Новости

Закон о нацбезопасности. Как США давит на Киев из-за тайн

Рада приняла в I чтении президентский проект закона о нацбезопасности. «Вести» уже писали о давлении Запада при его принятии и стратегическом назначении — усилить контроль общественности за закупками и «отсечь» от коррупционных потоков их основных бенефициаров. Однако вскрылись некоторые другие особенности проекта.



 

Незадолго до принятия проекта закона возник скандал, по уровню репутационного ущерба потенциально равноценный скандалу от невнедрения Антикоррупционного суда. В середине марта нардеп Светлана Залищук опубликовала письмо от глав представительства ЕС в Украине, послов США и НАТО. Адресатами значились президент и глава парламента: авторы критиковали проект закона за отсутствие контроля Рады над деятельностью СБУ (в их изложении — это одно из «фундаментальных требований» по приближению к стандартам НАТО).

«Администрация президента и СБУ 18 месяцев работали с представителями НАТО и ЕС над документом, но в конце концов полностью проигнорировали эти обязательства», — пояснила Залищук. Также в письме выразили сомнение относительно сохранения Ставки Верховного Главнокомандующего (речь, прежде всего, о полномочиях президента) и прозрачности в оборонной сфере. «Главное пожелание США — узаконить вопрос участия гражданского контроля в деятельности Минобороны: США не могут понять многие вопросы из-за нашей коррупции. Там многое ведь засекречено: доступа к ряду документов нет, а за 2017 год Минобороны освоило $350 млн военно-технической помощи», — сказал «Вестям» военный эксперт Олег Жданов.

Этот факт находит подтверждение в словах старшего оборонного советника США Стивена Сильверстайна, консультирующего Минобороны Украины — еще в феврале он критиковал систему госзакупок: «Необходимо, чтобы был снят гриф секретности с военных закупок и чтобы появилась возможность участвовать в тендерах для всех украинских компаний. Когда Полторак (глава Минобороны. — Авт.) был в США, Пентагон интересовался: если мы вам дадим деньги и другие ресурсы, будут ли они использованы, как Америка этого хочет, по назначению».



 

КОНТРОЛЬ РАДЫ НАД СБУ

Ключевым положением проекта представители комитета Рады по нацбезопасности называют как раз «демократический гражданский контроль». «Момент, на котором настаивал Запад, мы учли вполне — контроль Рады над СБУ внесен с голоса отдельной правкой. Представляя проект закона, Александр Турчинов (секретарь СНБО. — Авт.) отдельно уделил этому моменту внимание, — сказал «Вестям» член комитета, нардеп от БПП Иван Винник. — Обещаю, что общественный контроль будет ограничен исключительно нормами закона о Гостайне».

В возможности реализации механизма, впрочем, есть сомнения: в тексте прописано, что обсуждать с «общественностью» можно лишь две концепции, Стратегию нацбезопасности и Стратегию общественной безопасности и защиты. Если добавить президентскую квоту на назначение главы Минобороны, хоть и гражданского, но человека, по сути, подконтрольного также — и только — президенту, в возможности контролировать силовиков возникают сомнения.

«Контроль необходим, но надо говорить об определенных рамках и границах. Ведь одно дело — контролировать Госархив Украины, а другое дело — СБУ. В этом случае контроль должен быть депутатский, и он должен полагаться на профильный комитет: часть информации при ее обнародовании может быть общественно опасной, — считает эксперт Реанимационного пакета реформ Виктор Таран. — Общественный контроль нужен, а с другой стороны, он должен быть очень точечный».

Руководитель программ Украинского независимого центра политических исследований Максим Лациба напомнил «Вестям», что закон о гражданском контроле над спецслужбами был принят уже давно (речь о законе про демократический гражданский контроль над военными организациями и правоохранительными органами, принят в 2003 году). «Но он декларативен и не работает», — подчеркнул эксперт. В его рамках при СБУ, например, действует «Общественный совет по вопросам обновления Службы безопасности». Среди его заданий декларируется «осуществление общественного контроля за процессом очищения кадрового состава СБУ». Но ее состав на сайте Службы посмотреть нельзя, а страница в «Фейсбуке» работает де-факто в режиме пресс-центра СБУ.



 

«ИЗ-ПОД ПИНКА»

Также вопросы вызывает дух законопроекта. Критикуя его с трибуны Рады, Юлия Тимошенко заявила, что в проекте есть все, что угодно, «кроме защиты жизни, здоровья, достоинства и неприкосновенности» простых граждан. «В итоге видим эклектичное нагромождение отдельных статей, противоречащих друг другу — даже принимая проект, нужно полностью его переформатировать перед II чтением», — огласила Тимошенко. Эксперты также считают, что авторы проекта несколько увлеклись. «В цивилизованном мире вопрос национальной безопасности в целом выходит далеко за рамки вопроса безопасности для государства и органов власти, а является вопросом безопасности общества и всех граждан, — отметил Максим Лациба. — Получается, авторы разделяют понятия «национального» и «гражданского», одно дело — безопасность власти или, скажем, «режима», другое — «подданных».

А экс-глава Минобороны Анатолий Гриценко (к слову, первый гражданский министр) увидел бреши проекта в чрезмерной акцентированности на «военной» и «государственной» безопасности: «А куда делись экономическая, экологическая, социальная и другие сферы? В сущности, не было даже необходимости принимать закон о нацбезопасности, ведь сейчас уже есть целых три закона, дублирующие его функции».

Показательно, что, по словам нардепа от «Самопомочи» Тараса Пастуха (автора альтернативного проекта закона), проект писался после «пинка» западных партнеров Украины. «Его давно надо было принять, но начался саботаж — проводились бесконечные совещания и круглые столы. В конце концов, нарастала критика как внутри страны, так и вне ее — и пришлось написать и подать законопроект. А делали это те, чью деятельность проект и должен, по сути, регламентировать», — сообщил Пастух с трибуны Рады.



 

«Общественников хотят отсечь от Минобороны»

По регламенту, в течение двух недель депутаты имеют право подавать правки. Суть их коротко пересказал нардеп-«фронтовик» Андрей Левус: во-первых, это парламентский контроль для СБУ, во-вторых, сглаживание шероховатостей в тексте (есть и несоответствия Конституции — Кабмин не может отчитываться перед президентом за сферу нацбезопасности). В-третьих, «усиление гражданского контроля, который будет ограничиваться только законом о гостайне».

К последнему пункту у общественников вопросы. Собеседник, близкий к комитету по нацбезопасности, привел в пример высказывание его члена, «фронтовика» Андрея Тетерука, после вчерашнего голосования в Раде: «Кто такие активисты? Те, кто на зарплате? — Я таких не знаю». То есть речь может идти о намерении «отсечь» от расследований по Минобороны неудобные организации. «Это полностью извратит суть закона и поставит под вопрос военную помощь от США», — предположил наш собеседник.

Тарас Козуб

Загрузка...
Загрузка...