Аналитика

Горе победителям. Как днепропетровский олигархический клан захватил власть на Украине

В ночь с 21 на 22 июля 2019 года в политической жизни Украины произошёл подлинный переворот: по итогам парламентских выборов власть в стране взял днепропетровский олигархический клан. О политическом значении данного события в своём тексте «Вторые после Брежнева» написал Семён Уралов.

Впервые за историю независимой Украины «днепропетровские» получили всю полноту власти на республиканском уровне: им подконтролен президент Владимир Зеленский, у них простое однопартийное большинство в парламенте и возможность совместно с другими партиями сформировать конституционное большинство. Для тотального контроля над политической жизнью страны не хватает лишь досрочных выборов в местные органы самоуправления, но соратники Зеленского уже ищут правовые способы для проведения ещё одних выборов.

Традиционные конкуренты «днепропетровских» — «донецкие» — повержены и остались без политического представительства, а взошедшая в 2014 году звезда «винницких» с грохотом упала с небосвода — самого Петра Порошенко уже обложили добрым десятком уголовных дел. Коломойский же, ещё недавно отбывавший ссылку в Израиле, схватил Бога за бороду, выиграв в политическую лотерею целую страну.

Фактически финансово-промышленная группа «Приват» во главе с Игорем Коломойским провела тотальную приватизацию Украины. Очевидно, что чаяния и желания украинского избирателя, проголосовавшего за новые лица (их в парламенте ¾), мало интересуют Коломойского. Игорю Валерьевичу куда важнее деньги и власть.

В данном тексте пойдёт речь о том, как за право управлять Украиной сражались «днепропетровские» и «донецкие», для чего нужна власть Коломойскому, а также с какими вызовами придётся столкнуться представителям днепропетровского олигархического клана в ближайшее время.

 

Днепропетровские

Украине в наследство от УССР достались два мощнейших промышленных региона — Кривбасс и Донбасс — Криворожский рудный и Донецкий каменноугольный бассейны. Два эти региона стали промышленной базой для экономики УССР, а также кузницей кадров для СССР и позднее независимой Украины.

После смерти Сталина и отстранения Хрущёва власть в СССР оказалась в руках «днепропетровских» в лице Леонида Брежнева. Украиной же в те времена руководил ещё один «днепропетровский» — Владимир Щербицкий. При нём Днепропетровская область получила ещё один импульс к развитию. К моменту распада СССР более половины кадрового состава украинской исполнительной власти составляли выходцы из Днепропетровска.

Именно Днепропетровская область породила второго президента Украины Леонида Кучму, экс-премьеров Лазаренко и Пустовойтенко, политиков Тимошенко, Тигипко, Турчинова и целый букет олигархов.

Первым президентом независимой Украины был уроженец Ровенской области Леонид Кравчук, опиравшийся на национал-коммунистов, «руховцев», а также нарождавшуюся в те годы «киевскую» группу «Динамо-Киев» Суркисов — она стала основой для появившейся позднее партии СДПУ (о) — и донецких угольных баронов в частности, Ефим Звягильский в 1993–1994 гг. был и. о. премьер-министра. Но Звягильский в силу состояния здоровья был вынужден оставить свой пост Леониду Кучме — бывшему гендиректору ПО «Южный машиностроительный завод». Кучма стал первым «днепропетровским» президентом и пока единственным, кто просидел в своём кресле два срока.

Распад плановой экономики, капитализм как экономическая система, созданная для максимизации прибыли, вместе с политическим хаосом 1990-х при полном одобрении двух Леонидов, Макаровича и Даниловича, создали украинскую олигархию. И если Кучма стал отцом украинской олигархии, то экс-премьер Павел Лазаренко, контролировавший экономику Днепропетровской области, её наставником. Он же привёл в мир крупного бизнеса и большой политики Юлию Тимошенко и Виктора Пинчука (стал зятем Леонида Кучмы) и позволил окрепнуть ФПГ «Приват».

В далёком 1992 году герои данной статьи Игорь Коломойский, Алексей Мартынов, Геннадий Боголюбов и Леонид Милославский, начавшие свой бизнес с импорта электроники на Украину, вместе с ещё одним уроженцем Днепропетровской области, банкиром Сергеем Тигипко создали «ПриватБанк».

 

Триумвират ФПГ «Приват»: Игорь Коломойский, Алексей Мартынов и Геннадий Боголюбов. Ещё один основатель «Привата» — Леонид Милославский — умер от сердечного приступа во время отдыха в Австрии в 1997 году.

В украинском законодательстве нет такой категории, как финансово-промышленная группа (ФПГ), а сам «Приват» является причудливым сочетанием зарегистрированных в разных юрисдикциях сотен юридических лиц, объединённых дружбой и взаимосвязанными корпоративными правами Коломойского, Мартынова и Боголюбова. Для удобства совместный бизнес вышеупомянутых лиц мы будем называть именно ФПГ «Приват».

с 1992 по 1997 год «ПриватБанком» управлял Сергей Тигипко. Банк стал сердцем империи Коломойского и соратников — он использовался для кредитования активов ФПГ. В 1997 году Тигипко покинул «Приват», уйдя на «повышение» в украинское правительство, но получил от ФПГ свою долю, что позволило ему создать свою бизнес-империю. Ближе к концу 2000-х он сблизился с «донецкими», но о каких-либо конфликтах между Тигипко и «Приватом» не известно.

ФПГ здорово помог Павел Лазаренко, разрешивший «Привату» поставлять горюче-смазочные материалы и топливо в Днепропетровскую область. Это направление стало одним из основных для ФПГ. Тогда же «Приват» стал снабжать топливом Орджоникидзевский ГОК в обмен на марганцевую руду, которую ФПГ отправляла на экспорт. Это и обусловило повышенный интерес олигархов к ферросплавам и марганцу, которые стали вторым по важности направлением их бизнеса.

В политику в конце 1990-х — начале 2000-х «Приват» особо не вмешивался: группа собирала активы. До 2019 года удалось сохранить почти всё, что приносило прибыль, кроме «ПриватБанка», который национализировали под давлением МВФ. Часть активов оказалась под арестом, но не была отчуждена у ФПГ в пользу государства. Мало того, в ряде случаев Коломойскому благодаря арестам имущества удалось оздоровить свои активы.

* По данным материала «Частная империя. Что на Украине принадлежит олигарху Коломойскому».

** В 2015 году на волне конфликта Коломойского с Петром Порошенко украинский парламент создал правовые условия для отстранения менеджмента Коломойского от управления «Укрнафтой» в результате чего актив стал контролировать «Нафтогаз Украины». «Приват» в 2015 году подал иск в Стокгольмский арбитраж к «Нафтогазу» с требованием выплатить дивиденды и штрафные санкции на сумму порядка 4,7 млрд долларов.

Звёздный час «днепропетровских» в украинской политике закончился с утратой Павлом Лазаренко власти. С 1997 года года он в силу своих неуёмных политических и экономических аппетитов вошёл в конфликт с Леонидом Кучмой, которому проиграл в феврале 1999 года, и отправился в эмиграцию, а позднее оказался в застенках американской миграционной тюрьмы.

В 1999–2001 годах премьер-министром был Виктор Ющенко (на него сделала ставку обиженная на Кучму часть «днепропетровских»), который позднее стал основным оппонентом как Кучмы, так и его преемника — Виктора Януковича, представителя донецкого клана, на который Кучма решил опереться в качестве противовеса «днепропетровским». Политическая «дочка» Лазаренко — Юлия Тимошенко — стала вице-премьером в правительстве Ющенко, а затем вошла в оппозицию к Кучме. Другой ученик Лазаренко —  Виктор Пинчук — с 1997 года состоял в незарегистрированном браке с дочерью Кучмы, а в 2002 официально оформил свои отношения с Еленой Франчук.

В начале 2000-х период единства «днепропетровских» закончился: Тимошенко вошла в длящийся конфликт с «донецкими», стоивший ей в итоге двух с половиной лет лишения свободы в Качановской колонии, а Пинчук с окончанием второго срока президентства своего тестя надолго ушёл из политики.

* По данным материала «Карточный домик Виктора Пинчука».

Примечание: металлургическое и медийное направления бизнеса Пинчука управляются его инвестиционно-консалтинговой группой EastOne.

В 2019 году «днепропетровские» — это основатели ФПГ «Приват», Юлия Тимошенко и Виктор Пинчук. Данные лица тесно связаны между собой как политическими, так и бизнес-интересами. В разное время они вступали в ситуативные союзы с другими олигархами, но «днепропетровскими» от этого быть не переставали.

Так, получить контроль над «Укрнафтой» в обмен на финансирование планируемой избирательной кампании Леонида Кучмы «Привату» помог его коллега по днепропетровскому клану Виктор Пинчук в 2003 году. Он же является партнёром «Привата» по ферросплавному бизнесу, которым лично не управляет. В 2010 году закрепить контроль над «Укрнафтой» Коломойскому помогла Юлия Тимошенко. В газовой сфере партнёром «Привата» является экс-нардеп Виталий Хомутынник.

В 2010 году президентом Украины стал «донецкий» — Виктор Янукович — и взошла политическая звезда Рината Ахметова — человека, объединившего вокруг себя своих земляков-олигархов. Казалось, что «днепропетровские» окончательно проиграли Украину.

 

Донецкие

Донбасс из-за своей тяжёлой промышленности и угольных шахт наравне с Кривбассом стал ещё одной всесоюзной кузницей кадров, а первым ярким всесоюзным представителем данного клана можно назвать Александра Засядько — министра угольной промышленности СССР. Затем неформальным главой «донецких» стал первый секретарь Донецкого обкома компартии Владимир Дегтярёв. В позднем СССР главой клана стал Ефим Звягильский, который прошёл путь от простого шахтёра до директора шахтоуправления «Куйбышевская». В 1990 член КПСС Ефим Звягильский был избран народным депутатом Украины и в парламенте занялся лоббированием интересов угольной отрасли. Именно он во время рассмотрения госбюджета на 1993 год заявил с трибуны Рады, что Донбасс никому не дано поставить на колени.

Однако, как указывалось выше, и. о. премьер-министра Звягильскому из-за скверного состояния здоровья пришлось уступить власть Леониду Кучме, а самому отправиться в эмиграцию в Израиль. Так закончилось первое пришествие «донецких» в украинскую власть. Главой клана на время стал Владимир Щербань.

В 1992 году, параллельно с активностью Ефима Звягильского, в самом Донбассе местный криминальный авторитет и хозяин ФК «Шахтёр» Ахать Брагин стал генеральным директором фирмы «Люкс», а его помощниками были Ринат Ахметов и Борис Колесников.

Сходной властью и капиталом обладал другой уроженец Донбасса — Евгений Щербань, главный акционер холдинга «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД). Брагин и Ахметов контролировали сбыт водочной продукции Щербаня в России.

«Индустриальный союз Донбасса» возглавили Сергей Тарута и Олег Мкртчан. Первый после 2014 года успел побыть губернатором половины Донецкой области. Второй в феврале 2018 года по решению Басманного суда Москвы отправился в СИЗО по обвинению в мошенничестве и хищении части средств, выданных ИСД российским Внешэкономбанком. ФПГ «ИСД» к 2019 году потеряла политическое представительство и большую часть своих активов, оставшихся в ЛНР и ДНР.

В 1995 году на стадионе «Шахтёр» в результате покушения Брагин гибнет, а его сменщиком становится Ринат Ахметов. Год спустя в донецком аэропорту убили Щербаня.

Ахметов быстро оказался владельцем значительной части собственности Щербаня, а также собственником активов Брагина. В 1997 году Виктор Янукович становится губернатором Донецкой области, а бывший мэр Донецка Владимир Рыбак возглавляет Партию регионального возрождения Украины, которая в 2001 году переименовывается в Партию регионов. Сам Ахметов в 2000 году создаёт ЗАО «Систем Кэпитал Менеджмент» (СКМ), которая объединяет все его активы и становится одной из мощнейших ФПГ Украины.

Второе пришествие «донецких» во власть началось в тот момент, когда Леонид Кучма расправлялся с угрожавшим ему Павлом Лазаренко. И помогли ему в этом «киевские» в лице братьев Суркисов и Виктора Медведчука, а также «донецкие» во главе с Ринатом Ахметовым. В 2002 году Ющенко теряет пост премьер-министра, его сменяет Виктор Янукович. Год спустя Янукович сменяет Николая Азарова с поста главы Партии регионов. В 2005 году Янукович в третьем туре президентских выборов проигрывает Виктору Ющенко, но уже с лета 2006 по конец 2007 года вновь возвращается во власть, заняв пост премьер-министра.

Золотые времена для «донецких» и Ахметова длились с марта 2010 по февраль 2014 года, когда президентом Украины был Виктор Янукович, а парламент контролировала коалиция из Партии регионов и коммунистов.

Примечание: частью активов в металлургии, коксохимии и добыче железной руде Ахметов владеет вместе с Вадимом Новинским.

Впрочем, Партия регионов образца 2012 года оказалась весьма рыхлым образованием, а сам донецкий клан представлял собой конгломерат из бизнесов «семьи» Виктора Януковича, активов Рината Ахметова, Бориса Колесникова, Андрея Клюева, группы Фирташа — Лёвочкина и множества других примкнувших к «донецким» сил. И эта рыхлость привела «донецких» к политическому краху в 2013–2014 гг.

*По данным рейтинга Forbes и издания «Новое время».

Как видно, звезда «донецких» начала восходить с 2007 года, уже во времена президентства Виктора Ющенко. Годом ранее, в 2006 году, лишь один Коломойский без учёта Боголюбова и Мартынова был богаче Ахметова.

Но уже с 2011 года Ахметов — ключевой спонсор Виктора Януковича и Партии регионов — стал самым богатым человеком Украины. В 2014 году его империю подкосила война. Олигарх утратил свой базовый регион — часть Донецкой области, где возникла ДНР, но сохранил оставшийся бизнес на территории Украины.

2016 год был для Ахметова критическим: его состояние упало до 2,3 млрд долларов. В это время начал разгораться конфликт между Коломойским и Порошенко: Игорь Валерьевич лишился контроля над «Укрнафтой», потерял контроль над Одесской областью (ею управлял его подчинённый родом из Волыни Игорь Палица) и в итоге остался без «ПриватБанка», а затем отправился в эмиграцию, сначала в Швейцарию, а после в Израиль.

Однако Коломойскому и его соратникам удалось сохранить под своим контролем свой базовый регион — Днепропетровскую область. Немалая заслуга в этом принадлежит Геннадию Корбану, стоявшему у истоков создания так называемых добровольческих батальонов, которые неправовыми методами расправились со всеми противниками ФПГ.

Пока Коломойский был вынужден скрываться от Порошенко за пределами Украины, Ахметов стал одним из бизнес-партнёров бывшего украинского президента и сумел поправить своё имущественное состояние за счёт угольной схемы «Роттердам+» и перераспределения электроэнергетических тарифов в пользу тепловой генерации.

В 2017 году это позволило Ахметову удвоить своё состояние, даже несмотря на полную утрату контроля над своими активами в ДНР (их республики фактически национализировали после начала блокады со стороны Украины). В 2018 году Игорь Коломойский сетовал, что Ахметов контролирует треть украинского ВВП и половину валютной выручки.

«Донецкие» же раскололись в 2018 году: от переформатированной в 2014 году в «Оппозиционный блок» бывшей Партии регионов откололась группа Бойко — Рабиновича, создавшая с Медведчуком проект «Оппозиционная платформа — За жизнь» (ОПЗЖ). «Оппозиционный блок» оказался в заложниках Рината Ахметова (бизнес-партнёра Петра Порошенко), тогда как ОПЗЖ позиционировала себя как идеологическую партию, что позволило ей пройти в парламент в отличие от исповедовавшего идею «промышленного-экономического патриотизма» «Оппоблока». Провалились и альтернативные проекты Ахметова: Радикальная партия Олега Ляшко, «Сила и честь», а также Партия Шария. В новом парламенте у Ахметова всего 7 депутатов-одномандатников.

Таким образом, ключевое отличие между «днепропетровскими» и «донецкими» в том, что первые сохранили контроль над своим регионом и его промышленными активами, тогда как вторые его утратили. «Днепропетровские» смогли создать свой популистский политический проект «Слуга народа» во главе с комиком Зеленским, который и позволил им провести в парламент не только своих сторонников из ранее совершенно бесперспективной партии «Укроп», но множество других лиц, в частности представителей средней региональной буржуазии.

Конфликт с Порошенко сыграл «днепропетровским» на руку, тогда как «донецких» в лице Ахметова погубил коллаборационизм с властью. Однако, несмотря на головокружительный успех и невероятные экономические перспективы, политические проблемы «днепропетровских» только начинаются.

 

Горе победителям

Главное различие между олигархическими рокировками 1990-х и начала 2000-х годов с текущей сменой власти состоит в том, что тогда украинские олигархи отличались куда большей субъектностью, чем сейчас, а комплекс накопившихся социально-экономических и политических проблем не был настолько большим. Не играл особой роли и фактор геополитики: при первом сроке Кучмы Украина вполне успешно проводила многовекторную политику.

Однако неспособность кланов договориться между собой и выставить арбитра, способного ограничивать «хватательные» рефлексы олигархии, эгоизм представителей кланов, пытавшихся сконцентрировать в своих руках всю полноту власти, а также привычка привлекать «помощников» извне для решения внутренних проблем привели к двум цветным революциям.

«Оранжевая революция» — это бунт одной части «днепропетровских» при поддержке США против Кучмы, Пинчука и «донецких». Майдан 2013–14 гг. начался с раскола в Партии регионов (архитекторами «бархатной» части Майдана были Фирташ и Лёвочкин), а закончился полноценной гражданской войной. И противниками «донецких» стали «днепропетровские»: Тимошенко, выйдя из колонии, сразу оказалась на Майдане, которому Коломойский оказывал финансовую поддержку.

Победа «Слуги народа» им. Коломойского и его партнёров — пример того, как антиэлитная волна смыла практически всех старожилов украинской политики, кроме тех, кому удалось закрепиться в идеологизированном ядре ОПЗЖ.

И вся полнота власти ставит перед «днепропетровскими» множество проблем, требующих скорейшего разрешения. Промедление же рискует очень быстро обнулить рейтинг Зеленского, а вместе с ним и «Слуги народа».

Во-первых, требует решения проблема Донбасса и выполнения политической части «Минска-2». Позиция новой власти по «Минску-2» совершенно непонятна. Коломойский неоднократно говорил о том, что «нет никакой российской агрессии, есть гражданская война». Позиция Зеленского колеблется вместе с генеральной линией его советников и внутриполитической конъюнктурой.

Во-вторых, огромные проблемы у Украины с транзитом газа. 1 января 2020 года прекращает действие контракт между «Нафтогазом» и «Газпромом», а переговоры между двумя компаниями не ведутся. «Нафтогаз» в лице топ-менеджеров Коболева и Витренко надеется взыскать с «Газпрома» деньги по искам в Стокгольмском арбитраже и морально готовится к газовой войне с Россией с последующими проблемами с транзитом газа.

Всё это грозит заморозить украинские города с началом нового отопительного сезона.

В-третьих, серьёзнейшие проблемы и с украинской электроэнергетикой: половина украинских энергогенерирующих мощностей отметила своё 40-летие. В период с 2025 по 2040 год на Украине из эксплуатации нужно будет вывести порядка 20–25 ГВт энергогенерирующих мощностей — около 80 % от существующих. Если перевести это с языка цифр на язык электростанций, то закрыть придётся все блоки АЭС (13,8 ГВт) и ещё множество тепловых блоков совокупной мощностью в 11 ГВт.

Предшествовать этому будет нарастание проблем с электро- и теплоснабжением. Например, оборудование энергосистемы Киева монтировалосьв 1960-х, а один из котлов теплоснабжения Киева изготовлен в 1920-х.

Для обновления системы энергоснабжения потребуются колоссальные средства, которые неоткуда взять. Даже если предположить, что случится экономическое чудо и ВВП Украины начнёт расти двузначными темпами, то весь его рост уйдёт на погашение внешнего долга — таковы были условия реструктуризации долгов Украины.

В-четвёртых, огромные проблемы с государственным долгом — Пётр Порошенко в попытках переизбраться на второй срок провёл масштабные заимствования, которые и без того осложнили проблему.

 

К декабрю 2018 года Украина задолжала всем кредиторам 74,3 млрд долларов.

В-пятых, никуда не делись «уставшие» мосты и падающие путепроводы: украинская инфраструктура требует колоссальных денежных вложений. Катастрофической является ситуация с транспортной инфраструктурой, доставшейся Украине в наследство от УССР. 25 лет в неё не вкладывались деньги: всё эксплуатировалось на износ. Запас прочности железных дорог — 3–4 года, а изношенность половины железнодорожной сети страны такова, что движение составов делает возможным со скоростью не выше 20–30 км/час. Существует риск прекращения пригородных пассажирских перевозок в течение двух лет, а междугородних — в течение пяти лет.

В-шестых, катастрофической является ситуация с трудовыми ресурсами: МВФ предрёк Украине потерю трети трудовых ресурсов в ближайшие 30 лет. И это, пожалуй, весьма оптимистичный прогноз. В ближайшее время развернётся очередная схватка за украинских гастарбайтеров: в борьбу за украинских рабочих включилась Германия, которая будет вымывать украинцев из Польши, а также Россия, системно упрощающая процедуру получения своего гражданства для украинцев. Продолжающийся отток трудовых ресурсов неизбежно приведёт к обрушению существующей солидарной системы пенсионного обеспечения.

В-седьмых, проблемой станут и аппетиты новой власти: есть риск, что она не сможет адекватно оценить экономическое состояние страны и соотнести его со своими потребностями. Пока что первый кандидат на «раскулачивание» — Пётр Порошенко: 8%-ный рейтинг его маргинальной партии вместе с абсолютной ненавистью и давними счётами с «днепропетровскими» обещает превратить уголовное преследование экс-президента в политическое шоу. Данное шоу вместе с уголовным преследованием соратников Порошенко будет использоваться властью «Слуги народа» для сглаживания негативных эффектов от своих управленческих провалов и бездеятельности.

Попытки серьёзно «раскулачить» Ахметова могут привести к совершенно непредсказуемым последствиям. Хоть олигарх и остался без политического представительства, но он продолжает контролировать важнейшие секторы украинской экономики.

Кроме того, проблемой будут и пока что совершенно не прогнозируемые факторы. В частности, нет понимания по следующим вопросам:

  1. Будет ли коалиция между «Слугой народа» и «Голосом» Вакарчука, чья задача — ограничить пространство политического манёвра Зеленского и удержать его в тех же рамках, в которых был Пётр Порошенко в 2014–2019 гг.
  2. Кто будет новым премьер-министром и каким будет влияние МВФ на экономическую политику новой украинской власти.
  3. На сколько вырастут тарифы на газ и электроэнергию, а также на сколько сократят объёмы субсидий населению на оплату услуг ЖКХ.
  4. Будет ли запущен рынок земли и если да, то в каком виде и насколько агрессивно будет проводиться новое огораживание.
  5. Какой будет политика Вашингтона и Евросоюза по отношению к Украине и Коломойскому лично.
  6. Удастся ли «днепропетровским» провести полную перезагрузку местной власти или она будет лишь частичной.
  7. Пожелает ли Коломойский вернуть контроль над «ПриватБанком» или попытается выбить из государства многомиллиардную компенсацию.

Однако 254+ депутата «Слуги» прошли в парламент лишь благодаря умелой эксплуатации антиэлитной волны, и лишь единицы из них обладают собственным политическим рейтингом. Остальные вошли в парламент исключительно благодаря Зеленскому-Голобородько, эксплуатировавшему в конце избирательной кампании образ «крепкого хозяйственника» Александра Лукашенко.

Если Пётр Порошенко смог достаточно долго перекладывать экономические проблемы на правительство, обнулив рейтинги Арсения Яценюка и Владимира Гройсмана, то Зеленский, позиционируя себя украинским Лукашенко, взваливает на себя проблемы, которые он в принципе неспособен решить. И эти проблемы приведут к быстрой потере рейтинга, падение которого президент попытается остановить с помощью уголовного наказания предшественников, посадок коррупционеров, борьбы с контрабандой или совершения иных имиджевых шагов, например отмены депутатской неприкосновенности.

Однако в определённый момент проблемы Зеленскому начнёт преподносить его же фракция В депутатском корпусе Верховной Рады в 2014 г. была группа «семьи» президента Виктора Януковича (49 человек), группа Рината Ахметова (40 человек), группа Дмитрия Фирташа (28 человек), группа Андрея Клюева (18 человек), группа Сергея Тигипко (5 человек), группа Игоря Коломойского (6 человек), группа Виктора Пинчука (6 человек), Петра Порошенко (5 человек) и так далее. «Слуга народа» представляет собой такое же рыхлое и крайне разнообразное в идеологическом плане образование, которое будет раскалываться по мере снижения рейтинга Зеленского.

Какие группы влияния в «Слуге народа», покажет время, однако фракция такого размера неизбежно будет достаточно рыхлой и склонной к расколам. Однако как минимум 30 человек из «Слуги» — люди Коломойского.

Проблемой для нового парламента станет и Ахметов: для самого богатого человека в олигархической Украине 7 депутатов-мажоритарщиков — совершенно ненормально. Но ничто не мешает Ахметову докупить себе депутатов из «Слуги народа». Партия «днепропетровских» на ¾ состоит из новых людей, которые никогда не были в парламенте и ничего не понимают в политике. Кроме того, многие из них никогда не видели тех денег, которые привыкли получать старые депутаты за голосования в интересах олигархов. Поэтому ещё до оглашения итогов выборов стали курсировать слухи о том, что Ахметов ищет способ купить себе около 40 депутатов, предлагая каждому по 40 тыс. долларов ежемесячно. Несложно подсчитать, что один депутат обойдётся в 2,4 млн долларов за 5 лет. Всего на 40 «штыков» Ахметову за 5 лет придётся потратить 96 млн долларов. Для самого богатого человека страны это вполне приемлемые деньги.

Понятно, что «днепропетровские» не могут не понимать масштаба угрозы и уже предпринимают действия по предотвращению возможных сделок аренды депутатов: отправляют своих депутатов в лагерь, где их будут превращать в единую команду, придумывают законные и не очень способы принуждения депутатов к партийной дисциплине. Депутаты, вкусив лёгкие деньги, естественно, будут всячески уклоняться от попыток ограничения своих прав и свобод, в том числе права брать деньги за нажатие на нужные кнопки.

Поэтому в новом парламенте будут разворачиваться интересные процессы: депутаты попытаются максимально обогатиться на голосованиях в интересах «донецких», тогда как «днепропетровские» будут защищать своё право собственности на «слуг народа». И чем хуже будут идти дела у Зеленского, тем больше будет соблазн у его депутатов перебежать к «донецким».

Плюс всегда остаётся вариант некоего сближения между Ахметовым и «Оппозиционной платформой» в случае, если схему с подкупом не удастся реализовать в полной мере. Деньги, как известно, не пахнут. Особенно в украинской политике.

Загрузка...

 

***

Впрочем, пока Игорь Коломойский занят тем, что берёт под контроль все существовавшие при Порошенко схемы обогащения. В частности, уже посадил своего человека на угольное направление, в интересах Никопольского завода ферросплавов остановил выплаты производителям «зелёной» электроэнергии, через суд ограничил полномочия НАБУ в интересах Запорожского завода ферросплавов. Задача Коломойского — защитить свои интересы в ферросплавной промышленности, которая пострадает от введения новой модели расчётов за электроэнергию. И стоит признать, что Коломойскому это удаётся.

Пока Владимир Зеленский будет создавать виртуальное государство в СМИ, а депутаты «Слуги народа» — голосовать за спущенные им законопроекты, Коломойский с партнёрами будет восстанавливать былое могущество ФПГ «Приват».

И единственные реальные враги «Привата» внутри Украины — паталогическая недоговороспособность Коломойского и время, которое работает не на «Приват». Поэтому не стоит думать, что власть «днепропетровских» над Украиной установится навсегда: украинская олигархия всегда находила способы объединиться против своего же чрезмерно усилившегося конкурента по классу. А противники у «днепропетровских» были всегда, и им достаточно делать лишь то, что делал Коломойский с 2016 по 2019 год: ждать, пока их оппонент своими деяниями обнулит свой политический рейтинг, и заниматься партийным строительством.

фото: sonar2050.org

Иван Лизан