Улыбнуло

Литературная минутка: «Комар»

Я до сих пор не знаю: сколько ножек у комара. Не то четыре, не то пять... Но я прекрасно знаю, что этот кровопийца сделал меня малокровным.

 

Да, да, меня, почти саженного верзилу, меня, четырехпудового увальня, у которого щеки спорили своей краснотой с клюквой ягодой. Хотите - верьте, не хотите - не верьте, мне все равно. Мне достаточно испортили крови, чтобы я стал еще портить ее из-за вашего недоверия – благодарю покорно!

Мы снимали на даче две комнаты рядом. На даче – и рядом. Надо ли говорить, что мы познакомились раньше, чем наша хозяйка успела истратить полученные от нас задатки? Надо ли говорить, что мы - я и она?

Сначала мы говорили. Говорили! Наши языки вращались со скоростью пропеллера... В первую же неделю мы высказали столько, сколько ни один, даже самый болтливый депутат не выскажет за целую сессию.

И за все это время наши мнения ни разу не сошлись.

 



 

Я заявил себя англофилом: она (хотя носила английские блузки и английскую обувь) заявляла себя англофобкой. Я заявлял себя поклонником Канта, она - Конта.
И я уверен, что дело было не в большем ее сочувствии позитивизму, нежели философскому критицизму, а в том, чтобы хоть одной гласной возражать мне. Я восхвалял моноплан, она - биплан.

К концу второй недели, незаметно для себя, я почувствовал, что при виде английского флага у меня сжимаются ладони в кулаки, что из кантианца я стал контистом и у моноплана выросла вторая плоскость.

На третьей неделе мы мало, да и как-то нехотя, говорили, но зато много глядели друг другу в глаза.

На четвертой неделе я случайно заметил у нее на щечке комара. Негодяй в буквальном смысле слова пил ее кровь. Мог ли я остаться равнодушным зрителем?

В первый момент я хотел его задушить собственными руками тут же, на месте преступления, но потом я придумал более утонченную казнь: съесть его живым.

Едва мои губы коснулись ее пухленькой щечки - комар куда-то исчез, а ее маленькие ручки обвили мою шею.

Одним словом... мы поженились.

На первой неделе после свадьбы мы вели себя так, как на четвертой до свадьбы...

На второй...

Короче... На четвертой неделе я снова был англофилом, кантианцем и монопланистом .
На пятой неделе жена моя напилила из меня два куля опилок, извела на мою голову три пуда мыла, около трех метров стальной проволоки на шпильки и высосала около ведра моей крови...

 

Загрузка...

Проклятый комар, ты сделал меня малокровным!

фото: press.lv

Исидор Гуревич, "Юмористическая библиотека Сатирикона". 1912. выпуск 58

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.
Загрузка...
Загрузка...