Новости

Юбилей позора: 5 лет назад на Вильнюсском саммите закончилась Европа

Исполнилось 5 лет после Вильнюсского саммита «Восточного партнерства», на котором не было подписано Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. Интрига с ассоциацией стала предысторией украинского кризиса, а саммит «Восточного партнерства» — спусковым крючком политического кризиса на Украине. Однако это мероприятие оказалось судьбоносным не только для Украины: Вильнюсский саммит стал началом конца современной Европы, которая сперва сделала свои ценности гражданской религией, а потом показала их тотальное лицемерие.

В большинстве западных публикаций и высказываний на тему Украины торжествует историческая лоботомия. Хоть в научных монографиях, хоть в газетных статьях, хоть в речах политиков — везде считается аксиомой, что украинский кризис начался с «аннексии Крыма». До «аннексии Крыма» с Украиной ничего не происходило — только с началом «российской агрессии» начался кризис.

Элементарной связи между такой причиной, как государственный переворот в Киеве, и таким следствием, как референдум в Крыму и его отделение от Украины, большинство комментаторов в Европе провести не может. Или не хочет. Аналитическое мышление отключается и в вопросе с Донбассом: уважаемые эксперты не видят никакой связи между майданом, который сверг власть «донецких», и началом массовых выступлений в Донецке.

Зато причины «революции гидности» видятся на Западе очень ясно — отказ президента Виктора Януковича подписывать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства». Однако и здесь европейцев подводит память.

В Европе упорно стараются ни при каких обстоятельствах не вспоминать, что вплоть до последней недели перед Вильнюсским саммитом речь шла не о том, что Янукович не хочет ассоциации Украины с ЕС, а о том, что Европа не хочет ассоциации ЕС с Украиной.

Не Европа просила Януковича подписать Соглашение об ассоциации, а Янукович — Европу. Не украинская власть, а Европа вплоть до последнего момента была против сближения с Украиной, потому что эта страна никак не соответствовала представлениям европейцев о своих ценностях.

«Список Фюле», «домашнее задание для Украины», «европейские реформы» — сегодня никто не помнит этих «ключевых слов» 2013 года, которые произносили все, когда обсуждалась евроассоциация Украины. Евросоюз ставил перед Киевом жесткие условия, на которых был готов подписать с ним ассоциацию.

 



 

Европейцы констатировали, что Украина — недемократическая, отсталая в правовом отношении коррумпированная страна, поэтому для сближения с Европой украинским властям надо хорошо поработать. От Киева требовали провести конституционную реформу, поменять избирательное законодательство, провести структурные реформы судов и силовых органов и освободить политических заключенных во главе с бывшим премьер-министром Украины Юлией Тимошенко.

Эти требования и назывались «домашним заданием для Украины» и «списком Фюле» — по имени тогдашнего комиссара ЕС по вопросам европейской политики соседства и расширения Штефана Фюле. Сперва «список Фюле» насчитывал 19 условий ассоциации Украины с ЕС, потом 11, затем 5; впритык к Вильнюсскому саммиту европейцы свели его к единственному требованию: выпустить из тюрьмы Юлию Тимошенко.

Кончилось тем, что Янукович наплевал на все до единого требования европейцев, и на саммите «Восточного партнерства» 28–29 ноября лидеры 28 стран — членов ЕС… нет, не послали его куда подальше от Европы, а умоляли до поздней ночи, чтобы он подписал Соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом.

А Янукович не подписал и уехал.

Идеология «политики ценностей» в Вильнюсе была грубо и безжалостно попрана. Десятки президентов, премьеров и канцлеров, сделавших политическую карьеру на разговорах о ценностях, лебезили перед человеком, который последовательно отверг все их ценности. Которого они до поездки в Литву называли бандитом, а после — диктатором.

Вильнюсский саммит — это беспрецедентный провал европейской политики. Провал в том числе имиджевый и моральный. Потому и позор.

Этот позор стал возможен, потому что все прочие соображения о том, подписывать или не подписывать Соглашение об ассоциации с Украиной (здравый смысл, соответствие ценностям, экономическая целесообразность и социальные риски от евроассоциации с Украиной) вытеснила логика «сдерживания России».

Изначально эта логика была маргинальной и периферийной. Ей руководствовались только восточные окраины Евросоюза — Польша и страны Балтии. Постепенно при помощи институтов Евросоюза и в первую очередь благодаря председательству Литвы в Совете ЕС во второй половине 2013 года «сдерживание периферии» перекочевало с периферии в мейнстрим европейской политической мысли.

Украина перестала восприниматься Европой как ценная сама по себе, независимо от соседства с Россией страна, в отношениях с которой имеет значение, есть ли в этой стране политзаключенные, соблюдаются ли там права человека, независим ли суд и берет ли взятки ближайшее окружение президента.

Восторжествовал подход страны — председателя ЕС Литвы, согласно которому Украина — это приз в «геополитической игре» между Западом и Россией, которые тянут ее в разные стороны, каждый в свою сферу влияния. При таком подходе стало неважно, демократическая эта страна или нет, процветает там коррупция или нет — любой беспредел на Украине был дозволен и оправдан тем, что она участвует в «сдерживании России».

Поэтому «просвещенная Европа» поддержала майдан, ультраправых боевиков с «коктейлями Молотова», государственный переворот, «мусорные люстрации», героизацию нацистов, силовое решение конфликта с Донбассом, сожжение людей в одесском Доме профсоюзов. Закрывать на все это глаза и находить для активистов майдана и новой киевской власти оправдания было политически целесообразно, поскольку диктовалось логикой «сдерживания России».

«Геополитическая игра» привела к катастрофе на Украине. Но предательство собственных идеалов не прошло без последствий и для европейцев. Спустя 5 лет становится ясно, что Вильнюсский саммит оказался судьбоносным в квадрате событием.

После общеевропейского позора в Литве впервые ясно обозначился процесс ценностного, ментального разрушения Европы, который в последние годы приводит к хроническому кризису Евросоюза и потере власти и авторитета правящими элитами основных европейских стран.

В истории с Украиной и Януковичем наглядно проявилась степень падения европейских политиков: их тотальная лживость, лицемерие и двойные стандарты. Было бы странно думать, что это только на Вильнюсском саммите на них нашло какое-то затмение, а так они всегда искренны, честны и привержены европейским ценностям. У них и дома такое же фарисейство: политкорректные улыбочки и разговоры про толерантность, за которыми скрываются шкурные интересы. И люди все это видят.

 

Загрузка...

 

Поэтому в Европе в последние годы происходит «популистский бунт». На выборах и референдумах избиратели просто из вредности голосуют назло изолгавшейся элите за скандалистов и маргиналов.

Итальянцы весной этого года привели к власти шоуменов-сатириков, которые пародировали системных политиков. В Германии голосуют за эпатажную «Альтернативу для Германии» тем больше, чем громче выражают свое возмущение ее поведением растерявшие уважение немцев бывшие «народные партии» ХДС/ХСС и СДПГ. Британцы назло Брюсселю с его «ценностями» проголосовали за выход Великобритании из ЕС.

Европа пребывает в нескончаемом кризисе доверия, солидарности и тому подобных вещей, связанных с легитимностью политической власти, потому что их политика ценностей на поверку оказалась политикой лицемерия.

И наиболее отчетливо это проявилось в Литве — на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства».

 

Александр Носович

Загрузка...
Загрузка...