Украина

«Ручная» оппозиция идет ко дну?

Кто выиграет, когда «лебедь, рак и щука» из «Оппоблока» разбегутся в разные стороны? Бойко опровергает, а на местах уже делят оргтехнику.

Лебедь, рак и «Оппоблок»

Вслед за новой волной слухов о досрочных выборах в Верховную Раду, СМИ и эксперты начали говорить о том, что спонсоры «Оппозиционного блока» решили развестись и разделить свои политические активы.

Юрий Бойко поспешил оперативно опровергнуть слухи, но информация с мест противоречит его словам. По словам источников, к примеру, в Николаеве руководители местной ячейки «Оппоблока» уже делят партийное имущество и кадровый актив.

Наиболее ходовая версия гласит, что «Оппоблок» расколется по линии основных групп влияния:

- Левочкин-Фирташ-Бойко;

- Ахметов-Новинский-Колесников.

Справедливости ради, на самом деле «Оппозиционный блок» можно поделить на три неравномерные группы:

 - Левочкин-Фирташ-Бойко;

 - Ахметов-Новинский-Колесников;

 - квота Виктора Медведчука.

Хотя Сергей Лещенко («Блок Петра Порошенко») в комментарии «каналу 112» в среду, 18 января, выделил 4 группы влияния – по мнению депутата, еще существует группа «старых донецких».

Понятное дело, что «Оппозиционный блок» - это оппозиция только по названию, но сейчас речь не об этом. Важно учесть, что одно из правил политтехнологий гласит: механически «Оппозиционный блок» можно разделить на 2 части, но 2 новые партии не поделят рейтинг «ручной оппозиции» между собой.

Поэтому «развод» «Оппозиционного блока» - это новое окно возможностей для целого ряда других политических проектов.

 

Запрос оппозиционного избирателя

Для иллюстрации, по данным социологической группы «Рейтинг», поддержка «Оппозиционного блока» сегодня составляет:

 - 7,0 % - среди всех опрошенных;

 - 9,8 % - среди тех, кто планирует пойти на выборы;

 - 11,7 % - среди тех, кто пойдет на выборы и определился, за кого голосовать (это третье место после «Батькивщины» и «Блока Петра Порошенко-Солидарность»). Киевский международный институт социологии дает показатель на уровне 12, 2 %.

Поэтому точка отсчета – это сформулировать, что представляет собой запрос избирателя, симпатизирующего таким проектам как «Оппозиционный блок». В первую очередь речь идет об избирателях Юго-Востока, потому что, как свидетельствует социология того же «Рейтинга», лучшие позиции этот политический проект занимает на Юге (12 %) и Востоке (16 %):

- во-первых, Не-майдан – т.е. запрос на политическую силу, не связанную с событиями Майдана, войной на Донбассе, экономическим кризисом, коррупционными и другими скандалами, повышением коммунальных тарифов. Точнее сказать, это принципиальная оппозиция не лично к Порошенко и его окружению, а в целом к Майдану и всем политическим силам, которые всплыли на этой волне;

Для сравнения возьмем внеочередные выборы в Верховную Раду в октябре 2014 года. По данным с официального сайта ЦИК, из 30 миллионов 448 тысяч 424 избирателей, внесенных в списки, только 15 миллионов 963 тысячи 543 избирателя пришли на участки и получили бюллетень – т.е. официальная явка составила 52, 42 %.

Заявления, что таких фальсификаций не было даже при «донецких», оставим на совести злых языков.

Получается, что избиратели коммунистов и Партии регионов либо проголосовали за «Оппозиционный блок», либо вообще не пришли на выборы. Отсюда и такая низкая явка. Для сравнения – на парламентских выборах-2012 явка составила 57, 9 %на выборах-2007 – 65,01 %. Причем упал как количественный (потому что демократическая власть Украины не проводила выборы в части Донбасса), так и процентный показатель.

- во-вторых, прекращение войны на Донбассе и восстановление экономических связей с Россией. Десятки, если не сотни тысяч человек по всей Украине и на Юго-Востоке в частности потеряли работу, когда такие предприятия как Харьковский авиазавод, АНТК «Антонов», Снежнянский машиностроительный завод, «Кременчугский сталелитейный завод» и другие прекратили свою деятельность, либо серьезно сбавили обороты, перепрофилировав производство на выпуск мясорубок как «Мотор Сич».

Стоит напомнить и недавние исследования Центра Разумкова, когда 51,1 % опрошенных назвали россиян братским народом.

Наконец, следует учитывать, как сильно вырос запрос на приход в Раду левых и левоцентристов. Сейчас простые избиратели прямо говорят, что партии в Верховной Раде обслуживают только интересы олигархов. Неудивительно, ведь в ВР сегодня нет ни идейных левых, ни левоцентристов – поэтому голос тех, кто хотя бы формально представляет интересы наемных работников, учителей и врачей, сегодня вообще не звучит под куполом Верховной Рады.

 

Ляшко в овечьей шкуре

            На первый взгляд, вследствие распада «Оппозиционного блока», новые возможности возникают для многих политиков, но на самом деле далеко не все смогут ими воспользоваться.

Перед Ляшко и Тимошенко - непреодолимый барьер, потому что представляют собой такие же «партии Майдана» как и Порошенко с «Народным фронтом». Хотя Олег Ляшко на следующий день после информации о распаде «Оппоблока», в эфире «112 канала» вдруг заговорил, что Донбасс – это часть Украины и он не поддерживает призывы к блокаде этой территории: «Почему мы должны украинцев бросать на произвол судьбы? Почему мы должны вот здесь блокировать границу, а с той стороны, где Ростовская область – все открыто? И туда заходит Россия, через Ростовскую область. Рублями, продуктами, газом, светом, и всем остальным…».

Вряд ли измученный войной и безработицей избиратель поведется на обещания «Ляшко в овечьей шкуре». Но со стороны радикала №1 и Тимошенко обязательно будут попытки заинтересовать оппозиционного избирателя. Поэтому чем дальше, тем больше мы будем слышать от Тимошенко, Ляшко и других о недопустимости блокады, о потребности восстановить экономические связи между предприятиями Украины и России...

Неприемлемой для оппозиционного избирателя (в первую очередь избирателя Юга и Востока) выглядит и Надежда Савченко. Несмотря на всю ее примирительную риторику, шансов у ее партии «РУНА» нет, потому что против Савченко работают такие факторы как предыдущая биография, ряд невыдержанных высказываний о Донбассе, а также массированная кампания по очернению со стороны власти. Хорошие шансы имеют Вадим Рабинович и Евгений Мураев, но они чересчур увлеклись любованием собой в телевизоре. А чуть дошло до дела в виде уличных протестов против коммунальных тарифов – как Рабинович и Мураев свернули митинги по просьбе власти. И избиратель такую работу «на подтанцовках» у Порошенко заметил и оценил.

Виктор Медведчук интересен оппозиционному избирателю тем, что никогда не менял свою политическую позицию. Он выступал против Соглашения об Ассоциации с ЕС еще во времена Януковича, а сегодня находится в оппозиции и к нынешней власти в лице Порошенко, Турчинова, Авакова etc. Потому что о восстановлении экономических связей с Российской Федерацией скоро будут говорить все, но только Медведчука будут слушать и Порошенко и Путин.

 Кроме того, это единственный на сегодняшний день политик, предложивший мирный план для прекращения войны на Донбассе и добившийся того, что его план поддержали Франция, ФРГ и Россия. Например, глава МИД Франции Жан-Марк Эро на совместной со Штайнмайером пресс-конференции в сентябре 2016 года не просто процитировал план Медведчука, но еще и высказался за выполнение пунктов именно в той последовательности, что предложил оппозиционный политик.

На подходе – согласование мирного плана с новой администрацией Белого дома во главе с Дональдом Трампом. Наконец, Медведчук также предлагает ответ на комплекс вопросов под условным названием «как жить дальше?» - т.е. как восстановить Донбасс после войны и вернуть миллионы жителей края к нормальной человеческой жизни.

На первый взгляд, запрос на приход в политику левых и левоцентристов – это шанс для Петра СимоненкоНатальи Витренко и Александра Мороза &Co. Но Коммунистическая партия и идеология в демократической Украине запрещены, а социалисты во главе с Морозом имеют мало шансов из-за прошлого негатива. Возможно, есть шансы у проекта «Левая оппозиция» Симоненко-Витренко – но только в том случае, если коммунист №1 перестанет проводить время в своем доме под Барселоной и вернется в активную политику.

Наконец, стоит ожидать, что процесс «развода» главных спонсоров «Оппозиционного блока» не ограничится только двумя новыми партиями. С одной стороны, деятельность «оппозиционного правительства» вообще не видна, что признают даже сами «министры». Более того, «оппозиционный премьер» накопил массу долгов – и эту проблему удалось решить только летом-осенью, когда основную часть долгов погасил Вадим Новинский. С другой стороны, Борис Колесников не собирается отказываться от поста «оппозиционного премьера» и по-прежнему нацелен играть первую скрипку в политических проектах Ахметов. А значит, есть риск, что новая партия распадется еще на две, если Новинский не захочет уступать Колесникову, ведь он серьезно вложился в имидж новой оппозиционной «надежды нации».