Аналитика

Перехитрит ли Киев Москву?

Примечательные события произошли на Украине в последнее время вокруг минского урегулирования. После массового майдана в Киеве и срыва согласованного в Минске разведения вооружённых сил сторон 9 октября состоялась вторая встреча группы карателей «АТО» и неонацистов с Зеленским.

Первый замминистра по делам ветеранов Антон Колумбет сообщил, что «...не думаю, что кто-то кого-то убедил». А на днях состоялась многочасовая пресс-конференция Зеленского, где он прояснил планы Киева в отношении «формулы Штайнмайера» и минских соглашений. Среди сторонников ДНР/ЛНР появились опасения, что в процессе мирного урегулирования Киев вместе со своими западными партнёрами перехитрит Россию и республики и нанесёт ущерб интересам Русского мира...

«Формула Штайнмайера», как она есть – это формула поэтапного выполнения Минских соглашений в условиях неготовности Киева реализовать все свои обязательства по «Комплексу мер...». Она не вносит ничего принципиально нового в Комплекс мер, расписывая крупные шаги сторон, которые в условиях недоверия трудно согласовать, на более мелкие. Поэтому подозрение в некоем заговоре против ДНР/ЛНР безосновательно. Неудивительно, что «формулу» критикуют те, кто в принципе против Минских соглашений.

Конечно, с точки зрения абсолютно справедливого разрешения гражданского конфликта на Украине после госпереворота, вся Новороссия (как минимум) должна была самостоятельно решать вопрос своего государственного статуса. Но как раз условий для такого решения никогда не существовало.

За исключением Донбасса (и Крыма) массовых выступлений против киевской хунты в других областях по разным причинам не было. Наиболее значимыми очагами сопротивления стали Харьков и Одесса, были заметные выступления в Запорожье и ряде других городов Новороссии, но героические действия русских активистов там были боями в «окружении превосходящих сил противника».

Неоднократный серьёзный и разносторонний экспертный анализ (с конкретными подсчётами потерь и рисков) ситуации показывал, что, даже в ситуации прямой военной поддержки Россией местных разрозненных движений против киевской хунты гарантированные риски, угрозы и потери намного превосходили смутный и при этом весьма негарантированный результат.

Разгромить киевских боевиков весной и летом 2014 года не было проблемой. Проблемой, притом нерешаемой, стало бы удержание территории – масштабное сопротивление во всех возможных формах, начиная с вооружённой партизанщины и заканчивая саботажем и массовым неповиновением даже на Юго-Востоке, где ситуация была далеко не однозначна, не говоря уже о центральном и Галицко-Волынском регионе. Итогом была бы необходимость содержать за счёт российского бюджета минимум 20-миллионную хаотизированную и слабоуправляемую огромную территорию с остановившейся экономикой и со всеми вытекающими для России последствиями...

Для всех непредвзятых экспертов, наблюдавших в то время ситуацию изнутри, это было очевидно с самого начала.

Вопрос следует ставить о том, что была реальная возможность заключить первые Минские соглашения (а именно они определили существующую ситуацию вокруг ДНР/ЛНР) на более выгодных условиях. Например, включить в состав ДНР/ЛНР важнейшие промышленные города и сельхозтерритории на севере Донецкой и Луганской областей, что сделало бы республики экономически более самодостаточными. И это сейчас был бы критически важный фактор в принуждении Киева к диалогу.

Существующие Минские соглашения не оптимальны, но в случае своего полного выполнения дают главное: устанавливают на Донбассе, как важной части Русского мира – мир, дают признание Киевом автономии ДНР/ЛНР, и, следовательно, налаживание нормальных экономических отношений с ними, делают шаг к восстановлению нормальных отношений между Украиной и Россией. А этот последний пункт критически важен для освобождения Малороссии-Украины, как части Русского мира от нацистско-бандеровского влияния.  

В соответствии с «Комплексом мер...» республики становятся фактически самоуправляющимися (автономными) территориями, которые смогут реализовать свою русскую идентичность и торгово-экономическую ориентацию на Россию, т.е. делать всё то, что они делают с осени 2014 года, только уже в мирных условиях. Ни в одном пункте соглашения не отдают территорию республик под фактическийконтроль Киева.

Гарантом сохранения автономии от Киева будут силовые структуры, подчинённые Донецку и Луганску, что также определено «Комплексом мер...». Такой гарантией является и твёрдая позиция России в минском процессе.

Сейчас стоит вопрос о реальных намерениях Киева в донбасском урегулировании. В соответствии с предвыборными обещаниями, ему нужны быстрые успехи в деле окончания войны.

В отличие от Порошенко, Зеленский, похоже, свою миссию видит в прекращении войны и экономических успехах, а не в нагнетании милитаристского психоза для удержания власти. Но и выполнять политические пункты Минских соглашений, прописанные в «Комплексе мер...» он лично и его команда не готовы.

И пока все манёвры Киева сводятся к поиску решения, которое бы соблюдало эти два условия. Отсюда множество планов и вариантов, вплоть до возвращения к порошенковской блокаде Донбасса с полным отгораживанием от него некой «стеной», и пр.

Сейчас Киев хочет быстрее решить вопросы безопасности, создав благоприятную атмосферу для пересмотра своих политических обязательств с согласия России и иных участников «четвёрки». Успешный обмен пленными действительно ускорил движение Киева к разведению сторон и к политическому урегулированию.

Далее, для торга по политическим пунктам ему необходима «нормандская встреча». Речь идёт как минимум о серьёзном урезании полномочий ДНР/ЛНР в рамках особого статуса и о выборочной амнистии. «Автономия – это и есть отделение Донбасса. Я не готов давать Донбассу статус автономии», было сказано Зеленским на недавней большой пресс-конференции. Он сказал, что хочет изменить закон об особом статусе Донбасса, обозначив там некие «красные линии».

Согласие на «формулу Штайнмайера» означает, что Киев согласился, пока на бумаге, на выборы в ДНР/ЛНР с признанием их результатов в условиях отсутствия своего контроля над украино-российской границей в ДНР/ЛНР. И это уже прогресс. И согласился на особый статус Донбасса, который он при этом хочет существенно урезать.

Однако Зеленский хочет поставить ещё до выборов украино-российскую границу в ДНР/ЛНР под контроль неких миротворцев; для наблюдения за выборами ввести в республики украинских полицейских; вывести с Донбасса мифические российские войска (а поскольку таковых нет, речь будет идти о роспуске вооружённой милиции республик), но пока не вводить украинские.

Т.е. выборы будут проходить при неконтролируемой ДНР/ЛНР границе и отсутствии у них собственной вооружённой милиции, как гаранта соблюдения особого статуса. Очевидно, что всё это лишь мягкая версия порошенковских предложений по ликвидации ДНР/ЛНР. А стремление урезать полномочия республик прямо противоречит пунктам «Комплекса мер...», где такие полномочия определяются детально и по пунктам.

В итоге, согласившись на разведение сторон и «формулу Штайнмайера», чтобы начать торг по политическому статусу Донбасса, Зеленский тут же выдвигает предложения, которые ослабляют обязательства Киева и по минским соглашениям, и по «формуле Штайнмайера». И это похоже на сознательные попытки «водить за нос» остальных участников нормандского формата.

Однако заметное стремление киевской власти завершить конфликт на Донбассе и некоторые положительные сдвиги в позиции Киева являются основанием для более настойчивой и терпеливой работы по продвижению Минских соглашений. 

Виктор Пироженко

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.