Новости

Одесские рассказы (20)

Мова - язык, созданный для любви. Свидомые превратили его в язык ненависти.
Любой, кто мову - не гвару! - любит, в глазах ура-роисся-патриотов становится врагом автоматически. А я видел, а я знаю - как в одном строю стояли русские и галичане, немцы и евреи, украинцы и болгары. Нашим общим языком был... Одесский. Русский одесский. Мы - интернационалисты, а шо?
Я понимал, когда мне кричала девчонка:
- Дiдо, кинь бинти!
Я не один. Ти не одна. Скiльки машин... Мiй телефон - дев"ять один один.
Тогда мы разбежались и стали кучковаться друг во круг друга... Но я ж не один. И ты не одна.
С Мишкой мы пересеклись на концерте "Океана Эльзы". Где самое безопасное место для встречи? В центре бандеровской толпы. Их свезли автобусами и поездами на концерт Славика Вакарчука.
Мы встретились и Мишка принес вина. "Оксамитно"? Или как-то так... Мы пили и скакали. Скакали под песню русского партизана.
" Я не здамся без бою.".
Вокруг нас прыгали малолетние придурки. Они не ходили в бой. Им оплатили поездку из Запирожья и Тарнополя в Одессу, им сделали красивый вход на стадион "Черноморец".
Но...
- Я не здамся без бою, - это про нас.
Это не про вас, дурни. Пока вас менты обыскивали, лохов, мы планировали очередной бабах в Маме. У вас на глазах. Пока там Вакарчук старался "вiчувать тiбе"... Песня была про нас, про русских партизан.
Це мы кохаем це мiсто.
Было забавно наблюдать, когда молодые ментята обыскивают "Онижедетей" на лестницах стадиона. А мы стояли внизу и хихикали. Таки вы думаете шо мне стыдно? Таки нет, чем да.
Если бы мы хотели, то по очередно, по отдельности пронесли бы элементы взрывного устройства на трибуны. Взяли бы пивка и неспешно удалились бы в туалеты. Потом ушли бы и бахнуло. С сотнями студенческих жертв, ага.
Оно нам надо?
Мы - русские. У нас кондиционеры не взрываются. Лишних жертв у нас не бывает. Только личная ответственность. Не сразу. Медленно и не спешно. И без доказательств. Нам не нужно доказывать. Мы и так караем. Молча, в темноте. Умер и все. Мы селфи не делали.
Поэтому тогда просто сидели на бетонном поребрике и пили вино и слушали Вакара.
"Поглянь, як голос витае..." Как же стыдно за вас, свидомые...
Зачекай и щемись, свидомый. Когда мы вернемся и повесим вас на Куликовом - вечером будем кохать наших  - НАШИХ! - девочек на пляже. Не хочешь? Сдохни раньше, не так стыдно, не в петле.
Потому что мова - язык кохання, а не ненависти.
Если убьют меня - придет Мишка.
А он одессит.
Я один, что ли? Не, нас очень много. И разных.

Загрузка...
Загрузка...