Россия

Не буди лихо, пока оно тихо!

Читаю ленту новостей, пишу сам, и невольно поражаюсь точности пословиц и поговорок. Бог точно не фраер... Вот только вчера вышла статья Купцовой на киевском "Обозревателе" - "Скоро для России наступят сложные времена". И нашла обиженного - из грантоедов, паразитирующих на обгладывании Руины. Самое забавное, что эти времена устроит России Трамп - из-за и ради Украины...

Да неужели? 
https://images.unian.net/photos/2017_03/thumb_files/630_400_1490259539-2736.jpegРакета с 65 полигона падает в Балаклее.

 "После избрания президентом США Дональда Трампа, по сути, весь мир затаил дыхание. Одни верили, что он make America great again. Другие — что Трамп приведет к внутриамериканскому и глобальному хаосу. Пока не сбылись ни надежды первых, ни опасения вторых.

С момента инаугурации Трампа прошло ровно два месяца. Уже можно делать первые выводы о его курсе на международном направлении, в том числе украинском и российском. Поэтому «Обозреватель» пообщался с американским политологом, директором неправительственной организации For a free Ukraine Джейсоном Смартом.

«Обозреватель»: Многие эксперты считают, что, по сути, у Трампа нет никакой внешней политики, что его стратегия по российскому и украинскому направлениям еще не сформирована. Вы согласны?

Джейсон Смарт: Он стал президентом пару месяцев назад. Во время избирательной гонки Трамп озвучивал много спорных идей и планов. Но, думаю, окончательно его позиция станет ясна спустя несколько месяцев.

— Недавно глава МИД РФ Сергей Лавров заявил: Россия в принципе не против вовлечения США в минский процесс. Есть хоть какие-то шансы на то, что при Трампе это возможно?

— Сомневаюсь. Барак Обама всегда показывал себя как друг Украины, который готов помочь. То же самое мы будем наблюдать и сейчас. Думаю, Трамп будет поддерживать минский процесс. Но еще не совсем понятно, как именно.

— Мы все помним весьма скандальные заявления Трампа по поводу курса на российском направлении во время предвыборной кампании. Но в последние месяцы прозвучали довольно жесткие заявления в адрес Москвы. К тому же, на многие ключевые должности назначены критики Кремля. Что это? Попытка защититься от скандалов о связях команды Трампа с Россией?

— Полагаю, все время была игра Демократической партии, которая хотела показать, что Трамп работает не в интересах США, а в интересах России. Думаю, на самом деле он всегда работал в интересах США. За время своей каденции Трамп не сделал ни одного шага навстречу России. По сути, Трамп ведет себя по отношению к России так же, как и Обама. Скорее всего, так будет и дальше. Нет никаких оснований считать, что Трамп готов работать с Россией ближе, чем Обама.

— На Украине многие ожидали, что встреча Порошенко и Трампа произойдет в феврале. Помню, в конце прошлого года брала интервью у замглавы АП Константина Елисеева. И он подтвердил, что такая встреча готовится. Почему она не произошла? Дело в плотном графике Трампа или тут нечто большее?

— Не понимаю, почему Порошенко думал, что Трамп готов с ним встретиться. Во-первых, президенту США сейчас нужно встретиться со многими людьми. В первую очередь с руководством Китая. Он уже встретился с премьером Канады, был готов встретиться с главой Мексики. Это важно, потому что данные страны — наши соседи.

Украина — дальше в списке. Не потому, что она не важна. Просто у нас много дел и с другими странами — нашими стратегическими партнерами. Надо подождать немного, и, думаю, Трамп встретится и с Порошенко.

— Штаты разочарованы Украиной?

— Да. США очень многого ожидали после Революции Достоинства. Они надеялись, что Украина станет совсем другой страной. Но этого не случилось. В США не видят реальной борьбы с коррупцией.

— Может ли ввиду этого новая американская администрация поставить на других политических игроков на Украине?

— Американцы всегда ищут людей, которые действительно готовы работать.

— В бюджете на этот год США предусмотрели летальное оружие Украине. Но мы помним, что Обама дважды блокировал поставки. Будет ли Трамп идти по этому пути?

— Да. Уверен, в этом он будет наследовать Обаму.

— То есть летального оружия не будет?

— Скорее всего, сейчас нет. А там посмотрим. Знаю, что причины, по которым Украине не дают летальное оружие, не так уж связаны с войной. Они связаны с коррупцией в Украине. Американцы очень боятся, что оружие не дойдет по своему прямому назначению.

— Может ли финансовая помощь Штатов Украине уменьшиться?

— Да, мы уже это наблюдаем. Раньше хотели дать 350 миллионов долларов, а в законопроекте прописали 150.

— Но наш посол в США Валерий Чалый заявил, что 150 миллионов — только часть общей помощи. А остальные средства, по его словам, поступят после 1 октября.

— Насколько я знаю, это не так. Я встречался с людьми, которые работают в Конгрессе. Они сказали, что решили не давать эти деньги из-за того, что не видят конкретных шагов по борьбе с коррупцией.

— На Украине все чаще предлагают альтернативные планы по урегулированию конфликта за счет серьезных «компромиссов» с Россией. В администрации Трампа серьезно относятся к подобным планам?

— В Америке я лично не знаю ни одного политика, который бы согласился отдать Крым и Донбасс России. Я со стопроцентной уверенностью говорю, что американцы не поддержат такие планы.

— А если речь пойдет не о признании аннексии Крыма, а о том, чтобы временно снять вопрос с повестки дня?

— Нет, думаю, позиция США относительно конфликта в Украине останется неизменной.

— Ситуация на Донбассе периодически обостряется. Как поведет себя Трамп, если Россия пойдет на серьезную эскалацию на Донбассе? Закроет глаза или займет жесткую позицию?

— Сложный вопрос. Но, если бы я был Путиным, я бы не пошел на серьезную эскалацию, потому что абсолютно не ясно, что Трамп сделает в этом случае. Думаю, что возможна очень негативная реакция по отношению к России. Я считаю, Путин достаточно умен, чтобы это понимать. Ведь США могут ответить. Например, предоставлением летального оружия Украине.

— Есть мнение, что Кремль хотел избрания Трампа не столько потому, что он пророссийский, сколько потому что он может привести к внутриамериканскому взрыву?

— Сомневаюсь. В США есть люди, недовольные Трампом. Но тех, которые готовы что-то делать, меньше 3-4%.

— Знаете, Трамп, пожалуй, единственный американский президент, которому начали прочить импичмент еще до инаугурации. Против него демократы, часть республиканцев, спецслужбы, СМИ, шоу-бизнес…

— Не будет никакого импичмента. Я вас уверяю.

— Насколько я знаю, вы республиканец.

— Да.

— Мы помним, какой сильный раскол произошел в Республиканской партии из-за Трампа. Какая ситуация сейчас?

— Сейчас гораздо лучше. Я сам во время выборов не голосовал за Трампа. Я не голосовал вообще, потому что был в Украине и не успел. Действительно, многие люди переживали из-за его избрания. Но сейчас видно, что он как человек стал спокойнее, сдержаннее. Пока его политика абсолютно нормальная.

— Какой будет политика Трампа на китайском направлении?

— Думаю, даже лучше, чем была раньше. Китайцы — умный народ. Они понимают, что им не выгоден конфликт с Трампом и с США.

— Трамп хочет увеличить расходы на армию, укрепить ядерный потенциал Штатов. Это не приведет к гонке вооружений?

— О какой гонке вооружений может идти речь? Расходы США на армию больше, чем весь российский бюджет. Американские и российские вооружения не идут ни в какое сравнение. Другое дело — Китай.

— То есть, в принципе, США не воспринимают Россию как угрозу?

— Скорее да.

— Но Россия все-таки ядерная стана.

— Есть много ядерных стран. Пакистан, например. С ядерной точки зрения это гораздо более грозная страна, чем Россия. У них многолетний конфликт с Индией, терроризм. В США говорят: «Вдруг завтра там сменится власть. Бог знает, что произойдет».

— Ну и Северная Корея.

— Безусловно. Это огромная угроза. Проблема в том, что Пхеньян сам точно не знает, что хочет сделать. Завтра ему может взбрести в голову начать войну с Южной Кореей или с Японией. Если Северной Корее вдруг покажется, что ей выгодно атаковать Японию, то они нападут.

— США встанет на защиту своего союзника?

— Однозначно.

— Это будет означать серьезный мировой конфликт.

— Да. Хорошо, что есть очень мало стран, которые поддержат Северную Корею.

— Будет ли большая сделка США и России по Сирии?

— Сомневаюсь. То, что Трамп говорил во время предвыборной кампании, еще ничего не означает. Сейчас в распоряжении президента данные спецслужб. И он понимает, что Россия — не очень перспективный партнер.

— Да и, по сути, Россия мало что может предложить Трампу.

— Конечно. Чем они могут заинтересовать?

— Как вариант — наземными операциями в Сирии.

— Маловероятно. После Ирака США устали от мировых конфликтов. Им проще дать оружие сирийским повстанцам.

— Кстати, об усталости США. Трамп говорил, что США должны уйти из мировых конфликтов. Но дело в том, что последние десятилетия ваша страна играла роль международного полицейского. Во многом именно это сдерживало развитие многих конфликтов. А что теперь?

— Даже если США захотели отгородиться от мира, они бы просто не смогли. Штаты — огромная страна. Она всегда будет играть важную роль, но какую — уже другой вопрос.

— Если говорить о финансовом положении России, то оно напрямую зависит от цен на энергоносители. Трамп постепенно начинает выполнять свои обещания в этой сфере. Например, он разрешил добычу в Мексиканском заливе. Это может серьезно обвалить рынок нефти, верно?

— У нас очень много нефти, и каждые пару месяцев мы находим новые месторождения. Для России как страны, экономика которой зависит от цены на нефть, это очень плохо. Цена на нефть будет постепенно снижаться. И люди в России будут жить все хуже и хуже. Это самая большая проблема Путина, потому что российский народ будет недоволен. И когда недовольство станет зашкаливать, появятся возможности для смены власти в России.

— Дешевая нефть как раз и является одной из главных причин фактического банкротства Советского Союза.

— Да. И, конечно, война в Афганистане. Она стала смертью СССР. У них не было денег, чтобы воевать.

— Учитывая не очень радужные финансовые перспективы России, может ли она пойти на сдачу Донбасса, на содержание которого уходит немало денег?

— Да, может. Полагаю, сейчас ей будет не до Донбасса. Нельзя гарантировать, но, вероятно, со временем в России поймут, что содержание Донбасса — это слишком дорого. Очень скоро для России наступят сложные экономические времена.

— Какую роль в ухудшении финансового положения России играют санкции? Есть мнение, что они символические, и Россия, по сути, к ним адаптировалась.

— Не согласен. Санкции — очень большая проблема для России. Бизнесу в России сейчас очень сложно.

— В начале года активно обсуждали законопроект Линдси Грэма и Джона Маккейна о новых санкциях против России, которые предполагают удар по энергоносителям, точнее по инвестициям в нефтяную отрасль. Об этом законопроекте позабыли, или еще есть шанс на принятие?

— Шансы есть. Процесс принятия закона у нас очень сложный. Нужно подождать несколько месяцев".

Интересно, ей сегодня не икается?