Россия

Как казаки султану присягали, или Ещё раз о сути украинской «незалежности»

350 лет назад, 20 марта 1669 года Рада казацких старшин с Запорожья и остальной Украины под председательством гетмана Дорошенко приняла решение перейти под протекторат Османской Порты. Изменив уже не просто Москве или Варшаве, но православной вере, защита которой, якобы, являлась истинным смыслом их жизни. Впрочем, спустя три с половиной столетий психология их потомков изменилась мало…

 

Загрузка...

После смерти Богдана Хмельницкого к концу 60-х годов 17 века на Украине продолжала пышным цветом расцветать «Руина». Главным образом, правда, на Правобережье – находившееся вне контроля московского правительства, в отличии от Левобережья, где его позиции были достаточно сильны. 
Но, собственно, настоящая беда для правобережных украинцев заключалась даже не только в отсутствии действенных рычагов влияния российских властей. А в том, что власти в собственном смысле слова на многострадальном Правом берегу великой русской реки … попросту не было!
Или же, если быть совсем уж точным – ее было слишком много. Не власти, правда, как таковой – а ее носителей. Гетманов, полноценных и «наказных», «кошевых», просто чересчур самостоятельных «полковников» (выполнявших и «губернаторские» функции) было ну очень много – и друг с другом они обычно не ладили. 
Так что пословица «где два украинца – там три гетмана» родом как раз из тех далеких и мрачных времен. Когда эти гетманы и «гетманчики» воевали между собой, заодно упраздняя «экономическую базу» врага. То бишь, разоряя украинских же крестьян - дабы они не могли платить подати на содержание войска конкурента.

***

Кстати сказать, именно в этой «феодальной раздробленности», больше характерной для времен Раннего Средневековья, а не уже наступившего Нового Времени, и заключается основная причина неудач российских войск по наведению порядка на Правобережье. 
Ну нельзя же нормально воевать, когда сегодняшние типа «союзники»-казаки в одночасье могут покинуть лагерь объединенной армии – потому что «власть опять поменялась»! В смысле – их гетман в очередной раз переметнулся на сторону поляков. 
Собственно, просто мирно уйти «по-английски, не прощаясь» – это еще неплохой вариант. Вчерашние союзники могли тут же перейти на сторону врага – а то и даже, без предупреждения, ударить в спину ничего не подозревающим «бывшим русским братьям». 
В ноябре 1660 года под Чудновом, например, в силу такой измены доселе союзного гетмана Юрия Хмельницкого в окружение попала российская армия воеводы Шереметьева. Храброго и талантливого командующего, кстати. Но даже эти качества не могут помочь одержать победу в ситуации, когда обещанная помощь от казаков не приходит, казаки наличные покидают лагерь – а численность врага в несколько раз больше, чем у россиян. 
В итоге нашим пришлось капитулировать. А вероломные поляки, формально сдержав свое обещание выпустить российские полки без оружия домой – палец о палец не шевельнули, чтобы помещать своим подельникам-татарам частью порубить, частью забрать в плен почти безоружных воинов. А таких эпизодов ведь было значительно больше, чем один… 

У кого то есть вопросы – почему Москва, в конце концов, заключила в 1667 году с Варшавой Андрусовское перемирие на 13 лет, «разделив Украину на сферы влияния»? Оставивив полякам как раз Правобережье – где местная казацкая элита все никак не могла решить самый животрепещущий для себя вопрос: «Как губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича?» То бишь, заиметь для себя шляхетские привилегии дворянства (а то и магнатерии!) Речи Посполитой – но при этом сохранить за собой практически безраздельную власть  на Украине. Да еще и сохранив там безраздельное (без католиков и униатов) торжество православной веры.
Поскольку же возможность решения этой задачи – вроде пресловутой «точной квадратуры круга», то русский царь и решил взять передышку в продолжающейся вот уже 13 лет войне с поляками. Оставив им сомнительное право попытаться наводить порядок в крае, пораженном неизлечимой анархией – вызванной грандиозными амбициями ненавидящих друг друга властолюбивых ничтожеств из числа казацкой старшины.

***

Впрочем, в середине 60-х годов 17 века из числе последней выделился «особо талантливый кадр» - за сравнительно короткое время «сожравший» почти всех своих конкурентов. На самом деле – далеко не всех, и не совсем уж окончательно – что этому «призеру» еще аукнулось впоследствии. Но, как говорится, «на безрыбье – и рак рыба».
В общем, стал новоиспеченный (с помощью то поляков, то крымского хана) гетман Дорошенко мечтать о том, дабы его драгоценная булава простерлась над всей «ненькой» без исключения. «Для порядка» он поначалу даже обратился с риторической просьбой к Москве взять его под покровительство. 
Очень интересный момент, кстати – на который почему-то не обращают внимание не только «свидомые», но и многие вполне вменяемые историки. Российского царя просили принять в подданство те … кто уже почти полтора десятка лет в нем и так пребывали! 
Ну да – ведь Переяславскую Раду 1654 года, вообще-то, никто формально не отменял. А согласно ее положениям население Украины присягало в верности московскому царю – становясь его полноценными подданными, со всеми правами. Но и обязанностями тоже.
И тут вдруг – даже не какой-то неграмотный «гречкосей» или даже простой казак, не вникающий ни во что, кроме как хорошо махать саблей – но представитель и «председатель» казацкой старшины, местной аристократии, присягнувшей в Переславе на верность Московскому царству, вдруг предлагает сделать это еще раз! 
И ведь не просто после какого-то нейтрального «перерыва в отношениях», вызванного, например, длительной поездкой за рубеж. А после многих лет, проведенных в делах, мягко говоря, плохо совместимыми со статусом российского подданного. Разве что если этот подданный очень захочет познакомиться с сибирским климатом – а то и с плахой.

Как то это сильно похоже на ситуацию, если бы «попросились обратно», на службу в Красную Армию предавшие ее перебежчики – вроде генерала Власова. Кстати, среди его подельников такие попытки, особенно в конце войны, действительно были. 
Правда закончились все одинаково – все предатели без исключения получили длительные сроки в тюрьме. Либо – «награду по чину Иуды», заслуженную петлю по приговору военного трибунала.

***

Впрочем, предложение Дорошенко о «повторном принятии в подданство» Украины в Москве всерьез воспринимать не стали. Тем более, что и сам Петр Тимофеевич его всерьез не воспринимал. 
Ведь ему хотелось сделать из Украины собственную незалежную и наследственную монархию! Какое уж там российское подданство» в «вотчине» у столь «великого монарха». 
Так что практически сразу после обретения булавы, еще до Андрусовского договора, он начал интриговать – а то и воевать за «воссоединение обоих частей «незалежной». Что на практике означало завоевательные походы и организацию мятежей и на контролируемом Москвой Левобережье.
Но, все же, в одиночку достичь вожделенного результата казацкому вождю не удавалось – просто силенок не хватало. Вот тогда он и решил найти себе нового покровителя.
Понятно, что ни Польше, ни России такие «подданные» не нужны были не то, что даром – но и «с доплатой». А вот турецкий султан предложением Дорошенко заинтересовался. Ну как же – заиметь в самом «сердце» исконных славянских земель мощный плацдарм, с которого Османская Порта могла грозить и совершать походы что против Речи Посполитой, что против Московского царства! 
Тем более, что дорошенковская «клика» предлагала свои услуги совершенно бесплатно. Ну, как нынешняя элита «незалежной» «прогибается» перед американцами в своей неистовой русофобии даже не за какие-то «плюшки» (кои ныне Киев получает разве что в виде грабительских кредитов МВФ), а просто из желания «насолить проклятым москалям». Разница лишь в том, что Дорошенко столь же фанатично ненавидел еще и поляков. 
Вот и собрал сей «славный украинский гетман» 20 марта 1669 года Раду из казацкой старшины – что «внутриукраинских» полков, что из Запорожской Сечи. И эта «братия» прилежно проголосовала за вхождение своей земли в подданство Османской Порты. 
На радостях султан, со своей стороны,  якобы даже согласился не взимать с новой провинции  своей империи налогов. Ну да – если не считать «налога пушечным мясом», обязанности выставлять казачье войско в союзе с турецкой армией. Наемники – они дорого обходятся даже султанской казне, а тут можно «на шарика» получить десятки тысяч, как бы там ни было, неплохих «рубак». Кстати, украинских мальчиков в «янычары» с Украины в это время начали регулярно поставлять тоже.
Ну а что турецкая армия «приходила на помощь» и своим укро-вассалам – так, по странной случайности, в каждом таком случае Стамбул был заинтересован в ослаблении Варшавы и Москвы никак не меньше (а чаще – даже больше) чем его верный украинский вассал. Как, например, в ходе кампании 1672 года, когда соединенные турецко-дорошенковские силы захватили у поляков (для султана, конечно же) город и крепость Каменец – вместе со всем Подольем, населенном преимущественно украинцами.

***

Но, по большому счету это все выглядело бы лишь грязными политическими играми украинских «элитариев», привыкших к постоянным изменам, как к ежедневному трехразовому питанию. Если бы не тот важный момент – что на этот раз они изменили еще и своей вере тоже.
В самом деле, восстание под руководством Богдана Хмельницкого велось в первую очередь под лозунгами защиты православной веры. Да, в общем, даже тот же «проваршавский» гетман Выговский пытался выторговать в тексте Гадячских соглашений запрет минимум униатам находится на территории «княжества Русского» – так называл тогдашнюю Украину этот безусловный кумир нынешних свидомых бандеро-патриотов.
Но какой может быть «единая духовная основа» даже не равноправного союза – а подчиненного «вассалитета»? Между сюзереном-падишахом, считающего себя повелителем всех мусульман – и «защитниками православной веры», которую в то время приходилось защищать в первую очередь как раз от воинствующих османов?!
А ведь за вхождение в турецкое подданство тогда голосовали даже запорожцы! Которые, согласно доминирующей в украинской (да и российской тоже) историографии обычно описываются в качестве «беззаветных борцов против турецкой экспансии». В доказательство чего приводятся и их многочисленные походы на «Чайках» к турецкому побережью, и участие в сухопутных битвах против султанских войск. 
И даже знаменитое «письмо турецкому султану» - вроде бы написанное несколькими годами позже. Хотя, кто знает – может оно на самом деле было просто красивой «байкой»? Призванной затушевать в народе память о позорном вассалитете «запорожских лыцарей» у «самого Люцифера секретаря» - как называли султана в вышеупомянутом письме.

Так что основой этой дорошенковской аферы было беспринципное желание удержать власть любой ценой – ну и еще согласие Порты на передачу ее по наследству потомкам Дорошенко. Ценой  даже духовного и цивилизационного предательства. 
Впрочем, как и сейчас – когда бандеровский Киев предал восточно-православную цивилизацию за призрачные надежды обрести когда-нибудь в далеком будущем крохи «корзины печенья и бочки варенья», обещаемые таким «мальчишам-плохишам» со стороны «благословенного Запада». Впрочем – без малейшего намерения такие обещания реально выполнять.
Нетрудно заметить, что нынешний режим в Киеве попытается «копировать» своего далекого «духовного отца» Дорошенко даже в мелочах. Например -  путем аферы с получением пресловутого «Томоса» поставил своих раскольников в положение холуев «патриарха Стамбульского» Варфоломея. Получившими в одночасье вместо прежней раскольнической, но все же украинской «церкви» такую же раскольническую «церковь» – но только уже турецкую.   
А как иначе – если Варфоломей находится под контролем даже не высших должностных лиц турецкого правительства – а мелких сотрудников местных спецслужб. И то правда – много чести будет капитану запаса турецкой армии господину Архондонису ожидать себе «куратора» со стороны Анкары рангом повыше.

***

Как бы там ни было, попытка ввести Украину, пусть даже и только Правобережную, в сферу турецкого влияния, закончилась в 17 веке полным крахом. Левобережье практически сразу отпало от Дорошенко, чуть позже его стали покидать и правобережные полки. Да, в общем, и значительная часть местного населения стала «голосовать ногами» – перебираясь на более безопасный и родственный по вере Левый берег. 
Под конец дорошенковского правления население Правобережья уменьшилось вдесятеро. К сожалению – не только за счет эмиграции, куда больший урон его численности принесли кровопролитные стычки между гетманами, татарские набеги, опустошительные эпидемии в голодные годы.
Так что один из главный уроков этого периода – не стоит надеяться на успешность лозунга «для победы – хоть с чертом!» Союз с таким «партнером» ничем хорошим не заканчивается для того, кто его заключил – какие бы «благие намерения» не приводились в оправдание столь самоубийственной политики.

фото: indragop.org.ua

 Юрий Носовский

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Тэги: 
Загрузка...
Загрузка...