Новости

Захар Прилепин: В 2024 году в России может быть запущен проект Перестройка-2

Известный российский писатель и общественный деятель, член Центрального штаба ОНФ рассказал в Краснодаре о своей новой книге, либералах, революции, Дуде, Шнуре и Путине.

В конференц-зале одного из гостиничных комплексов кубанской столицы в ожидании и встречи с Захаром Прилепиным собрались разные люди и по возрасту, и по статусу – студенты, журналисты (совсем немного), общественники. Были замечены также байкеры из кубанских «Ночных волков» и представители регионального ОНФ – Сергей Костылев и Даниэль Башмаков. Ожидаемо не было никого из местных либеральных деятелей или журналистов – от одного только имени Захара их «светлые и красивые лица» быстро мрачнеют. Поводом для встречи стал выход нового романа Прилепина «Некоторые не попадут в ад» о событиях на Донбассе, к которым автор имел непосредственное отношение, будучи советником руководителя ДНР Александра Захарченко и замполитом одного из батальонов добровольцев.

 

В начале встречи ее организаторы попросили собравшихся задавать Захару побольше вопросов, чтобы она прошла в форме свободного общения. Впрочем, отмалчиваться мало кто хотел – не каждый день есть возможность пообщаться с человеком с необычной судьбой и интересными взглядами на происходящее в России и мире.

Творческая встреча длилась два часа и могла продолжаться очень долго – вопросов к Прилепину было очень много. Спрашивали и о делах литературных, и о настроениях на Донбассе, и о внутриполитических процессах в России. «ЯСНО» приводит наиболее интересные высказывания Захара Прилепина на все эти темы.

Про новую книгу

Про Донбасс мне писать не хотелось, казалось все это скороспелым, а какая-то немедленная реакция не нужной. Но первое побуждение, как это часто бывает, носило характер человеческий и почти публицистический. Я прочитал какую-то очередную фейковую дурь по поводу Захарченко, по поводу меня и близких мне людей. Я захотел ответить. Летел в самолете, делать мне было нечего, и я начал писать ответ, чтобы донести правду. Тут одна история зацепилась за другую историю, и я подумал: надо статью, что ли писать. Стал писать статью и думаю: зачем статью – надо серию очерков. А потом я час подумал и понял, что это готовый роман. Такие были люди поразительные и такие были встречи, что я решил - не буду писать какие-то блоги, очерки, а напишу роман.

Все мои романы, которые я писал до сих пор, писались по году - «Санькя», «Патологии», «Черная обезьяна». Роман «Обитель» я писал три года, а этот, «Некоторые не попадут в ад», я написал за 25 дней. Никогда в жизни мне не работалось так легко и просто. Возможно это психологический такой акт освобождения, не знаю. Просто так много всего произносится по всем этим поводам людьми, которые не знают ситуации, и накручивают, накручивают события, которые я видел изнутри, знаю, как они происходили, и что за этим стояло. Люди так любят фантазировать.

Безумие просто творится, потому что совершенно банальные события порождают безумные смысловые конструкции. На самом деле в жизни очень часто все гораздо проще, чем может показаться. А простые вещи бывают гораздо сложнее. Я это знаю на примере своем, Донецкой народной республики, Захарченко и всего, что с этим связано. Я решил об этом написать и что романная форма больше подходит.

Книгу я определил, как роман-фантасмагория. На самом деле там никакой фантасмагоричности нет, все события практически идентичны всему, что имело место в действительности, только в паре мест я их совместил в один временной отрезок. А так все описано, как и было. Но, в силу того, что там какие-то вещи названы своими именами, мне могут за эту книжку голову отрезать, поэтому назвал его «роман-фантасмагория», чтобы если что сказать, что я все придумал и это все не правда.

Крайне сложно, когда ты пишешь только про живых людей и только про реальные ситуации. Большинство из них живы и могут тебя за ноздрю взять, указать, что здесь он недостаточно хорош, а там сбоку сидел. А там ведь не только ополченцы и главы республик описаны. Там и режиссеры, и Эмир Кустурица, и Никита Сергеевич Михалков фигурируют. Задача была сложноватая, в общем.

Про западного читателя и Россию

Во Франции появился молодой «русский» писатель, где-то в 2008-2009 году, который придумал себе биографию, что якобы он вырос в семье каторжников в Сибири, в каторжной среде, где у всех наколки и широко крестятся на запыленные иконы. Что там зверства творились, медведи бегали по деревням, в армии он был растворен в серной кислоте, кого-то грыз зубами. В общем, чудовищная клюква, которую и в голливудских фильмах не увидишь. Парень удивительный, какой-то Остап Бендер, Хлестаков. Либо реальный дебил, либо просто решил развести европейцев. Так он там стал бестселлером! Пять книжек у него, каждую продали по миллиону, и все французы читали их как откровение про Россию – каторжники, медведи, армия. Ужас!

Я, выступая перед французами, говорю, что мы-то в России думаем, что вы образованные люди, серьезные, что-то понимаете в действительности. Вы реально верите, что в России так живут?

О России любая фигня, любая муть и мерзость, все, что выходит за рамки здравого смысла в 99 случаях из ста воспринимается на веру. Они это всерьез воспринимают. Вот сейчас они там экранизируют «Архипелаг ГУЛАГ». Книга и так с элементами фантасмагоричности, но как это снимут еще в Голливуде! Я видел один кадр – там негры в ГУЛАГе. Причем один из них явный гей. Такая у них маниакальная тяга описывать Россию таким образом, мы у них свербим. У них без конца выходят какие-то комиксы, фильмы «Смерть Сталина», «Рождение Николая» - ни на секунду не успокаиваются. И после этого наши либералы рассказывают нам, что нас там все любят, хотят нам только хорошего, только добра.

С другой стороны это создает нам такой необычайный фактурный образ страшных русских.

Захар Прилепин

(Захар Прилепин)

О либералах, «Эхе Москвы» и врагах государства

Конечно же, государству важно иметь всех этих людей в одном месте и под контролем, чтобы они не расползлись в разные стороны. А так они сидят на «Дожде», «Эхе Москвы» и еще в паре изданий – очень удобно. На самом деле они все вполне контролируемы. Напомню, когда была в 2011 году попытка майданной революции в России, и все эти люди должны были собраться на площади Революции в Москве, откуда 5 минут до любого административного здания. Позвонили Венедиктову (главному редактору «Эхо Москвы») из правильных служб, чтобы перевести всех на Болотную – «Эхо Москвы» отработало. А там быстренько их зафиксировали, чтобы не разбежались, и таким образом «майдан» был остановлен. Спасибо Венедиктову! Надеюсь, ему дали полковника за это. Это одно объяснение – оно разумное.

Есть объяснение иррациональное. У нас колоссальное количество людей во власти глубоко симпатизирующих всем этим людям и этим взглядам. Я более чем убежден. У нас очень серьезная составляющая власти пришла в нее в результате либерально-буржуазной революции 1991 года. Для них все ценности, которые важны для нас, будь левые или правые, традиционные, консервативные или имперские - это тьма тьмущая и жуть жуткая. Они всего этого не хотят. Но, так как они находятся во власти, то не могут прямо об этом заявить, потому что потеряют легитимность в глазах населения. Поэтому они, так или иначе, поддерживают всех тех, кто соответствует их убеждениям.

 

 

Я напомню ситуацию 2014 года, не знаю секрет ли это для вас, когда принимали решение по Крыму. За длинным столом сидели 20 государственных мужей во главе с Императором (так Прилепин называет президента Путина – прим. ред.), который говорит: «Мы решили с Крымом поднять вопрос. Что вы думаете по этому поводу?». И вот из 20 человек 20 говорят «нет». И он сказал: «Хорошо, я вас понял - берем». Вот такая была позиция элиты. Для многих из них, конечно, жутчайшая головная боль и Донбасс, и Венесуэла, и Сирия. А еще во многие африканские страны заезжают российские частные военные компании, если вы вдруг про это не знаете. В латиноамериканские начинают заглядывать потихоньку. Для этих персонажей все это ад адский, лучше бы не было ничего.

Костылев и Башмаков

(В зале были замечены представители кубанского ОНФ – Сергей Костылев и Даниэль Башмаков)

Про Общероссийский народный фронт

К 2018 году я понял, что есть ряд задач, с которыми, при всем моем неприятии определенных вещей в нашей государственности и минимальной симпатии к нашему полуолигархическому полубуржуазному режиму, к списку Форбс и всем этим персонажам, я не могу без участия институтов государства справиться. Если еще проще, то я думаю, что к 2024 году в России назреет ситуация, когда будет запущен в действие проект Перестройка-2, когда опять начнут всерьез пытаться переформатировать российскую государственность, как в 1991 году. И для того, чтобы уметь этому противостоять в 2024 году, надо иметь какие-то ресурсы. Потому что я не очень доверяю колоссальному количеству российского бюрократического чиновничьего аппарата за убеждениями которых реальной подоплеки нет. Я не думаю, что многие из них патриоты. Они переформатируются самым стремительным образом в любую сторону, как и многие наши штатные политологи.

Я про себя знаю, что я ничего такого делать не буду никогда, и мне хочется иметь какие-то ресурсы, возможности, людей рядом с собой, которые смогут меня в этом деле поддержать в нужный момент. Я не могу своими телевизионными или писательскими ресурсами эту ситуацию предотвратить, а при помощи ОНФ могу. Поэтому, когда это предложение мне поступило, я подумал и решил, что это будет важнее для меня. Менее всего в этой ситуации меня волнует репутация литературная, мне все равно.

Про Дудя и Колыму

Дудь совершенно органичен сам в себе, как типаж, потому что там есть десятки таких молодых людей. Весь Ютьюб, который смотрят молодые люди, на 95% находится в этом сегменте - квазилиберальном, глубоко западническом, антигосударственном, антиправославном и т.п. И, конечно, в это вкладываются очень серьезные деньги условного Ходорковского, банковских структур. Они смогли в этом сегменте вычленить этих персонажей, вложиться в них, создать контент, который максимальным образом действует на молодых людей. Для них государство – это зло, патриотизм – зашквар, любое обращение к ценностным вещам нашего порядка – безумие, Донбасс – безобразие. А Колыма для них важно. Вся эта среда сформирована большими людьми, которые понимают, что они делают. Наше государство и наша власть очень мало этим занималось. Мы не создаем конкурентной среды. Это реальная государственная проблема. Потому что в 2024 году у нас будет 10 миллионов молодежи, которая в гробу видала все это государство.

Про фильм Дудя «Колыма». Несмотря на то, что Колыма имела место быть и это реальная трагедия, фильм откровенно манипулятивный, в него вложены серьезные средства, чтобы сильнейшим образом прокачать молодую публику, чтобы нынешнюю Россию восприняли нелегитимной, потому что мы же «наследники сталинизма», а он опять возрождается, поэтому надо у нас сделать переворот. И ссылку на фильм Дудя дает в своем твиттере не кто иной, как Алексей Кудрин. Это заставляет о чем-то задуматься. Спасибо Кудрину, честный человек, дает ссылку и всё сразу понятно. И там много таких, кто дал эти ссылки.

Чем фильм Дудя плох? Не тем, что он про Колыму. Он упрощает ситуацию до уровня комикса, мультфильма. Я сам написал «Обитель» о Соловецких лагерях. Но там дана сложная картина мира. Этой картиной нельзя расшатать лодку, в которой мы сидим, нельзя расшатать страну. Чтобы шатать страну, нужна простая картина мира, чтобы всем было понятно – здесь люди, которые Россию потеряли, они хорошие, они приятные и ходили пахнущие духами, а здесь матросы проклятые и кривые мужики, которые всех расстреливали. Вот так им все понятнее, но, на самом деле, все гораздо сложнее.

Захар Прилепин зал

Про революции

Слово «революция» не должно так сильно пугать всех нас, потому что, скажем, на Майдане произошла революция. Но и в Донецке тоже произошла революция, и в Луганске тоже. Если революция происходит против бандеровского режима, что плохого в этой революции? Надо делать ее обязательно и не бояться. Если завтра к власти, скажем, придет Михаил Ходорковский вы скажете: нет, революции не надо? Да я буду делать ее изо всех сил, чтобы этого не допустить. Если придет Ходорковский, назначит Собчак министром обороны, а Венедиктова министром культуры, то я превращусь в Троцкого просто, и с утра до вечера буду стоять на броневике, чтобы снести всё это. Революция – один раз плохо, а в другой – хорошо. Не надо быть закостенелыми в убеждениях. Всё очень часто меняется.

Про настроения на Донбассе

Один из моих бойцов, который сейчас работает со мной, вспоминает, а он там с самого начала был, что первые полтора года людям никаких денег не надо было, просто всё свое отдавали, лишь бы добиться победы. Было абсолютно христианское – вложились очень многие. Конечно, нельзя в таком состоянии экстаза, находиться постоянно. Тем более смерти, убийства, голод, отсутствие зарплат. И, всякий раз находясь в Донецке, я думал, может всё уже, людям невыносимо просто за всем этим наблюдать. Но на похоронах, когда Мотороллу убили, Гиви, Александра Захарченко, все сразу вставало на свои места. Десятки, сотни тысяч людей выходят, плачут. На похоронах Высоцкого в последний раз так было. Кричат люди «спасибо», море цветов по рукам идет к гробам. На это невозможно просто смотреть - сердце разрывается. Я никогда подобного не видел. Потом «Бессмертные полки» - десятки тысяч дончан. Они этот выбор несут, как свой собственный крест. И, если этот выбор им делать заново, референдум, там 75% проголосуют за присоединение к России. Много людей уехало – часть на Украину, часть в Россию, потому что в Донецке жить и работать сложно. И усталость есть, и разочарование есть, много что есть. Но, тем не менее, когда решение о выдаче российских паспортов было принято, люди воодушевились - поздравляли друг друга, наконец это случилось. Нельзя, конечно, так долго издеваться над этими людьми потрясающими, которые гораздо более русские, чем колоссальное количество людей, которые в России живут и непонятно кем являются, но желательно, чтобы всё это закончилось побыстрее.

Захар Прилепин зал1

Про творчество Шнурова

Шнуров уже не отменимая огромная часть самосознания национального. Если со знаком «минус», то ничего не поделаешь, просто с этим мы имеем дело. Я никак не отношусь к тому, что он в Общественном Совете при министерстве культуры, я тоже в Совете. Его слушают миллионы людей, которым он приносит радость. Они пляшут и танцуют весело и задорно под Шнурова. Был очень короткий период, лет десять назад я тоже слушал какие-то вещи Шнурова, думая, что это такая пощечина общественному вкусу, что это весело. Достаточно быстро мне это надоело и перестало меня веселить. Сказать, что это является важной темой, которая меня сегодня мучает – нет. Если есть какие-то вещи, которые ломают нашу государственность, наши традиционные ценности и запускают Перестройку-2, то это не Сергей Шнуров. Думаю, что если с ним сесть поговорить за бутылкой водки, то он не скажу, что ближе к нам, но такой – нормальный. С ним у нас с вами базовые понятия более-менее совпадут. Он не из оголтелых, он не оттуда. Есть у него друзья и в той сфере, понятно. Но в целом он - это «Россия, березка, государство». Для него эти понятия тоже существуют. То, что матом ругается и люди под это пляшут... Ну, вот такая страна.

Захар Прилепин зал2

О цензуре в литературе

Так ее нет! Есть только маркеры на книжках «16+», но это ничего не означает, они же не замком закрыты. Никогда в России литература не была так свободна, как в наши дни. Нигде в мире нет более свободной по отношению к литературе страны, чем Россия. Более того – мы самым активным образом популяризируем именно ту литературу, которая, с моей точки зрения, направлена на дестабилизацию нашей государственности. Так мягко сформулирую. Потому что, если подойти к книжным лоткам на Арбате, то там на первых рядах лежат все люди, которые во время майдана поехали в Киев и там активно скакали. Белковский, который призывал в прямом эфире сбросить ядерную бомбу на Крым, например. Все это самым активным образом представлено. А те, кто мои убеждения разделяют, их там вообще нет или задвинуты очень далеко.

Есть такая история. Когда начались бомбардировки Сербии и в Германии один драматург получил крупнейшую немецкую премию за лучшую пьесу десятилетия. На другой день, окрыленный тем, что он общепризнанный немецкий драматург, резко выступает против бомбардировок. У него тут же отбирают эту премию, о нем перестают писать и говорить во всех германских медиа и через месяц он уезжает в другую европейскую страну. С тех пор он ниже плинтуса. Такие вещи в Европе происходят на раз. Если вы позволите себе прямо выступить против гей-пропаганды, то вас просто снесут, закатают в асфальт.

А в нашей литературе свобода небывалая – все, что хочешь пиши и говори, и ничего тебе за это не будет. У нас есть Сорокин, Улицкая, Быков, Чижова – всё, что хотите. Есть книги про русских, которые жрут друг друга поедом, предают, насилуют, убивают. Сами пишем, сами продаем, сами читаем и популяризируем активно. У нас же еще чиновники книжек не читают, как правило, поэтому у нас не может быт цензуры. Раньше их товарищ Сталин принуждал книги читать, а сейчас никто не принуждает. Поэтому они кино смотрят и на него могут отреагировать кое-как, а книжек они не читают. Что угодно можно написать – никто не заметит. Уж какое количество книжек антипутинских, где как только его не описывают страшным образом – все они лежат, продаются. Вот, Доренко, Царствие ему небесное, написал роман «2008» - там такое написано про Императора, жуть просто. И все нормально - Доренко работал руководителем радиостанции, все было хорошо.

В общем, цензуры в литературе нет! Другие проблемы есть, а этой нет совсем.

О Путине

Отношения к Путину у меня нет никакого – я его как часть природы уже воспринимаю. Я живу в деревне и у меня есть плохая погода, есть хорошая, есть березка, речка – вот также воспринимаю. Я становлюсь взрослее, я наблюдал долгое время вблизи Александра Захарченко и стал думать куда чаще, что какие- то решения, которые мои патриотические друзья в Фейсбуке пишут, куда надо ввести войска, откуда вывести и что сделать – очень простые, когда идут с дивана. А когда ты личным своим жестом, подписью и приказом отправляешь какое-то количество людей на смерть, то они совершенно иначе выглядят. Ты несешь прямую ответственность и своей подписью отправляешь себя в ад.

Я знаю от очень важных людей, что Владимир Владимирович Путин очень религиозный человек, это большая часть его жизни, он очень много общается со своим духовником и вообще очень серьезно к этому относится. Я понимаю, какой перед ним лежит внутренний душевный выбор, когда он какие- то решения принимает. Я не могу этого недооценивать. Все-таки Россия, при всех ее элитах, вписанности в западные структуры, компрадорскую власть – страна с серьезным суверенитетом и заявкой на него, и мы позволяем себе «вытворять» в самых разных концах земного шара. Я знаю, что Путин серьезный игрок с авантюрной жилкой. Это то, что у меня вызывает симпатию.

Не вызывает симпатию то, что он безусловный либерал с точки зрения экономики.

фото: yasnonews.ru

 Алексей Кащенко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.