Украина

Судьба быть плацдармом: Дмитрий Лекух о батальонах, которые просят огня

Судьба быть плацдармом: Дмитрий Лекух о батальонах, которые просят огня

…На самом деле, настоящую славу тогда еще молодому советскому писателю Юрию Васильевичу Бондареву принес не героический «Горячий снег» и не монументальные «Берег» или «Выбор», а небольшой роман (который сам автор называл повестью) о форсировании Днепра — «Батальоны просят огня».

Если кто не помнит, классический сюжет таков.

Две правды

1943 год. Два батальона должны форсировать Днепр, создать плацдарм в районе тогда еще вымышленного города Днепрова (какая дополнительная ирония в новом киевском переименовании!) для последующего развития наступления.

Это — боевая задача.

Но через какое-то время командование меняет планы и направление общей атаки. Дивизия снимается с позиций, а уже завязавшим бой батальонам приказано не отступать. Их действия и немыслимые потери в бою с заведомо превосходящими силами врага должны стать отвлекающим маневром, обеспечив основным силам свободу действий при развитии основного удара.

Батальоны гибнут, из нескольких сот человек в живых остается только пятеро. Удар основными силами, не без препятствий, развивается стратегически успешно…

…Судьба провозглашенных республик Донбасса, разумеется, не настолько трагична. И поддержка им оказывается не в пример батальонам под командованием майоров Бульбанюка и Максимова. Да и опереточная «украинская армия» — не отлаженный механизм вермахта, тут уж как ни крути.

Но общая моральная дилемма, проблема «выбора позиции», сложившаяся вокруг «стратегической правды командования» и «окопной правды» воюющего Донбасса, совпадает с сюжетом бондаревского романа настолько полно и болезненно, что иногда становится не по себе.

Простейший пример.

Не далее чем 1 февраля Киев устами своего замминистра обороны Игоря Павловского уже и официально признал, что подконтрольные ему военизированные образования ведут наступление на позиции ополченцев в Донбассе. И не менее официально отказался даже комментировать вопрос об отводе тяжелого вооружения.

Судьба быть плацдармом: Дмитрий Лекух о батальонах, которые просят огня

Ни о каком соблюдении Минских соглашений, таким образом, речи уже не идет. Перед нами — новый этап старой гражданской войны.

Постоянный представитель Российской Федерации при ОБСЕ Александр Лукашевич прямо констатирует: мы столкнулись не с какими-то спорадическими акциями. Киевские власти последовательно и планомерно, «метр за метром» (с) продвигаются в серой зоне вдоль линии соприкосновения.

Евросоюз старательно отводит глаза. Наверное, на сегодняшнем этапе трудно ожидать от него чего-то другого.

А Россия...

Большая игра

…Руководство «Большой России», как и в книге Бондарева, со стратегической точки зрения, вполне можно понять.

Идет большая, очень сложная игра. На кону в которой — судьбы не только граждан Российской Федерации, но и, наверное, всего Русского мира.

«Внезапно» возникает кровоточащее «сирийское направление». Успех на котором — и это уже очевидно — позволил России снова стать «мировым геополитическим игроком». Заставил считаться с ее волей обитателей западных столиц. И скажем, резко возросший объем заказов на продукцию отечественного ВПК тут только небольшая «вишенка на торте», приятный «экономический довесок», но не более того.

 

Участники «большой дипломатической игры» выстраивают головоломные комбинации в тихих, покрытых красными коврами коридорах. Как сейчас, с приходом новой администрации в США, будут сложены отношения в «большом треугольнике» Москва–Пекин–Вашингтон? А в «малом» Москва–Тегеран–Анкара?

Все — очень сложно. Все, что называется, «на тоненького». И это нужно совершенно точно понимать.

Судьба быть плацдармом: Дмитрий Лекух о батальонах, которые просят огня

Заключаются временные соглашения, отлаживаются «длинные» союзы с партнерами. Зачастую, как в случае со стратегически важными для Москвы Японией и Китаем, имеющими далеко не самые лучшие взаимоотношения между собой.

Да о чем там говорить: даже откровенно наживающихся на поставках топлива и другой «продукции двойного назначения» в «зону АТО» партнеров по Таможенному союзу не получается одернуть. Возможно, тут есть какие-то «подковерные договоренности»: в этой жизни всякое бывает, и настоящая правда будет раскрыта еще очень нескоро.

Но отключиться, поднять руки, засунуть голову в песок нельзя. Не получится.

Где твое место?

Такова большая игра. Правила в которой ничуть не менее жестоки, чем «законы боя», в котором живые люди стреляют в живых людей.

Но Донбасс-то при этом — продолжает истекать кровью в самом, что ни на есть, прямом смысле этого слова. Прилетают артиллерийские «посылки». Гибнут ополченцы и гражданские.

 

Гибнут те, кого современное русское гражданское сознание совершенно однозначно определяет одним-единственным словом: «наши».

Идет война.

И очень, очень много молодых русских мужчин вновь оказываются перед моральной дилеммой. Она описана советским прозаиком Бондаревым. Мужчины скрипят зубами, решая один-единственный вопрос: где твое место, парень?

Батальоны просят огня.

Загрузка...

Комментарии

Как сам с Донбасса и год там провоевав, я бы с удовольствием поселил туда автора с семьёй. Причём на весь срок - с 2014-го. Мне было бы крайне интересно после этого почитать его статью на эту же тему. Думаю, она бы сильно отличалась от того, что здесь написано.
Отдельно отмечу, что приведенный здесь пример по подлости передёргивания фундаментален. На каком таком направлении РФ сейчас ведёт бои, которые не позволяют ей защищать русских на Донбассе? Торгует с врагами (о чём здесь и написано)? Так это нифига не "война на другом направлении", а просто измена.

Эта статья позволила понять смысл услышанных в дискуссии рассуждений одного сторонника "независимости". По его словам, он от своего деда знает, как русские проводили геноцид украинцев - советское командование на Букринском плацдарме мобилизовало местных украинских крестьян и бросило их в бой именно так, как описано. (Кстати, напрашивается, что имеются в виду Букринский и Лютежский плацдармы, а Днепровск - это Киев). Вначале я думал, что такого быть не может. Оказывается, может, единственная неадекватность - это интерпретация события как геноцида украинцев.

Страницы

Загрузка...