Новости

«Я бы запретил его показ». Что думают о сериале «Чернобыль» ликвидаторы аварии на ЧАЭС

Юлия Корзун

Две недели назад НВО выпустило новый мини-сериал "Чернобыль" - об аварии на Чернобыльской АЭС. Пока что вышли только две серии из пяти, а сериал уже ворвался в ТОП кинорейтингов, обойдя даже новый сезон "Игры престолов". Восторженные рецензии на сериал публикуют кинокритики ведущих мировых изданий (рецензию "Страны" можно прочесть по ссылке).

"Страна" задалась вопросом: а что думают о сериале люди, которые своими глазами видели аварию на ЧАЭС? Насколько правдиво в сериале показаны события весны 1986 года?

"Страна" нашла ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС и попросила поделиться своими впечатлениями о сериале "Чернобыль". Вот что они нам сказали. 

 



 

Леонид Седов, дозиметрист, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС:

"Такое ощущение, что сериал "Чернобыль" снимали по мотивам "Подслушано в курилке". Честное слово, я бы его не смотрел, если бы вы не попросили. Сериал нужно было назвать не "Чернобыль", а "Монстры". Самым страшным монстром в сериале изобразили власть Советского Союза, и только потом саму аварию.

Помимо того, что власть изобразили безразличной  и безжалостной к народу, так еще и руководство атомной станции и начальник смены – некомпетентны. Не было такого, чтобы директор так швырялся своими подчиненными и бездумно посылал их в очаг взрыва. Есть техника безопасности, согласно которой директор атомной станции и начальник смены первыми должны проверить, что произошло. Ни один начальник не пошлет в очаг пожара на АЭС нижестоящего инженера. Как я сам слышал от сотрудников ЧАЭС, руководство станции наоборот пыталось обезопасить сотрудников.

Я сам приехал на ЧАЭС 15 мая и пробыл там где-то месяц.  Вообще я работал на Ровенской АЭС. Помню, как въезжали в Чернобыльскую зону, а людей уже эвакуировали, дома пустые. Поэтому было не по себе.  Тогда уже все понимали масштабы пожара, но паники не было. Все было хорошо организовано. Мы, дозиметристы, делали замеры. Все работали посменно, стояли на контрольных пунктах.

Эвакуировали всех гражданских. Никто не знал, даже наше руководство, надолго ли вывозят людей.  Все думали, что потушат пожар, и люди смогут вернуться. Никто не мог предвидеть таких последствий.

Я бы вообще запретил этот сериал. Там был момент, где ликвидаторы согласились работать за большие деньги. Это неправда. О деньгах тогда и речи не было. Я, как и многие ликвидаторы, приехал добровольно, других на ЧАЭС направили по командировке. Но у всех нас был патриотизм и героизм. Мы хотели помочь.

Мне кажется, сериал снимали люди, которые насмотрелись документальных фильмов, а остальное придумали сами. Поэтому я бы не советовал его смотреть.

Я лично вообще не смотрел ни одного фильма о Чернобыле, и никогда не интересовался этим. Но если уже делать фильм, то я считаю, что его должны снимать наши, украинцы, а не кто-то там из-за бугра, которые не знают, что мы едим, где мы спим и как ".

Александр, дозиметрист, ликвидатор аварии на ЧАЭС:

“Ликвидировать аварию на  ЧАЭС меня и еще двоих коллегс РАЭС отправили в начале мая. Мы работали на первом  и втором энергоблоке. Поэтому я много чего знаю. Мы, дозиметристы, не пересекались с теми, кто убирал графит. В этих мероприятиях были задействованы военные. У них показатели дозовых нагрузок приравнивались к ядерной войне.

После просмотра сериала могу сказать, что так там все и было, в плане бардака. Система, знаете ли. Руководство говорило одно, а для людей все было по-другому. Суд, который шел по итогам расследования правительственной комиссии, очень мягко сказал, что авария – ошибка персонала. А я скажу, что на управление реактором никогда не поставят человека, который не разбирается в этом. Поэтому там не могло быть ошибки персонала. При Сталине их бы сослали в Сибирь, как злодеев. А те десять лет, которые должны были дать руководству станции, никто так и не отсидел. Всех собак повесили на физика-ядерщика Легасова, хотя я с ним пересекался и могу сказать, что он нормальный мужик. Он потом застрелился, понятно, что не от хорошей жизни. Даже подумать страшно, сколько людей угробили во время аварии.

На ЧАЭС тогда работало четыре блока. В ночь, когда произошла авария, на смене было приблизительно 200 человек оперативного персонала и руководитель – начальник смены блока. У него в подчинении инженер управления реакторной установкой, а также инженеры по турбинному блоку. Именно под их руководством был весь остальной персонал. Когда произошла авария, они были уверены, что  реактор не мог взорваться. Кого можно послать проверить? Естественно, операторов, простых рабочих. В фильме один из работников умер сразу в реакторной установке, хотя в реальности это произошло бы где-то через час. А потом начальник смены станции прошел на переходную галерею и увидел графит из реакторной установки. Для него уже тогда должно было стать все понятно. Меня не было там во время аварии, но я потом тоже ходил смотреть на переходную галерею, на эти развалины.

 



 

Некоторые вещи в сериале по времени не совпадают и не соответствуют действительности. Например, то, что кожа меняется из-за радиационного облучения, проявляется не сразу, а спустя несколько часов. В сериале была проблема с измерительными приборами, а в реальности дозиметры хорошо работали. Но суть этого фильма показать не ход событий по части разрушения реакторной установки, а показать систему. Кто на кого давил и как.

Интересно, что эта система работает до сих пор. Если авария такого рода случится в будущем, то решения по управлению радиоактивной установкой, скорее всего, будут приниматься по такой же схеме, как во время аварии на ЧАЭС. И это самое страшное в нашем деле. Потому что программы защиты и техники безопасности атомных станций были и во времена ЧАЭС, просто руководство на них наплевало.

В сериале эвакуация была 27 апреля, а фактически она началась позже. Потому что 1-го мая люди шли на парад и праздновали. Я встречал людей, которых привозили автобусами в мой родной город Кузнецовск, как переселенцев с ЧАЭС. Они выходили из автобуса в белой одежде, которую им дали перед эвакуацией. Ту, в которой они приехали, надо было выбросить по технике безопасности. Им разрешили взять только документы и деньги. У этих людей не осталось ни кола ни двора. Конечно, в беде их не оставили, организовали программы помощи… Но это была сильная трагедия. Мы просто работали там, и даже у нас волосы вставали дыбом, а уж каково тем, кто все потерял – мне даже подумать страшно. Это как война.

За время работы больше всего меня поразило то, что людей не ценили. В этом сериале Горбачев сказал, что войны без потерь не бывает. И эта фраза не выдумка, а наша реальность. Можно было обойтись меньшим числом жертв.

Очень многих людей, которые работали ликвидаторами аварии ЧАЭС, уже нет в живых. Не знаю, как другим, но мне первое время было страшно.  Мне кажется, нам всем страшно было. Когда, грубо говоря, через час ты можешь умереть. Конечно, боялись. Но потом привыкли. Каждый выполнял роботу, которую ему поручили. Я был там только месяц. Не рискнул оставаться дольше, потому, что мы знали радиационную обстановку. Все, кто работал в первый месяц после аварии на ЧАЭС, на пенсию вышли в 47 лет. И это уже о многом говорит“.

Артем, ликвидатор аварии на ЧАЭС:

"Это сериал о трагедии. А трагедия не может понравиться. Это больше сериал для молодежи, потому что молодые люди сейчас очень беспечные. Так они могут узнать, что вообще происходило на ЧАЭС.

В сериале все показано правдиво в плане ключевых моментов самой аварии.  Я удивился, где они нашли столько аппаратуры 80-х годов. Ее сейчас, как говорят, днем с огнем не сыщешь. А вот что касается атмосферы, то я не уверен. Мы знали, с чем имеем дело, и как это нужно ликвидировать.

Меня не было на ЧАЭС в момент аварии, я приехал позже. Это была командировка от РАЭС, но я напросился сам. Работал 3-й энергоблок и был еще вспомогательный энергоблок, так как 4-й взорвался. Я работал на вспомогательном блоке. Моя работа заключалась в замене оборудования системы радиационного контроля. На ЧАЭС стояла автоматизированная система "Горбач", мы ее меняли на новую, так как старая подверглась радиационному загрязнению, и персонал не мог ее обслуживать.  Мы не занимались уборкой графита, но я знаю людей, которые занимались. Им специально выдавали костюмы с просвинцованной резиной, чтобы обезопасить. Они там работали по сменам 10-15 минут.

Ребята, которые приехали раньше, рассказывали, что там был полный бардак. Потому, что сверху давила жесткая централизованная  система. Все боялись сказать, что произошло на самом деле.

Руководство станции не поверило в то, что произошло такое серьезное разрушение реакторной установки. Представьте, что вы возле здания высотой в 32 этажа, и там горит крыша. А квадрокоптеров, чтобы оценить масштабы аварии, на то время не было.

Я прочитал все отчеты, которые касались аварии. Там все описано по секундам. Это была целая цепочка нарушений.  Знаю, что оператору не хватило 7 или 17 секунд, не помню точно, чтобы опустить охлаждающие стержни, которые остановили бы цепную реакцию. Если бы у него было больше времени, то аварии можно было избежать”.

Сергей, младший научный сотрудник института проблем безопасности АЭС, работает на ЧАЭС:

“В принципе, сериал неплохой. Задумка интересная, но там все немного утрированно. Последствия  влияния радиации видны не сразу, а через некоторое время. Еще немного исковеркали историю. В сериале главный инженер убеждал всех в том, что все хорошо и эвакуация не понадобится. В реальности, именно главный инженер первым начал настаивать на эвакуации населения. Меня не было на ЧАЭС в момент взрыва, об этом мне рассказали сотрудники ЧАЭС, которые работали с главным инженером во время аварии. Сам я работаю на ЧАЭС с 2012 года. Занимаюсь мониторингом, наблюдаю за нейтрон- и гамма-активностью, а также слежу за влажно-температурным режимом над укрытием 4-го энергоблока.

 


Загрузка...

 

Также в сериале много неточностей, которые касаются компетентности руководства и оперативного персонала. Нужно понимать, что АЭС – стратегический объект, там работают профессионалы своего дела. И так было всегда.  От очевидцев аварии на ЧАЭС я слышал, что паники в момент эвакуации не было. Да, все суетились, но не паниковали. Никто же не знал, что покидает город навсегда.

Всех возмущает, что не сказали гражданским, какого рода авария на самом деле произошла на ЧАЭС. Но с другой стороны, если бы сказали, паника была бы  страшная. Этот момент в сериале не учитывали. Просто руководство станции было в шоке, такого раньше никогда не было. Но все думали, как решить эту проблему, никто не игнорировал. Посмотрим ещё, что будет происходить в сериале дальше. Это ведь только вторая серия.

Посмотреть “Чернобыль” я бы советовал. Но было бы круто, если бы не американцы, а украинцы сняли такой сериал. Это важная часть нашей истории. А то многие школьники, наверное, и не знают, что случилось в Чернобыле  в апреле 1986 года".

Загрузка...
Загрузка...