История

Как книгопечатание изменило отношение человека с Богом

Пока книги — в первую очередь Библия, были штучным и очень дорогим товаром — вопрос о роли церкви, священников и их посреднической миссии практически не вставал. Монахи и священники (Церковь) имели доступ к знанию об истинной вере и спасении, а остальные — те, кто правил, воевал, пахал, занимался ремеслом или «делами» — должны были следовать их указаниям.

 

Зато как только печатный станок позволил расширить рынок и сделал Священное писание доступным для многих, тут же возник вопрос: а нужен ли специальный посредник для общения человека с Богом, нужен ли кто-то, кто за нас решает, что имеется в виду в той или иной книге Библии? И шире — нужен ли нам вообще посредник в деле спасения нашей души?

Через 60 лет после того, как Гуттенберг напечатал свою первую Библию (разумеется, на латыни), Мартин Лютер выступил со своими 95 тезисами, отрицающими роль церкви как посредника в отношении человека с Богом. Теперь ведь все, кто правит, воюет, занимается ремеслами и бизнесом, могут сами открыть Книгу и узнать все что нужно про веру и спасение. Зачем посредники?

 

 

Более того едва ли не первое, что сделал Лютер после обнародования своих тезисов, — сел за перевод Библии на немецкий язык. К тому времени развитие типографских технологий уже позволяло издавать книги огромными тиражами (по несколько тысяч экземпляров) и сравнительно недорого. А значит, покупать их могли обычные горожане, не знавшие латыни.

Так началась Реформация. 

фото: Фердинанд Паувелс. «Лютер вывешивает свои 95 тезисов». 1872

Андрей Громов