, к слову, оружейное лобби изменить так и не дало. Но ведь сотни миллионов людей слушают рок, рубятся в стрелялки — и у них не возникает желания выйти на улицу и палить во всё живое. Безусловно, среда оказывает влияние на психику молодёжи, но так же прекрасно влияет на молодёжь и контроль со стороны взрослых. 

И он должен быть серьёзным, этот самый контроль. Заигрался ребёнок в компьютерные забавы — так примените власть, ограничьте доступ к компьютеру, объясните ему, что сериал, в коем нет хороших и плохих полицейских, а есть лишь конченые менты, — это не кино, а дурновкусие. Объясните, что речитатив чёрных районов Америки, в котором все ублюдки, всех надо валить и насиловать, — это не музыка и не направление в ней, а желание заработать при помощи какого-то жуткого непрофессионализма и тщеславия. Побеседуйте с друзьями парня или девочки, если ребёнок не идёт на контакт. Да, это всё прописные истины, но именно пренебрежение ими ведёт к трагедиям. 

 

Загрузка...

 

Мир сейчас так же хрупок, как и психика ребёнка, которая, дав сбой, начинает этот мир уничтожать, переформатировав его в кровавую игру, так напоминающую компьютерную. Из керченской трагедии сделают выводы, кого-то накажут и примут другие меры. Но ни одна из них не воскресит несчастных детишек, которые вчера покинули нас. Знаете, это, конечно, лирика, но всё же скажу, в чём для меня одинаковы все чудовищные преступления, о которых упомянул. Узнав о них, долго приходишь в себя, прежде чем по-настоящему начинаешь верить в произошедшее. От души хочу выразить самые искренние соболезнования родным и близким погибших.

Михаил Шахназаров

Загрузка...
Загрузка...