Аналитика

«Зелебобики» перестали бегать стадом?

Еще недавно «слуги народа» отличались завидным или, наоборот, незавидным — это как посмотреть — единодушием. Нажимая кнопки в тупом припадке то ли партийной дисциплины, то ли боязни лишиться депутатского мандата, они голосовали за все, что им подсунут партийные бонзы. Конечно, если собранное из чего попало стадо зелебобиков можно назвать партией...

Но недолго музыка играла, недолго фрайер танцевал, как говорится. В рядах «слуг народа» начались ожидаемые разброд и шатание. И начались они, как и следовало ожидать, в момент окончательного «решения вопроса» с депутатской неприкосновенностью. Оно и понятно: стадо — стадом, но инстинкт самосохранения еще никто не отменял.

Сразу же оговоримся, что в Украине депутатская неприкосновенность нужна, что бы и кто бы чего об этом ни рассказывал. В обстановке всеобщего беспредела и морального уродства любому гражданину, включая депутата, могут подбросить что угодно — от наркоты до атомной боеголовки. Правда, то же самое могут подбросить не только народному избраннику, но и кому угодно, а фабрикация уголовных дел давно стала прибыльным бизнесом для так называемых «правоохренителей», а также способом сведения счетов, устранения конкурентов, политических оппонентов и прочее.

А главное, отсутствие иммунитета у разного рода «элиты», которой оный иммунитет по статусу не положен, также совершенно не гарантирует, что они понесут ответственность за преступления. Чтобы было понятно, Свинарчук, Гонтарева, Омелян и прочие подобные персонажи иммунитета не имеют, но это не мешает им безбедно существовать и радоваться жизни.

Поэтому отмена иммунитета для депутатов — не более чем «пиар-мулька» Зеленского, которая принципиально ничего не меняет, этакая собачья кость «лохторату», чтобы тот аплодировал, как на концерте «квартала». «Лохторат», хоть и с затуханием, пока еще аплодирует, ибо думает, что это и есть та самая долгожданная справедливость, хотя в реальности это очередной банальный «развод» перед окончательной распродажей остатков страны, прежде всего земли.

Принятие законопроекта об отмене депутатской неприкосновенности прошло «на ура». Подчеркнем некоторые детали.

Законопроект № 7203 о внесении изменений в статью 80 Конституции Украины относительно депутатской неприкосновенности был внесен еще при предыдущей власти, причем Петром Порошенко, но долгое время отлеживался в Раде. Законопроект был рассмотрен в первом чтении и прошел экспертизу Конституционного Суда, но с рядом оговорок.

Новый состав парламента 3 сентября проголосовал за него во втором чтении 373 голосами при 300 необходимых. Норматив был направлен на подпись Зеленскому.

Если ныне депутаты не могут быть привлечены к ответственности без согласия парламента, то с 1 января 2020 года такого согласия не нужно, а освобождаются они от ответственности только за результаты голосований.

Новый, пока еще не вступивший в силу норматив направлен против представителей режима Порошенко, включая самого «Пэдро», которые спрятались за депутатской неприкосновенностью.

Но главной мишенью новых норм должны стать депутаты от партии Зеленского, которые составляют большинство парламента. Напомним, что в парламент под вывеской «слуг народа» прошли 254 депутата, из которых 130 являются мажоритарщиками. О том, что в рядах «слуг» насчитывается множество сомнительных элементов, сказано уже много. Свою фракцию Зеленский и компания, очевидно, намерены держать в узде именно при помощи новой нормативной базы, прежде всего лишающей депутатов пресловутой неприкосновенности. Кроме того, в рядах «слуг» существуют различные группы влияния, например, группа Коломойского, которая ориентируется отнюдь не на Зеленского.

Особо изумил тот факт, что наряду со «слугами», нажавшими на кнопки по команде свыше, за норматив проголосовали и другие фракции, кроме ОПЗЖ, в которую входят не только фанаты Кремля и «медведчукисты», но и разного рода личности с бизнесово-коррупционным бэкграундом наподобие такого персонажа, как Столар. Что заставило, например, «Батьківщину» и лично Юлию Тимошенко проголосовать за норматив, непонятно. Есть версия, что за долгие годы обещаний отменить неприкасаемость «элита» настолько заигралась, что пришлось голосовать. Впрочем, это их дела...

После этого начался откат назад. Подписание норматива Зеленским и его окончательное введение в действие застопорились в результате маневров вокруг постановления ОПЗЖ об отмене результатов голосования.

Но изменения в Конституции — это еще далеко не все. Необходимо внести также соответствующие изменения в законы о статусе народного депутата, а также в уголовно-процессуальное законодательство. И здесь «зеленая машинка», которая ранее послушно нажимала на кнопки и штамповала нормативы, окончательно забуксовала.

19 сентября Верховная Рада не смогла принять во втором чтении и в целом законопроект 1009, которым вносятся изменения в отдельные положения уголовно-процессуального законодательства. Проваленный норматив содержал целый ряд изменений, многие из которых весьма сомнительны.

Достойное место в нормативе занимали положения, касавшиеся народных избранников.

Важнейшей новацией здесь следует считать то, что законопроект разрешал задерживать и обыскивать депутатов без лишних проблем в виде разрешения Рады.

Ныне запрещено производить обыск, задержание, осмотр личных вещей и багажа, транспорта, жилого или служебного помещений народного депутата, перлюстрировать его переписку, прослушивать и просматривать телефонные разговоры, телеграфную, интернет-корреспонденцию и прочее. Это разрешено делать только в случае, если Верховная Рада даст согласие на привлечение нардепа к уголовной ответственности.

Законопроект все это отменял, поставив нардепа на одну доску с рядовым обывателем.

Отметим, что пока указанные выше изменения в статью 80 Конституции относительно снятия с депутатов неприкосновенности окончательно не приняты. Поэтому норматив о возможности ведения против депутатов оперативно-следственных мероприятий в обычном режиме выглядит незаконно.

Итак, во втором чтении за изменения в Уголовный процессуальный кодекс проголосовали всего 196 депутатов при 226 необходимых. При этом не голосовали 104 человека, а 36 проголосовали против.

Спикер Дмитрий Разумков поставил на голосование предложение вернуть проект закона в профильный комитет на доработку, что было сделано 242 голосами.

При этом произошло очередное нарушение регламента. Разумков остановил голосование, когда увидел, что оно гарантированно не наберет необходимого количества голосов. Далее в парламенте последовала перебранка на тему о том, можно ли считать состоявшимся голосование за проект закона. Разумков сказал, что за документ было отдано лишь 196 голосов, потому что после его распоряжения остановить голосование часть депутатов уже не голосовала. Такой молоденький врунишка...

Телодвижения Разумкова объяснить можно. Согласно регламенту, если бы голосование прошло по процедуре и дало отрицательный результат, то законопроект пришлось бы снимать с повестки дня вообще, как отклоненный. То есть дальнейшей перспективы у норматива не было бы. Пришлось бы начинать все с самого начала.

А теперь норматив могут опять внести в зал и добиться его принятия, конечно, если повезет.

Все эти маневры депутатов с их неприкосновенностью на самом деле малоинтересны.

Куда более интересным является тот факт, что единство «слуг народа», похоже, окончилось. Это очень важно в преддверии рассмотрения законов о продаже земли, о распродаже крупных объектов государственной собственности и прочих «вкусных» вещей. Впрочем, здесь могут сработать уже не инстинкт самосохранения, переживание за страну и остатки совести, а шкурные интересы тех или иных лоббистских групп, что также разрушит «единство рядов» и, возможно, предотвратит окончательную распродажу остатков страны. Надежда очень слабая, но все-таки...

Это все, что нужно знать о единстве рядов и депутатской неприкосновенности.

Александр Карпец (Украина)

Раздел "Авторы" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Мнение автора материала может не совпадать с позицией редакции. Редакция не отвечает за достоверность изложенных автором фактов.