Аналитика

Троянские кони «Укроборонпрома»

В нашей стране характерными особенностями в торговле оружием стали тотальное воровство и беспрецедентное крысятничество.

Для двух президентов Украины государственный сектор оборонно-промышленного комплекса, львиная доля которого объединена в госконцерн "Укроборонпром", стал своеобразным тестом на лояльность к коррупции, разворовыванию средств государственного бюджета, выводу в теневой оборот прибыли от внешнеэкономических контрактов. 

 

А также к дерибану за бесценок активов и земли госпредприятий, уничтожению научной и научно-технической базы оборонно-промышленного комплекса, ликвидации целых направлений оборонки, создающих потенциал в сфере разработки и производства современных видов вооружений, военной и специальной техники.

Станет ли "Укроборонпром" и зарождающийся в муках частный сектор оборонной промышленности своего рода "Голгофой" для президента Владимира Зеленского, можно будет судить в скором времени, поскольку первые кадровые решения главы государства и задекларированные его командой "реформаторские" потуги вызывают больше вопросов, чем ответов.

Пока же от президента и некоторых лиц из его окружения идут сигналы, что коррупционные схемы в оборонке генерировались из президентского кабинета, а поскольку теперь этого нет, то и коррупции в этой сфере не будет. 

Понятно, что Владимиру Зеленскому понравилась роль доброго волшебника, исполняющего любые чаяния подданных. Взмахом волшебной палочки взял и уничтожил коррупцию. Щелчком пальцев заставил генерального директора "Укроборонпрома" П. Букина сделать невозможное — погасить долги по зарплате работникам Николаевского судостроительного завода, одновременно возведя его в ранг самого эффективного менеджера в оборонной промышленности с перспективой сохранения за ним должности. Знает ли Владимир Александрович, что долги по зарплате погасили за счет других предприятий концерна? 

Военно-техническое сотрудничество и торговля оружием всегда были во многих странах сферой бизнес-интересов президентской властной вертикали. 

В нашей стране характерными особенностями в торговле оружием стали тотальное воровство и беспрецедентное крысятничество. Опасаюсь, что победа над коррупцией лишь в президентском кабинете мало что изменит. В долю президенту входить не нужно, а вот в тему – обязательно. Иначе доли просто перераспределят. 

Краткий курс схемотехники в оборонке…

Президенту открою секрет Полишинеля: отнюдь не все истоки схем воровства и коррупции находились в главном кабинете на Банковой. Это колоссальное заблуждение! Торговля оружием всегда была закрытой темой, и до недавнего времени большинство высших должностных лиц государства, включая даже В.Януковича, не имели представления о суммах теневых доходов отечественных оружейных баронов. 

Беглый президент В. Янукович и три назначенных им руководителя "Укроборонпрома" — Д.Саламатин, С.Громов и Д.Перегудов — оставили после себя невосполнимые потери международных рынков вооружений и военной техники, разворовав при этом средства от внешнеэкономических контрактов, выводя по офшорным схемам за рубеж многомиллионные суммы от продажи оружия. 

Достаточно лишь упомянуть провал так называемого Иракского контракта на перевооружение армии Ирака. Напомню, что уголовное производство по этому контракту, которое ведется с конца 2013 г., начатое еще в каденцию и по инициативе ростовского беглеца, тянется уже почти шесть лет. Многие фигуранты этого процесса уже давно потратили украденные у государства многомиллионные суммы на себя любимых и даже не вспомнят названия офшоров, через которые они выводились за рубеж, хотя отвечать за убытки и воровство по подобным международным контрактам придется государству Украина, и не чиновникам оборонки, а конкретно нам — налогоплательщикам. Провал Иракского контракта привел к тому, что мимо украинской оборонной промышленности пролетело потенциальных заказов еще на 2,5 млрд долларов. Как оценить этот ущерб? 

А что случилось с затонувшим у берегов Греции судном с большой партией украинского оружия, предназначавшегося, вероятнее всего, для Ливии? Кто-то из следователей помнит имена, пароли, явки бывших и настоящих должностных лиц предприятий-спецэкспортеров, причастных к организации этой "утонувшей" сделки? Мне не удалось обнаружить уголовного производства по этому факту ни в многочисленных правоохранительных органах, ни в спецслужбах, ни даже малейшего намека на проведение следственных действий по Ливийскому контракту.

Разборки по Индийскому контракту на модернизацию самолетов для ВВС Индии затрагивают каденцию уже четырех президентов Украины. На сегодняшний день даже сложно подсчитать, сколько "едоков" из числа спецэкспортеров и предприятий "Укроборонпрома" и какие суммы откусили от этого контракта. 

В отличие от своего предшественника В.Ющенко, непосредственно курировавшего поставки оружия в Грузию, В. Янукович сильно разнервничался лишь в одном случае — когда узнал о "крысятничестве" в оружейных сделках со стороны Д.Саламатина. При этом команда прокуратуре о начале уголовного производства в отношении бывшего министра обороны последовала лишь в конце 2013 г., после того как один из "благодарных" почитателей еженедельника "ЗН. Украина" показал президенту цикл опубликованных статей по Иракскому контракту ("Геометрия иракской сделки", "Багдадские воришки"). 

Надо отметить, что сильным разнообразием схем и масштабностью теневых оборотов, кроме отмеченных выше, правоохранительные органы и фискальную службу дельцы от оборонки в то время не баловали. С большой натяжкой мне удалось насчитать, помимо банальных хозяйственных преступлений и неуплаты налогов, две-три схемы. Но тогда еще не было войны…

 

Я уеду жить в Лондон…

С легкой руки П.Порошенко понятия "мародеры" и "мародерство" стали неотъемлемой частью лексикона украинских граждан.

В статье "Деньги, подпись, два ствола…" в конце декабря 2015 г. я процитировал слова главы государства, назвавшего действия чиновников Госэкспортконтроля, требовавших взятку с оборонного предприятия, мародерством. Не прошло и четырех лет, как это понятие стали связывать с командой самого Петра Алексеевича. Стоит ли вспоминать, что у бывшего главы государства материалы журналистского расследования, связанного с обнародованием фактов мародерства и фамилий мародеров на крови в оборонке, фактически свели на нет начинавшуюся на бравурной ноте предвыборную президентскую кампанию, барражировавшую на финишной прямой уже в зоне импичмента. 

Можем ли мы хоть немного надеяться, что анонсированная все еще пребывающим на посту главным законником страны финишная прямая следствия завершится судебными разбирательствами о масштабной коррупции в оборонной промышленности? Даже поверхностный анализ большей части из 480 упомянутых Ю.Луценко уголовных производств свидетельствует о том, что системность и масштабность, а также всестороннюю государственную поддержку, как это ни странно звучит, коррупционные и теневые схемы приобрели именно в каденцию предыдущего президента и охватывают на сегодня и государственный, и частный сектор оборонно-промышленного комплекса Украины. 

Мне удалось насчитать по меньшей мере восемь устойчивых схем разворовывания государственных средств и материальных ресурсов, расцветших буйным цветом во время каденции бывшего президента, которые выявлены и расследуются правоохранительными органами и фискальной службой в оборонно-промышленном комплексе. В эти схемы, помимо оборонных предприятий государственного и частного секторов экономики, были вовлечены должностные лица органов исполнительной власти, банковской системы, фискальной и таможенной служб, а также некоторые народные депутаты.

Самое отвратительное то, что с ростом объемов финансирования государственного оборонного заказа многократно возросли расхищаемые суммы средств государственного бюджета. Практически во всех регионах страны, где находятся оборонные предприятия, в поте лица трудятся многочисленные конвертационные центры, обналичивающие сотни миллионов гривен, функционируют фиктивные и действующие предприятия, которые "поставляют" предприятиям ОПК несуществующие комплектующие и запчасти, контрафактную и контрабандную продукцию. Только по одной из выявленных фискальной службой таких схем было задействовано более 150 предприятий в четырех регионах Украины.

Не стану скрывать, что самая масштабная из упомянутых мною схем расследуется сегодня Государственным бюро расследований в рамках уголовного производства от 24.04.2014 г., вероятно, доставшегося бюро в наследство от Генеральной прокуратуры как "неликвид". 

Следователи ГБР, судя по всему, забросили очень большой невод для отлова "крупной рыбы", пользуясь терминологией Ю.Луценко. В сферу следственных действий лишь одной группы следователей ГБР сегодня попали более 25 украинских банков, где находились и находятся счета спецэкспортеров, а также предприятий уполномоченных на реализацию излишнего военного имущества на внутреннем рынке. 

Вниманием ГБР не обделена и пребывающая в Лондоне бывший руководитель Национального банка Украины В.Гонтарева, а также должностные лица, осуществлявшие контроль и надзор за движением средств по внешнеэкономическим контрактам в сфере экспорта продукции военного и двойного назначения. По данным наших источников в правоохранительных органах, следователи устанавливают круг лиц, причастных к внесению изменений в нормативно-правовую базу Нацбанка, позволяющую предприятиям ОПК осуществлять перечисление крупных сумм на счета офшорных компаний по внешнеэкономическим контрактам с признаками фиктивности. Период охвата отслеживаемых операций по счетам предприятий оборонной промышленности идет с 2000 г. и по настоящее время. Особых открытий в этом плане ГБР не ждет. 

Технология теневых операций при реализации военного имущества заключается в том, что оружие и боевая техника реализуются уполномоченными Кабмином на эти операции предприятиями (большинство из них являются также спецэкспортерами) на внутреннем рынке коммерческим структурам, а затем продаются через тех же спецэкспортеров на внешнем рынке. Дельта от этих операций благополучно делится между участниками схемы. Понятно, что покупать оружие на внутреннем рынке могут лишь воинские формирования, созданные в соответствии с законодательством Украины, но в этом случае наши правоохранительные органы никак не могут разобраться с правомерностью этих операций. В 2013 г. СБУ даже вела уголовное производство в связи с выявленным в селе Засупоевка огромным арсеналом оружия, владельцем которого оказалось частное предприятие. Естественно, данное производство успешно похоронили. Видимо, "аргументация" коммерсантов оказалось гораздо весомее законодательства.

Кстати, кому, как не Павлу Букину — руководителю ГК "Укроборонпром", бывшему руководителю ГК "Укрспецэкспорт", много лет торговавшему оружием на внешних рынках, не знать о всех нюансах вывода в тень с использованием офшоров многомиллионных денежных средств. Даже не сомневаюсь, что Павел Юрьевич вполне может стать достойным консультантом ГБР по схемам теневых заработков на агентском вознаграждении, маркетинговых и транспортных затратах, страховании товара. А ведь как сказала одна волонтер и многократный советник министров силового блока, аффилировавшая себя с командой новоизбранного президента, в недавнем ток-шоу, П.Букин — профессионал в своем деле, и только суд может установить его вину. Действительно только настоящий профессионал может много лет участвовать в оружейном бизнесе и быть все еще на свободе. На сегодня он засветился пока лишь в одном из эпизодов в уголовном производстве НАБУ, как Паша, которому Жуков Виталик не давал бы.

Наиболее яркое представление об эффективности современного менеджмента "Укроборонпрома" во главе с П.Букиным президент В.Зеленский сможет получить, ознакомившись с информацией о событиях, происходивших в концерне в последние месяцы, когда П.Порошенко и его команда поняли, что властный Олимп для них недосягаем. Необходимо в кратчайшие сроки установить, какие внешнеэкономические контракты были заключены, какие предоплаты по ним получены и куда эти средства подевались. Иначе Украину ждет громкий скандал и серьезные финансовые претензии за невыполнение международных обязательств.

В украинском оружейном бизнесе много высококвалифицированных специалистов, но действительными профессионалами они становятся лишь после того, как получают доступ в первый кабинет страны или в крайнем случае "одобрямс" оттуда. Неужели кто-то сомневается в том, что П.Порошенко не был осведомлен о "профессионализме" О.Гладковского, своих назначенцев в "Укроборонпроме", руководителей, аффилированных с ним предприятий, той же "Кузни на Рыбальском"? 

Совсем не случайно в ряде уголовных производств по фактам разворовывания в оборонке фигурирует 111 статья Уголовного кодекса — государственная измена. Совершенно очевидно, что без ведома высших должностных лиц государства воровать бюджетные средства, направляемые, например, на финансирование государственного оборонного заказа, невозможно. К сожалению, на сегодня оценить масштабы воровства в оборонке очень сложно, поскольку пока нет ни одного уголовного производства, завершившегося для расхитителей обвинительным приговором. Это произойдет только в случае, если правоохранительные органы не получат задачу спустить все на тормозах. И такие опасения есть. Напомню, эпизод по делу Жукова—Рогозы—Гладковского, где фигурировал упомянутый выше П.Букин, завершился тем, что "бизнесмены-контрабандисты" просто доплатили налоги за поставку похищенных комплектующих с оборонного предприятия.

Я не буду детально описывать все ухищрения отечественных мародеров, но один из эпизодов требует особого внимания. В январе 2019 г. Минобороны подало в Хозяйственный суд иск о взыскании с ООО "Украинская бронетехника" 6,67 млн грн за невыполнение государственного оборонного заказа на поставку бронемашин "Варта". В августе суд иск удовлетворил, но на сумму всего лишь 2,4 млн грн. При этом в декабре прошлого года суд удовлетворил аналогичный иск к этому ООО на сумму 300 тыс. грн. Допускаю, что для оборонного заказа на 200 млн грн для "Украинской бронетехники" такой штраф малозначителен. Даже не буду упоминать об ООС и настоящих владельцах указанного предприятия, что придает этой теме совсем иную окраску. А вот эпизод из жизни Верховной Рады напомню.

В январе 2016 г. народные избранники проголосовали за законопроект о введении уголовной ответственности за невыполнение оборонного заказа и отправили на подпись А.Парубию. Там он провалялся более трех лет лишь потому, что депутат И. Винник внес проект постановления об отмене данного решения Верховной Рады, отметив, что вопрос ответственности за невыполнение оборонного заказа надо рассматривать через призму коррупции, а не уголовной ответственности. Есть еще вопросы о конечных бенефициарах ООО "Украинская бронетехника"?

 

Зыбучая дорога в дюнах "Укроборонпрома"…

Обретший должность главы наблюдательного совета "Укроборонпрома" А.Абромавичус все чаще вспоминается как фигурант громкой отставки с поста министра экономического развития, связанного с попытками лиц из окружения бывшего президента пропихнуть в Минэкономразвития своих людей для решения "чувствительных" вопросов. Наши европейские партнеры на эту отставку отреагировали очень нервно, пророча Украине отказ в международной помощи, провал реформ и полномасштабный экономический кризис. Они могут больше не переживать — уголовное производство по этому факту за истечением срока давности закрыто. Как будто ничего и не было.

Вполне возможно, если бы не скоропостижная отставка, инвестиционный менеджер А.Абромавичус проявил бы себя в Украине как талантливый экономический гуру, и наша страна достигла бы невероятных высот в экономике. Однако поручить проводить эксперименты над украинским оборонно-промышленным комплексом, находящимся в тяжелом экономическом, финансовом и техническом положении, человеку, который даже не может читать документы на языке страны пребывания, а тем более в условиях боевых действий, — вещь, граничащая с преступной халатностью.

Может быть, в современных условиях главному реформатору оборонно-промышленного комплекса страны стоило бы все-таки получить высшее образование, а не останавливаться на степени бакалавра? Особенно с учетом того, что наши американские и европейские коллеги имеют возможности подготовки специалистов для этой сферы. 

К сожалению, также не увенчалась успехом и моя попытка обнаружить информацию об опыте управления отставного министра оборонной промышленностью в других странах или хотя бы отдельно взятым иностранным предприятием, выпускающим оборонную продукцию, или хотя бы каких-нибудь предприятий, или его достижения в сфере реформ. Эти обстоятельства как нельзя лучше объясняют более чем скромные высказывания главы наблюдательного совета о существующих проблемах в "Укроборонпроме": проблемы имиджа, коррупции внутри концерна, проблем вовне УОП. 

Начну с последней проблемы. Открою А.Абромавичусу "важную государственную тайну" о том, что Украина аккурат после его отставки перешла к планированию государственного оборонного заказа на три года. Помимо этого, основные оборонные стратегии и программы, включая Программу развития вооружений, военной и специальной техники, Программу реформирования и развития ОПК, Программу развития Вооруженных сил, предусматривают проведение соответствующих мероприятий на перспективу 10–20 лет.

Более серьезной "проблемой" вне "Укроборонпрома", как мне представляется, является то, что частные предприятия более вариабельны и мобильны в принятии решений, особенно в сфере разработки и создания новых видов вооружений и военной техники. При сохранении такого положения дел предприятия "Укроборонпрома", которые уже сегодня выполняют оборонный заказ наравне с частными предприятиями в пропорции 50 на 50, могут вообще потерять государственные контракты в ближайшей перспективе. Понятно, что в этом случае непременно возникнет вопрос о целесообразности существования государственного сектора оборонной промышленности в Украине в таком виде.

Вероятно, глава наблюдательного совета не в курсе, что "Укроборонпром" и его спецэкспортеры долгие годы сами создают вне концерна проблему для всех предприятий оборонной промышленности, используя свое, созданное исполнительной властью, искусственное монопольное положение в сфере экспортно-импортных операций с вооружениями и военной техникой? Создав достаточно неплохую отечественную систему экспортного контроля, правда, не лишенную коррупционных проявлений, государство ограничило большинство предприятий частного и государственного сектора экономики в возможности внешнеэкономических операций со своей продукцией, включая в том числе импорт комплектующих для собственных потребностей. 

Проблема коррупции внутри концерна, о которой говорил А.Абромавичус, конечно, важна, но вовсе не непреодолима. Большая часть позиций, генерирующих коррупционные проявления в концерне и его предприятиях, заложены в уставе самого "Укроборонпрома", в системе управленческих решений его аппарата, а также в неконституционном способе формирования наблюдательного совета и делегированной президенту Кабинетом министров функцией назначать генерального директора.

Можно под лупой изучать Конституцию Украины, но вы не найдете у президента полномочий назначать руководителя субъекта хозяйствования и членов наблюдательного совета такого субъекта. Напомню, что Закон "Об особенностях управления объектами государственной собственности в оборонно-промышленном комплексе" должен быть приведен в соответствие с действующей на сегодняшний день Конституцией. Фактически сегодня ответственность за состояние дел в "Укроборонпроме" несет не орган управления концерна — Кабинет министров, а президент, знающий о проблемах предприятия в большинстве своем понаслышке.

Несколько слов о проблеме имиджа. Деловой имидж концерна формируется четким исполнением контрактов с иностранными партнерами, а не сиюминутной целесообразностью и жаждой наживы отдельных функционеров оружейного бизнеса. Репутация на международных рынках вооружений создается годами, а теряется в течение нескольких минут. Без четкого плана выполнения спецэкспортерами отложенных обязательств по экспортным контрактам имидж надежного контрагента в этой сфере Украине не вернуть не только в ближайшие годы, но и в далекой перспективе, а соответственно, невозможно будет получить новые заказы, увеличить объемы производства и привлечь инвестиции в оборонную промышленность. 

Понятно, что украинский ОПК представляет серьезный интерес для иностранных партнеров, с которыми уже сейчас ведутся консультации и переговоры, может быть, не такими темпами и не с таким охватом сфер возможного сотрудничества, как хотелось бы.

Заявляя в своем недавнем выступлении в аппарате СНБО о необходимости создания совместных предприятий в оборонно-промышленном комплексе, новоизбранный глава наблюдательного совета концерна, вероятно, опять был не в курсе того, что для реализации подобного проекта необходимо по меньшей мере внесение изменений в десяток действующих законодательных актов и подготовки еще целого пакета проектов законов, регулирующих военно-техническое сотрудничество и процесс создания и производства вооружений, принятия которых ждут предприятия госсектора и частного бизнеса.

Не могу не вспомнить еще одну проблему, задекларированную вскользь А.Абромавичусом, а также секретарем СНБО А.Данилюком, — проблему секретности государственного оборонного заказа. Гриф секретности для основных показателей государственного оборонного заказа определяется конкретным оборонным заказчиком — Минобороны, СБУ, МВД и т. д. Приказом СБУ утверждается свод сведений, составляющих государственную тайну. Необоснованное засекречивание сведений, в том числе и в оборонном заказе, влечет за собой ответственность. Все процедуры в этой сфере четко регламентированы, а посему не вижу никаких препятствий для принятия решения о рассекречивании некоторых позиций оборонного заказа. Появится ли после этого конкуренция? Не появится однозначно. 

К сожалению, в государственном секторе украинской оборонной промышленности действительно большинство предприятий госсектора производит уникальную продукцию, обеспечивающую сегодняшние потребности силовых ведомств, которая в Украине и за рубежом не производится больше ни одним субъектом хозяйствования. Понятно, что создание конкурентной среды в этой сфере в ближайшей перспективе невозможно и требует колоссальных вложений, которые в сотни раз превышают оборонный бюджет. Кроме того, большинство предприятий "Укроборонпрома" являются ремонтными предприятиями и не могут без соответствующего финансирования быть переведены на выпуск новой продукции. Кому как не бывшему министру экономического блока правительства об этом не знать!

Сам принцип формирования грифа секретности государственного оборонного заказа закладывался в момент создания законодательной и нормативно-правовой базы в этой сфере более 20 лет назад и был обусловлен тем, что в него включались НИОКР—ОКР создания новых критических технологий, материалов, разработок новейших систем, управления Вооруженными силами, вооружений и военной техники. К настоящему времени большинство позиций в оборонном заказе составляют закупки конкретных образцов вооружений. Надо ли секретить закупку 10 танков "Оплот" или двух пистолетов иностранного производства? Не уверен.

Загрузка...

 

Больше надежд на возникновение конкуренции в сфере создания и производства вооружений я бы возложил на развитие частного сектора оборонной промышленности и государственно-частного партнерства, особенно учитывая возможности сотрудничества с иностранными партнерами. 

Судя по заявлению секретаря СНБО А.Данилюка по итогам недавнего координационного совещания по вопросам реформы ОПК в аппарате Совбеза о создании некоего государственного органа, который будет выполнять функцию акционера ГК "Укроборонпром", лично у меня возникает чувство, что новоявленные реформаторы не очень представляют, что происходит в "Укроборонпроме" и вообще в оборонно-промышленном комплексе страны.

Воистину гора родила мышь! Создание надстройки над настройкой — это верх управленческой мысли. Может, кто-нибудь почитает А.Данилюку Закон "Об особенностях управления объектами государственной собственности в оборонно-промышленном комплексе", где все это подробно прописано?

Непрофессионализм, некомпетентность, неэффективность и беспросветная глупость менеджмента могут убить отечественный оборонно-промышленный комплекс гораздо быстрее — еще до начала анонсированных президентом В.Зеленским реформ! 

фото: strana.ua

Дмитрий Менделеев

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.