Новости

Одесские рассказы (19)

После того, как отбили ребят из УВД - а там были раненые, обожженные, проходившие мимо и попавшие под раздачу - Одесса стала похожа на муравейник.
Со стороны казалось, что город замер. Отнюдь. Внутри все было по другому.
Возвращались арестованные. Их увозили второго вечером сначала в Белгород-Днестровский, оттуда в Винницу, в СИЗО.  Через три дня их начали выпускать - по одному. И добирайтесь сами.
А еще сотни раненых в больницах города. Говорят, раненых даже в детскую областную увозили.
Врачи не делили на местных и понаехавших: они правы. И как сортировать, когда все в шортах и футболках? Бывало, что и куликовца доставляли в бессознательном состоянии с жовто-блакитной ленточкой на груди, бывало и майдановца с георгиевской. Разведчики.
В одной из палат утром очнулись четверо. Трое наших. Один из Житомира. Слово за слово... Если бы не санитарки, то житомирского правосека бы загрызли зубами, больше нечем было. Его начали забивать медицинскими утками.
А мы лихорадочно собирали медикаменты.
Украинская медицина и при Януковиче в дупе была, потом еще глубже залезла. Денег стоило все - от мазей и обезболивающих до операций и зарплат врачам.
- Привез обезбАливающие, - говорю я.
- Шо, с России? - поднимает бровь врач.
- Ты вы шо, я с Черноморки, - обижаюсь.
- Та не трынди, огонь есть? - ухмыляется он.
- Ой, ну немножечко с Вятки, таки подумаешь? - протягиваю зажигалку.
- Таки да, - прикуривает он.
- Или, - соглашаюсь я.
Я знаю, что правильно"обезболивающее". Но я так привык по-вятски и это меня выдает: "ОбезбАливающее". А чому и не?
Потом уже выяснилось, что они нас боялись. Не врачи, нет. Бандеровцы. Одесситы организовали патрули возле больниц. Сидели в кустах и курили. Смотрели, чтобы не понаехали. Нападений на больницы не было.
В это время наши девчонки лихорадочно собирали лекарства. И вы знаете, несли все. Активированный уголь и тот несли.
Несли с оглядкой.
И понимали, что...
Все.
Помощи не будет. Кавалерия не придет. Надо выкарабкиваться самим.
Мы и выкарабкивались. Я писал. Писал то, что мог озвучить. Читатели присылали деньги на Яндекс и Сбер. Девочка Вика из США каждый месяц присылала сто баксов. Я не знаю, кто она и сколько ей лет - она просто девочка для меня. Каждая лепта - в строку.
Я не могу сосчитать - сколько ушло и куда, потому что бухгалтерию вести было невозможно.
Получил на Яндекс, перевел на карту российского банка, моментально снял с ближайшего банкомата - и хрен на комиссию, зато не спалят - поехал, передал из рук в руки наличкой.
Нет, не раненому. И не родственникам убитого. Мне нельзя лично было - я гражданин России, это, типа, не моя война. Так, девчонкам, которые и на Куликово-то ни разу не были. Они просто ездили по адресам и развозили продукты и медикаменты.
Мы учились оглядываться, не доверять и рисковать. До сих пор, получая переводы от Новой Зеландии до Киева - да, да! - я не озвучиваю тех, кто помогает.
Научились. Научились улыбаться и не сдавать. А это сложная наука. Сложнее, чем убивать.
Спасибо вам, читатели.
Спасибо, но помните. Одесса уже давно не улыбка Бога.
Она Его гримаса.
Я боюсь представить, что будет на этих улочках, когда фронт подойдет к последнему Городу-Герою бывшей Украины.
Загрузка...
Загрузка...