Новости

Я вижу надежду на прерывание бега по кругу

Я не забыл про то, как говорил некоторое врем назад, что мы не способны к наступательным действиям, а наши относительные успехи в обороне обусловлены городами за нашими спинами. Не забыл. Но то было некоторое время назад. Похоже, что порицаемая иными позиция не скрывать правду о нездоровом положении дел понемногу что-то сдвинула, на что-то повлияла. Я всего лишь один из многих, кто говорит о том, что мы в опасной близости от пресловутой точки невозврата, и полный дурак тот, кто не понял, и не понимает сейчас, что наш плач Ярославны раздается не чтобы чтобы, а для того, чтобы успеть на что-то повлиять, прежде, чем не стало поздно.

Это и про то, как обращаются с ополчением в частях - вы не представляете, сколько я получаю заявок, и сколько мои люди отправляют не солоно хлебавши парней из разных подразделений, просящих забрать бойцов целыми группами действующего состава, потому что уже невмоготу. Мы не берем, потому что нельзя, но и спокойно на это смотреть тоже не получается. Это и про то, как выделяют нищенски БК, которого в реальности хоть задом ешь, и из-за этого погибают наши люди. Это и про социальное положение семей военнослужащих, и особенно погибших, это и про, и про, и про, и про...

Так вот: кое-что изменилось, и это дает мне основания и для изменения риторики, соответственно. Когда я радовался указу о признании наших документов в России, а скептики кривили рот в гримасе - я видел иное. Когда я, вопреки собственным осторожным заявлениям пятнадцатого года о том, что не нужно торопиться с популистскими шагами и национализировать то, что без рынков сбыта работать не станет, поддержал нынешнее решение о взятии под внешнее управление с перспективой переориентации нашей промышленности на Россию - я видел иное. Когда я ужесточил риторику в отношении наших с Украиной перспектив - я вижу иное. Я вижу надежду на прерывание этого бега по кругу.

Пока только надежду - но и этого сейчас много. Разумеется, после всех принятых мер, часть которых я обозначил, а часть может обозначить только спутниковая разведка, не исключен вариант, что, несмотря на дешевую браваду, в глазенках панов турчиновых и аваковых замелькает недетский испуг, и они в узком кругу прошепчут то, что Яценюк выдохнул в четырнадцатом: у них же армии миллион.... И тогда перед последней чертой их сфинктеры сожмутся, в зобу сопрет дыхание, и они, риторики, конечно, не меняя, пойдут на какие-то договоренности.

Может быть и по-другому - мы же не знаем, о чем в кулуарах говорили госсекретарь США и российские представители власти? Может быть, пойдут на попятную с обратной стороны.... Но все это домыслы и предположения, которые, если реализуются, приведут к тому, что нам снова придется увеличивать стайерскую дистанцию. А пока же зримым образом обстановка уплотняется, дороги сохнут, силы и средства приводятся в полную готовность. Все то, что не участвовало в жизни передовой в последнее время - а именно большой калибр и реактивные системы залпового огня, соскучилось за работой.

Нас меньше, и потому нас и погибнет меньше - не та концентрация. Украинцев же погибнет очень много - стянулись в кучу все, кто мог. В последние дни я говорю именно с такими интонациями не потому, что заразился ура-патриотизмом, а потому, что хочу напоследок еще раз напомнить своим вольным или невольным врагам, что им предстоит не прогулка по Невскому, и у некоторых еще есть шанс с началом бойни взять ноги в руки и рвануть на родину к жинке и батькам поближе. Это не ваша война, это война американцев и Порошенко - подумайте об этом. Нам отступать некуда, и терять нам нечего, кроме петли на шее. А за ваше участие в действиях украинской армии мы вас судить не будем, если только вы рядовые вояки, а не те, на кого у нас уже имеются досье с перечнем их преступлений против человечества.