Новости

Жуку-короеду в Харькове повезло больше, чем маршалу Жукову

В старые времена, наряду с рубрикой «Их нравы», обязательным разделом всякого уважающего себя издания было «Письмо в редакцию». Именно этот факт собственной биографии (тридцать лет назад я работал в областной «молодежке») я вспомнил, когда в нашу редакцию из Харькова пришло неожиданное письмо - в электронном, разумеется, виде

Встревоженные горожане пишут о том, что одно из излюбленных мест их отдыха подверглось небывалому нашествию вредителей: «Мы теряем наш Саржин Яр и Ботанический сад ХНУ [Харьковского национального университета]. Уже пару лет из-за жары жук-короед дает двойной приплод за лето и, атакуя ель колонией в 200-400 особей, съедает дерево за 2 недели. Внизу идет "стройка века": второй раз переделывают пространство вокруг источника, велодорожки и т.д. А за спиной в упор не видят кладбище из высохших деревьев (их даже не спиливают-так и стоят, раскинув ветви, крестообразно). Пишу вам, так как у нас в Харькове эта проблема стала неразрешимой».

 

 

Понятно, что это крик отчаяния, может даже попытка вывести проблему на некий международный уровень. Безо всякой иронии: редакции очень лестно такое доверие. Оно свидетельствует о том, что нас активно читают, и — невзирая на предпринятые официальным Киевом цензурные санкции — Украина.ру пользуется авторитетом среди жителей Украины и, в частности, Харькова.

Действительно, как сообщает местная пресса и наши собственные источники, такая проблема существует. Вредители яростно атакуют зеленые насаждения в одном из красивейших уголков Харькова, особо ценного своей прохладой именно сейчас — в разгар лета. Количество погибших деревьев исчисляется сотнями, однако для того, чтобы убрать мертвые деревья и совершить санитарную вырубку (то есть отсечь заражённые участки от ещё нетронутых короедом) необходимо разрешение экологов. Как говорит директор ботанического сада Александр Алехин: «Механизм изъятия засохших и погибших растений очень сложный. Нужно пройти несколько согласований, в том числе с экологической инспекцией. А когда наши ели уже заселены вредителями, мы не успеваем это сделать».

Странно. А вот для уничтожения памятников (в частности, маршалу Жукову) всяческим «представителям гражданского общества» и «активистам» требуется всего час. Где же эти молодые люди и почему не спасают прекрасный харьковский парк? Я помню многочисленных «экологов», макаками болтавшихся на деревьях в парке имени Горького, чтобы не допустить строительства автодороги через зелёный массив. Где эти борцы за природу, здоровый образ жизни и генетическую чистоту украинской нации? Многие из них потом ещё на местном Евромайдане тусовались. Неужели люди, поднимающие на небывалую высоту вопросы развития страны, не могут справиться с обыкновенным жуком-короедом? 

 

Или ещё пример из жизни городских «активистов»: в Харькове по улице Садовой (бывшей Чубаря) стоит великолепный особняк профессора Сурукчи, где неоднократно выступал Шаляпин, дом №7. Долгое время прекрасный памятник архитектуры находится в запустении, ещё в мою депутатскую бытность приходилось заниматься этим вопросом. В 2013 году майданные активисты ходили там толпами — защищали особняк, демонстративно пили чаи на заброшенной веранде и в придомовом саду проводили концерты. Государственная власть с тех пор радикально переменилась в их пользу — от прокуроров и губернаторов до самого президента — но спасением забытого особняка никто не занимается. Потеряли «активисты» интерес к погибающему памятнику архитектуры, что-то изменилось в их отношении к прекрасному.

Увы, большая часть этих деятелей имеет в голове не общественный, а личный интерес — либо деньги, либо пиар, либо политическую карьеру. Современный украинский «активизм» — это не бескорыстное служение обществу, но площадка для карьерного роста или форма освоения иностранных грантов. Оттого и защитники архитектуры у нас фальшивые, и экологи ненастоящие, и короеды торжествующие. С одной стороны — равнодушный бюрократизм, с другой — лицемеры, готовые перед телекамерами шумно валить памятники, но не желающие спокойно очистить парк от мертвых деревьев.

Конечно, вышеуказанное не касается людей искренних и преданных своему делу. А таковых в Харькове, поверьте, очень много. Они-то как раз граждане законопослушные, честные, а потому часто беззащитные перед произволом и равнодушием. Но если они не верещат дурными голосами на всех перекрёстках, то это не значит, что проблемы не существует. И, наверное, городским властям всё же стоит обратить внимание на экологическую катастрофу в Саржином Яру.

 

Загрузка...

 

Идущее там строительство эффектного веломоста — прекрасная идея, однако же немного будет радости харьковчанам передвигаться среди скелетов сотен погибших деревьев. И, кажется, эта простая мысль не нуждается в особых доказательствах.

Константин Кеворкян

Загрузка...
Загрузка...